Новости

28.08.2008 01:00
Рубрика: Спорт

Китайская народная революция

О том, чем запомнится Олимпиада-2008, рассказывает наш специальный корреспондент в Пекине Николай Долгополов

Секрет всемирного разгрома

Российская газета: Николай Михайлович, это уже десятая Олимпиада, которую вы освещали. Имея такой опыт, ожидали ли, что китайцы устроят остальному миру этот спортивный погром?

Николай Долгополов: Не мог и предположить. Был уверен: их время еще не пришло. Погрома ждал к Лондону. Мол, наберутся опыта после своей Олимпиады, вырастят отдельных индивидов в легкой атлетике и в плавании, где они не сильны, и вот уж тогда... Так думали все. До Игр я говорил с десятками самых разных продвинутых иностранных коллег. Все ставили на США, некоторые по старой памяти считали, что борьбу за второе место с Китаем завяжем мы. Иных раскладов даже не прогнозировалось.

РГ: Но как удалось китайцам и почему не удалось нам? Денег-то на этот раз было влито немерено.

Долгополов: Хочу рассказать одну историю. В 2003-м некий австриец Шлягер вдруг нежданно обыграл на первенстве мира всех китайцев в их любимый пинг-понг. Он выигрывал у них одним: коротким ударом слева, который азиатам при хватке пером отразить было невозможно. А сейчас они разгромили всех, освоив тот же теоретически невероятный удар слева. Хотя это против всех человеческих возможностей, при этом надо работать и руками, и ногами так, как никто никогда не работал.

РГ: То есть уникальный "штучный" трюк они поставили на поток?

Долгополов: Да, причем как им это удалось, мне понять не дано. Думал, хоть швед Иорген Перссон, которому 42 года, он участник шести Олимпиад, подскажет. Но и у него, великого и прославленного, нет даже намека на догадку. Иорген, единственный из европейцев, прорвался в полуфинал. А там мне на этого короля Европы глядеть было больно и обидно.

РГ: Почему?

Долгополов: Не люблю смотреть на избиение младенцев. А шведа били очень больно.

РГ: О том, что китайцы хороши в настольном теннисе, известно. К чему вы это рассказали?

Долгополов: Да к тому, что они практически во всех видах спорта устроили революцию. Везде добивались и много где добились невозможного. Повсюду - китайская народная революция, которая приводила к свержению всех старинных и выверенных понятий о возможностях нормального человека.

РГ: Что, по-вашему, китайцы ненормальные?

Долгополов: Они безумцы, фанаты - в хорошем смысле слова. Я вспоминаю рассказы моих старых друзей-хоккеистов. С ужасом и одновременно восхищением они говорили мне о бесконечном сидении на сборах с тренером Анатолием Владимировичем Тарасовым.

РГ: Так и выигрывали в те годы все и у всех.

Долгополов: Почти все. И китайцы переняли у нас эту бесчеловечную, подавляющую личность, но гениальную систему подготовки. В 2006-м я попал на финал Всекитайской спартакиады в Нанкин. Уже на ее спортивных объектах можно было бы провести эту Олимпиаду. И когда я спросил, зачем вбухали миллиарды, Игры-то через два года, да и не в Нанкине, на меня посмотрели с удивлением. На этих объектах и сидят месяцами, годами их кандидаты в сборные. То есть это тарасовский метод в китайском, еще более жестком, даже жестоком исполнении. Тут любой человеческий материал забегает и запрыгает. А не запрыгает - с вещами на выход.

РГ: И сколько таких тренировочных лагерей?

Долгополов: Я не знаю. Говорят, от 40 до 80. В Нанкине китайцы еще не были закрыты, но через год закрылись намертво. И даже наших из вроде бы дружественного им Олимпийского комитета России не подпускали к своим и на выстрел.

РГ: То есть вся жизнь ради одной медали? Но стоит ли она такого существования?

Долгополов: Вопрос философский. Стоит ли олимпийская победа подобных самоотречений? Забудем о травмах, которые при такой жесточайшей подготовке-истязании неизбежны. Не будем вспоминать и о нравственных мучениях тех, которые, проведя четыре года в лагере, в последний момент не попали в сборную. Зато у горстки победителей золотые медали, слава, деньги, уважение всего миллиардного народа. Нам такие тренировки кажутся надругательством над личностью. Но ведь люди идут на это сознательно. Спорт ныне таков, что только боль и страдания приводят к цели.

РГ: Говорят, медали доставались китайцам не без помощи побочных средств.

Долгополов: В спортивном мире идет борьба двух начал. Борцы с допингом делают все, чтобы его обнаружить, и тратят на это миллионы. Борцы за победу любой ценой тратят еще больше. Но есть и третья, пока не столь заметная группа, которая процветает в США и, думаю, в Китае. Сами американцы мне рассказывали, что есть ампулы, позволяющие спортсмену без всякого допинга набрать сил. И даже не для соревнований - для элементарной тренировки. Один волшебный укол из такой ампулы стоит минимум 1000 долларов. Иногда спортсмены пользуются двумя, на последних перед соревнованиями сборах тремя такими инъекциями. Боюсь или радуюсь, что к нашим это не относится: пока слишком дорого. Но как мог пахарь Фелпс выйти 17 раз на старт, установить 7 мировых рекордов и занять 8 первых мест без помощи не запрещенных - пока - правилами восстановителей? Все в этом мире давно просчитано учеными.

РГ: Кто, по-вашему, стали главными героями этих Игр?

Долгополов: Фелпс и Болт. Я бы поменял их местами - Болт плюс Фелпс, и обязательно добавил бы сюда Елену Исинбаеву.

РГ: Патриотизм в вас так и играет.

Долгополов: Исинбаева еще и красивая женщина, умеющая ладить с журналистами. Ее мировой рекорд - 5.05 - 24-й в ее коллекции. Но я все-таки о Болте. Никогда в истории легкой атлетики не было такого конгениального, безумного, неконтролируемого шиза, как темнокожий Болт. Он лентяй, нарушитель режима - это, мягко говоря, непослушный ученик знаменитых тренеров. С его любовью к ночным клубам и невероятным разгильдяйством он был бы отчислен из любой сборной - советской, российской, американской... Но на Ямайке Болта терпели, выхаживали как раненного на голову бойца, прощали все. Я говорил с ним в Пекине. Он явно не от мира сего, но разве от мира сего был Эйнштейн? Или Ван Гог с Шостаковичем? Хотя Дмитрий Дмитриевич стоял на земле попрочнее. А Болт по ней летает. Его три мировых рекорда на 100, 200 метров и в эстафете 4 х 100 стоят, на мой взгляд, подороже семи мировых Фелпса. Но меня просто угнетала легкость, с которой Болт терял драгоценные сотые, а то и десятые. Он плевал на свое время, иногда демонстративно притормаживая за 10-20 метров до финиша. 100 тысяч долларов, уготованных за каждое достижение Международной федерацией легкой атлетики, его совершенно не волновали.

РГ: Но почему? Ведь он вроде из бедной семьи.

Долгополов: Я познакомился с его папой, мамой и прочими родственниками. Простые люди, как у нас сказали бы, от сохи. От ямайской. Все жаловались, что сын плохо учился, да и на тренировки его заставляли ходить сначала силой, а потом уговорами. Болт откровенно признался мне: "На Игры я приехал развлекаться".

РГ: Здорово развлекся.

Долгополов: У гениев свои развлечения. А Фелпс четыре года пахал, не вылезая из бассейна. До трех лет сплошной астенический синдром. Мама развелась с папой, но все равно совместными усилиями больного сынишку водили в бассейн. И доводили до восьми золотых медалей. Теперь он самый титулованный спортсмен мира. Его годовой доход после Пекина перевалит за 100 миллионов. И плавать Фелпс собирается до Лондона-2012. Быть может, мы еще увидим первого спортсмена-миллиардера.

О наших

РГ: А что же наши?

Долгополов:  Это очень больной для меня вопрос. С 1976 года я еще никогда так не переживал. Нам обещали, что первые дни будут для России сложными из-за неудачно составленного для нас расписания. Слово сдержали - они оказались провальными. Но при всем своем осторожном пессимизме я не ожидал нескольких трагических неудач. Причем меня удручали не проигрыши, а отношение к ним. Вот дважды наша фехтовальщица уступает в полуфинале и в матче за первое место американкам. И полное спокойствие. Откровенно признается, что трагедии из этого не делает. Может, трагедии и не надо, но выводы делать обязательно нужно. Я уже говорил о китайцах. Да они бы сгорели со стыда за такое выступление. Оно для них немыслимо. Хорошо, что мы освободились от своих коммунистических постулатов, но заодно с ними пропал и патриотизм.

РГ: К счастью, не у всех.

Долгополов: У многих. И это было видно. Чемпион Европы - мужская сборная по баскетболу - не выходит из группы. Такого быть не может! Это недостойно этих игроков. Что случилось? Я помню 1976-й, Монреаль, финал гандбольного мужского турнира. Израненные, избитые, освистываемые зрителями гандболисты нашей команды просто уничтожают румын. Климов, Гассий, нынешний главный тренер сборной Владимир Салманович Максимов не просто выигрывают - делают это с лихостью, с удалью. Их атака - кинжальный прорыв маршала Жукова на отдельно взятом гандбольном направлении. Сейчас такого ни в одном игровом спорте я не видел. Некоторые старались, упирались, выкладывались. В меру сил, не более.

Летел обратно в самолете, набитом ветеранами нашего спорта. Они скорбели именно из-за игровиков. И на вопрос, как вы думаете, почему проиграли, разные люди отвечали одинаково: "Так не дрались же. Да и зачем им драться?"

РГ: Но ведь сто тысяч евро за первое место плюс всякие премии от спонсоров, местных властей и спортобществ, в сумме они могут перевалить даже за полмиллиона. За это можно и побороться.

Долгополов: Не всем. Некоторые и так получают в своих клубах тысяч по сто в месяц. Они и выехали в Пекин, как на каникулы. К счастью, таких в сборной было не так много. Но - были. И если к Лондону их станет хотя бы на треть больше, то наш знаменитый финишный медальный рывок уйдет в историю.

РГ: Почему на треть?

Долгополов: Считается, что страна-организатор завоевывает на треть медалей больше, чем обычно. Я видел планы организаторов Игр-2012. Там они собираются стать третьими-четвертыми. Уже ясно, что нам будет трудно справиться с китайцами-американцами. Подросли бледнолицые соперники с Альбиона. Впрочем, бледнолицые с натяжкой. Сколько темнокожих спортсменов набрали они за последние полтора года из стран своего Содружества! А наберут еще больше - такая тенденция. Дешевле пригласить прыгуна в высоту Мэсона с Ямайки, чем воспитать такого дома. Мэсон прыгает, конечно, не за похлебку, но за быстро предоставленное гражданство, хорошую стипендию и причитающиеся ко всему этому диплом престижного университета и квартиру в Лондоне. Британцы намерены вложить в подготовку спортсменов к Играм-2012 от 500 до 700 млн фунтов. Думаю, как раз они, обойденные нами на финише в Пекине, и станут главными конкурентами в своих лондонских туманах.

Нужны фанатики

РГ: А нужна ли эта безудержная гонка за медалями? Может, все, что вложили в олимпийскую сборную, просто отдать детям? Больше толку будет?

Долгополов: Может, больше, а может, и нет. Все зависит от того, как тратить вкладываемое. Россия с древних времен - страна личного примера. У нас равняются на героев. А не будет икон вроде Родниной или Исинбаевой - и детская нога на стадион не ступит. В России возникла очень сложная, деликатная ситуация. Надо срочно выстраивать четкую вертикаль отечественного спорта. Не хочу казаться приверженцем отжившего, но пример коммунистического Китая и совсем не коммунистической Великобритании доказывают: и в спорте должно быть единовластие. Довольно ссор и взаимообвинений со стороны спортивных руководителей. Это только расхолаживает - тренеров и спортивных руководителей в регионах точно. Конечно, зимняя Олимпиада-2014 в Сочи - это не летние Игры. Но дома таких рывков на финише болельщики уже не простят. Надо готовиться заранее.

РГ: Как? Опять вклад денег?

Долгополов: И это тоже. Ведь хотим мы того или нет, но без денег сейчас никуда. Я уже говорил про ампулы. Минимум 30 тысяч в месяц будет стоить подготовка одного классного легкоатлета. Хотим получить "золото" - придется вкладывать. Не хотим - давайте забудем про медали, про престиж, про всю ту славу, что приносит стране олимпийский успех индивидуума.

Выбирая первый вариант, мы должны признать: если раньше китайцы брали пример с нас, то теперь нам придется брать пример с китайцев. Опять тренировочные лагеря, опять поиск талантов, готовых на самопожертвование. Таких на 140-миллионную страну должно набраться 300-400, может, тысяча. И каждому требуется няня-тренер, администратор-помощник и внимание руководства страны. Пойдем по этому пути - обязательно вытянем.

РГ: Откуда такая уверенность?

Долгополов: В России остались талантливые, даже гениальные тренеры-фанатики. Взять ту же Винер. Да без нее не было бы у нас никакой художественной гимнастики! Это она, безжалостно отсеивая сотни, по зернышку выбирает способных девчонок. И еще ни разу не ошиблась. Малоизвестная Канаева оказалась не хуже, а возможно, и лучше прославленной Кабаевой. Или Татьяна Покровская в синхронном плавании, которую у нас как-то не особо привечают. Человек она требовательный, властный, но исключительно творческий. Заглядывает вперед не на год - на четырехлетие.

Ситуация даже несколько парадоксальная. В популярном во всем мире синхронном плавании практически убито всяческое соперничество. Еще до "выплыва" дуэтов все знают имена чемпионов: Ермакова и Давыдова. В группе посложнее. Однако фаворит тоже ясен. Кто этого добился? Тренеры. Те же Давыдова с Ермаковой сидят, точнее, вкалывают в воде по 10 часов в сутки. Сомневаюсь, что великие наши баскетболисты отрабатывают какие-нибудь трехочковые хоть по часу. Прошло время, когда на медали могли претендовать натренированные середнячки. Нужен отсев, изнурительные тренировки и фанатизм.

РГ: Вы предлагаете, чтобы спортсменам сборной задавали обязательный вопрос: готовы ли вы отдать здоровье, а может, и жизнь, не говоря уже о времени, за Россию?

Долгополов: Не надо утрировать. Хотя в принципе все должно происходить именно так. Может - контракт, в каждом случае индивидуальный, между спортсменом и конкретным спортивным начальником, гарантирующим выполнение взаимных обязательств. Спортсмен должен знать, что в случае травмы он получит компенсацию. А если не потянет и будет изгнан из сборной до Олимпиады, ему гарантирована квартира если не на Тверской, то хотя бы в Химках-Ховрино. И пожизненная пенсия. Плавающая, но только вверх, в зависимости от инфляции. Еще раз повторю: только штучный товар.

РГ: Тема для размышлений.

Долгополов: За которые надо засесть уже в сентябре. Я просто напоминаю, что у тех же китайцев или англичан лондонские спортивные программы уже не только заготовлены, но и утверждены на всех уровнях.

Около Игр

РГ: А что вас поразило в Китае со стороны не только спортивной?

Долгополов: Невероятно продуманная система безопасности. Она истязала меня на всех Олимпиадах, включая московскую. Хуже всего было в 2002-м в Солт-Лейк-Сити, где тебя щупали, раздевали и унижали на каждом шагу. В Китае охрана оказалась безукоризненной. Если уж ты попал в олимпийскую зону, то больше к тебе никто не прикоснется. Проходишь осмотр на выходе из гостиницы, садишься в автобус, и тот, нигде не останавливаясь, въезжает через специальный вход на территорию олимпийского объекта. Мчит только по олимпийской трассе с пятью кольцами, куда не имеет права залезть ни одна машина.

Ты на месте без всяких проверок. Это называется "чистый". Ни на одной Олимпиаде такого еще не было. На мой взгляд, в системе безопасности это такой же прорыв, как достижения КНР в чисто спортивном плане. Люди из оргкомитета Сочи, сновавшие всюду со своими блокнотиками и фотоаппаратами, уверяли, что возьмут такое на вооружение.

А теперь банальность: я изумлен китайскими спортивными объектами. Никогда ни одна страна не строила для Игр столько нового. Только в Китае я понял, почему Москва проиграла свою олимпийскую заявку на Игры-2012. Была использована старая концепция: часть олимпийских сооружений у нас уже построена, так что не опоздаем. Но технологии строительства развиваются теперь с такой же скоростью, как и спорт. И спортивное сооружение 10-20 лет от роду морально устаревает. Никакой, даже самый гениальный архитектор, не сможет угадать тенденции, которые порождает летящее со скоростью света время.

В Китае все дышало новизной. Такой чистоты я не видел даже в сходящей с ума по экологии Норвегии с ее хваленым Лиллехаммером, где проходили зимние Игры-1994.

Первые полтора дня меня угнетали китайские волонтеры в бело-голубых одеяниях. За каждым журналистом бегали по два "бело-голубых", предлагая свои услуги. Если один из них знал слов 20 по-английски, эти услуги были небесполезны. Тут было всего много: волонтеров, компьютеров, моментально доставлявшихся по первой же моей просьбе протоколов. Эта миллионная служба отработала безукоризненно. При всей своей требовательности, иногда даже чрезмерной, признаюсь, пару раз нагловатой, я не получил ни единого отказа.

Апофеозом была сцена отъезда из Пекина. В том же Солт-Лейке нас всех невежливо попросили прибыть в аэропорт часов за шесть до отлета. Мы с Машей Бутырской прибыли за восемь. Когда, отстояв часа четыре, сдали-таки в багаж свои чемоданы, то были предупреждены американцами: возможно, получите их через неделю. И когда в Шереметьеве транспортер выплюнул на ленту Машины коньки (с ними в самолет испуганные американцы не пускали) и мой чемодан, мы вздохнули спокойно. А половина делегации еще неделю таскалась за вещами в Шереметьево.

В Китае все было организовано образцово. Гигантский аэропорт, несмотря на фантастический наплыв людей, выглядел пустым. Все шесть рейсов Пекин - Москва вылетали с крошечным интервалом. Наш, последний, чартерный, задержался лишь минут на 15. Они и здесь все продумали до мелочей.

Спорт Олимпийские игры Спорт Спортивная жизнь Спортсмены
Добавьте RG.RU 
в избранные источники