Новости

26.08.2008 02:00
Рубрика: Происшествия

101-й километр со всеми удобствами

Для бывших арестантов создается сеть социальных общежитий

Куда пристроить бывшего арестанта? Советская власть отвечала на этот вопрос просто: за сто первый километр, где создавались своеобразные заказники для всех, кого государство не хотело видеть на улицах больших городов.

После распада СССР положение изменилось. Теперь вчерашнего заключенного выпускают на все четыре стороны. Есть куда идти - хорошо. Нет - пусть сам разбирается. Казалось бы, это частные проблемы человека. Однако, если его не принимает общество, ему протянет руку помощи криминал. Тогда это будет уже наша с вами проблема. Как быть?

Оригинальный проект начинается в Архангельской области, где власти берут под опеку бывших арестантов и всех, кто оказался в тяжелой ситуации, хоть на большую дорогу выходи. В регионе началось строительство сети реабилитационных центров для вчерашних арестантов.

- В первую очередь это социальный проект. Его главные инициаторы - местные власти, администрация области. Но мы планируем предложить эти наработки для внедрения и в других регионах страны, - сообщили корреспонденту "РГ" в Федеральной службе исполнения наказаний.

По замыслу в реабилитационных центрах людям не только предоставят кров, но помогут устроиться на работу или получить юридическую помощь. В ближайшие четыре года подобные центры появятся во всех районах области. Но это только часть большой программы, которую разработали тюремное ведомство и администрация области.

Теперь колонии будут заключать договоры с местными центрами занятости - так называемыми биржами труда. Они начнут вместе подыскивать арестанту работу еще до его освобождения. Теоретически так должно быть и сегодня. Но часто письма социальных работников из колонии остаются без ответа. Причины объяснил корреспонденту "РГ" бывший арестант Николай Т., освободившийся после двухлетнего срока за кражу.

- Я вернулся в родной город в Московской области, а начальник паспортного стола прямо заявил, что судимый ему на территории не нужен, поэтому меня не пропишет. И посоветовал уехать по-доброму. В другой район. А лучше - в другую область. Все равно милиция не даст здесь жить: проверками замучает. Работу тоже трудно найти: практически все работодатели пугаются, узнав, что я судимый. Куда идти за помощью? К воровской братве?

По данным экспертов, только 10-15 процентов заключенных можно назвать закоренелыми преступниками. Они для себя уже все решили. У остальных есть шанс встроиться в нормальную жизнь. Но как раз этого шанса их и лишают. Часто бывает, что на воле человека никто не ждет. И если он вдобавок не заработал миллионы или не сумел спрятать, то у него на свободе возникут большие бытовые проблемы. В результате многие предпочитают возвращаться в тюрьмы. Скажем, в Красноярском крае ранее судимый гражданин остановил прохожего и выхватил у него торт. Растоптав лакомство, грабитель попросил вызвать милицию. Выяснилось, что преступник, отсидев 12 лет, не нашел себе места в вольной жизни и решил вернуться в привычный мир. Такие примеры не единичные.

Поэтому многие ведомства - минюст, ФСИН, МВД, Уполномоченный по правам человека выступают за принятие федеральной программы по реабилитации бывших арестантов.

По словам представителей ФСИН, проект в Архангельской области вполне может стать модельным для федеральной программы. Дело не только в реабилитационных центрах, которые, кстати, сегодня открываются во многих регионах страны. В Архангельской области власти ПТУ при колониях будут учить арестантов востребованным в конкретной местности специальностям.

Кроме того, местные власти будут ремонтировать дороги, ведущие к колониям, и вводить новые рейсовые маршруты. В том числе для того, чтобы родным арестантов было легче добраться на свидание. Это тоже социальная программа.

Местные связисты помогут проложить в колонии линии цифровой связи. Ведь сегодня у заключенного есть право отнюдь не на один телефонный звонок: переговорные пункты открыты во многих зонах. Особых ограничений нет, но есть очередь, режим работы и финансовые моменты - межгород платный. Понятно, что криминальные секреты по такой линии не выдашь, все контролируется. Зато справиться о здоровье родителей - пожалуйста.

Плохая новость для криминала: в рамках этого же социального проекта есть скромный вроде бы раздел - "профилактика преступности". Она предусматривает в том числе и закупку на средства местного бюджета глушилок для зоны. Чтобы замолчали нелегальные мобильники у тюремных авторитетов.

Интересно, что социальная программа, разработанная ФСИН и областной администрацией, подразумевает помощь не только вчерашним арестантам, но и лицам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Это тоже профилактика преступности. А главное, здесь есть справедливый момент: государство готово опекать не только вчерашних преступников, но и тех, кто просто оказался в тяжелой ситуации. Ведь трудности могут толкнуть его в криминальную среду.

прямая речь

Юрий Калинин, директор ФСИН:

- Реабилитация человека должна начинаться с первых дней, как он попал в колонию. В этом мы рассчитываем и на помощь общественных советов, и правозащитников. Наша система сегодня открыта для общественного контроля. Конечно, у нас есть и негативные моменты, с которыми мы боремся. Полагаю, что сыграют свою роль в этом и общественные советы, которые сейчас создаются.

Реабилитационные центры для бывших осужденных сейчас работают в Красноярском крае, Тверской, Омской, Свердловской, Воронежской, Ростовской и Московской областях. Где-то такие центры созданы местными властями, где-то - общественными организациями или православными общинами. Кроме того, во многих наших учреждениях действуют реабилитационные центры внутри самих колоний, где заключенных готовят к выходу на свободу. С ними работают психологи и социальные работники, им помогают оформить документы.

Полагаю, важно также развивать и профилактические программы, чтобы удерживать людей от тюрьмы. Необходимо шире применять альтернативные наказания без лишения свободы.

При этом не стоит забывать, что есть категория лиц, освободившихся из мест лишения свободы, за которыми нужен строгий надзор и после освобождения. Так что, с одной стороны, требуется помощь тем, кто готов вернуться к нормальной жизни. С другой стороны, надзор за теми, кто опасен для общества.

Происшествия Правосудие Тюрьмы