Новости

28.08.2008 02:00
Рубрика: Экономика

Энергосистемы страны сохранят единство

Преобразования в отечественной электроэнергетике продолжают волновать как специалистов, так и простых граждан. Насколько проведенная РАО "ЕЭС России" реформа отрасли была необходимой, и не поставит ли приватизация под угрозу единство энергетической системы, имеющей принципиальное значение для всей экономики и национальной безопасности?

Ответить на эти вопросы мы попросили председателя Комитета Государственной Думы по энергетике Юрия Липатова.

Российская газета: Юрий Александрович, чего позволила добиться проведенная реструктуризация и как видится развитие электроэнергетики в дальнейшем?

Юрий Липатов: Главное состоит в том, что в результате структурной реформы и формирования системы рыночных отношений в отрасли стало возможным привлечение в нее масштабных инвестиций при сохранении энергосистемы России как единого целого.

Отрасль как была, так и остается в ведении и под контролем государства. Изменяются лишь отношения между ее структурами и звеньями.

Решение проблемы, как не только сохранить, но и еще более укрепить единство энергосистемы в условиях ее частичной приватизации, было найдено в разделении вертикально интегрированных компаний, совмещавших производство, передачу, распределение и сбыт электроэнергии, по видам деятельности.

Монопольные виды деятельности (передача, распределение и диспетчерское управление) решено было передать под полный государственный контроль. Конкурентные же виды деятельности, которые могут привлечь частное финансирование (генерация, сбыт, сервис), отдаются частным инвесторам.

Теперь источники финансирования соответствуют структуре собственности. Так, частные инвестиции являются преимущественным источником финансирования для конкурентного сектора (прежде всего - тепловой генерации), а государственные инвестиции - естественно-монопольного, то есть магистрального сетевого комплекса, атомной и гидрогенерации.

Куда пойдут эти деньги? Исключительно на развитие электроэнергетики. И государство будет следить за целевым использованием средств и за тем, чтобы они поступали в наиболее критичные участки энергосистемы.

В феврале 2008 года правительство утвердило Генеральную схему размещения объектов электроэнергетики до 2020 года, которая содержит научно обоснованный перечень площадок для строительства отраслевых объектов.

Согласно данной схеме среднегодовой объем ввода энергообъектов в период с 2011 по 2020 год составит 8 гигаватт при минимальном сценарии и до 14 гигаватт при максимальном. Реализация этих планов выводит электроэнергетику России на новый технологический уровень. Я бы сказал, что это, без преувеличения, завтрашний день отечественной энергетики. Впервые в истории России отрасль имеет свой тщательно разработанный, сбалансированный план развития.

Кроме того реализация генеральной схемы должна быть обеспечена в основном поставками энергетического оборудования отечественных производителей.

Это будет способствовать укреплению энергобезопасности страны, поскольку позволит ограничить зависимость электроэнергетики от зарубежных поставщиков или по крайней мере четко понимать эту зависимость. При этом производимое оборудование должно соответствовать лучшим зарубежным аналогам и быть конкурентоспособным.

РГ: Насколько известно, реформой предусмотрена возможность привлечения в российские энергосистемы иностранного капитала. Как это будет соотноситься с обеспечением энергетической безопасности?

Липатов: Принципиальным моментом является то, что продажа "государственных" пакетов акций генерирующих компаний зарубежным фирмам осуществляется в ходе конкурсов, где определяется самая высокая цена. Нет никаких принципиальных соображений, по которым необходимо отсекать от тендеров иностранных покупателей.

Участие иностранных инвесторов позволяет государству получить более высокую цену за продаваемые акции, что, безусловно, отвечает интересам государства как владельца продаваемых пакетов акций. Иностранные покупатели российских генерирующих компаний (германский концерн E.On, итальянская компания Enel, финский Fortum) - энергетические компании, располагающие современными технологиями и широким доступом к источникам финансирования, что позволит им провести модернизацию приобретенных компаний.

Не думаю, что статус "иностранцев" этих инвесторов несет какую-то угрозу нашей энергетике. В любом случае работать им придется на тех же условиях, что и российским покупателям генерирующих активов, по тем же правилам и под тем же жестким государственным контролем.

РГ: Можно ли было обойтись без реформ РАО "ЕЭС России"?

Липатов: Проведенным преобразованиям в электроэнергетике не было иной разумной альтернативы.

В начале 90-х годов государство практически полностью отказалось от энергетического комплекса - перестало финансировать его содержание и развитие. Остро стояла проблема неплатежей потребителей электрической и тепловой энергии. К концу 90-х годов лишь 20 процентов поставок энергии оплачивалось денежными средствами. Катастрофически не хватало средств на поддержание и модернизацию оборудования. Целый ряд энергетических компаний оказался на грани банкротства.

Выработка электроэнергии сократилась с 1028 млрд кВт.ч в 1990 году до 827 млрд кВт.ч в 1998 году, инвестиционная активность в отрасли была практически свернута. В то время я был директором Раменского электротехнического завода "Энергия", и наше предприятие в полной мере ощутило на себе все те негативные процессы, которые происходили в отрасли.

РАО "ЕЭС России" было создано в 1992 году именно в целях сохранения электроэнергетического комплекса страны как единого целого. В состав компании вошли государственные пакеты акций электростанций, магистральных линий электропередачи, система диспетчерского управления, пакеты акций региональных энергетических компаний и отраслевых научно-проектных и строительных организаций.

Привлечение крупных частных инвестиций в рамках сложившейся к 2000 году структуры отрасли было невозможным. Инвесторы не были готовы вкладывать деньги в электроэнергетические компании, остающиеся под контролем государства. Государство же не могло допустить превращения государственных региональных монополистов (АО-энерго), из которых в основном и состояла российская энергетика, в частных.

В то же время без развития конкурентных видов деятельности за счет частных инвестиций отрасли грозили стагнация и перекладывание бюджетных вливаний на потребителей в виде быстро растущих тарифов на электроэнергию.

РГ: А как теперь будут обстоять дела с тарифами?

Липатов: Рост цен на электроэнергию носит общемировой характер, и Россия не исключение. Повышается стоимость топлива для производства электроэнергии, прежде всего на газ, растут издержки производителей. Только в 2008 году регулируемые цены на газ вырастут на четверть. И будут в соответствии с решением правительства увеличиваться до 2011 года, пока не сравняются с общемировыми, за вычетом издержек на транспортировку и экспортных пошлин.

Реформа на самом деле скорее сдерживает их рост, чем провоцирует его. Существующие механизмы работы рынков электроэнергии стимулируют загрузку в первую очередь наиболее эффективных производителей с наименьшими издержками производства. И этот механизм работает. В частности, в 2008 году средневзвешенный регулируемый тариф на оптовом рынке Сибири был не повышен, а снижен с 254,39 руб. / МВт до 207,15 руб. / МВт. Так что цены могут идти не только вверх.

Разумеется, цены оптового рынка отражаются и на розничном рынке через механизм трансляции. Но важно отметить, что тарифы на электроэнергию для населения остаются регулируемыми.

РГ: И все же за счет чего будут обеспечиваться единство электроэнергетического комплекса и его подконтрольность государству после появления вместо РАО "ЕЭС России" десятков новых компаний?

Липатов: В соответствии с концепцией реформы активы генерации объединены в межрегиональные компании двух видов: 7 генерирующих компаний оптового рынка (ОГК) и 14 территориальных генерирующих компаний (ТГК), сформированных с учетом сопоставимости размеров и эффективности включенных в их состав активов.

ОГК объединяют электростанции, специализированные на производстве почти исключительно электрической энергии. В ТГК входят главным образом теплоэлектроцентрали (ТЭЦ), которые производят как электрическую, так и тепловую энергию. Шесть из семи ОГК сформированы на базе тепловых электростанций, одна (ГидроОГК) - на основе гидрогенерирующих активов.

Тепловые ОГК построены по экстерриториальному принципу, в то время как ТГК объединяют станции соседних регионов. По завершении реформы все тепловые ОГК и ТГК будут переданы под контроль частных инвесторов, однако государство сохранит контроль над ГидроОГК.

Частным инвесторам также передаются сбытовые, ремонтные и сервисные компании. Региональные диспетчерские управления включены в состав Системного оператора (ОАО "СО-ЦДУ"), осуществляющего оперативно-диспетчерское управление в электроэнергетике.

Функции по оперативному управлению и дальнейшему развитию отрасли от РАО "ЕЭС России" переходят к вновь созданному в структуре правительства министерству энергетики.

Все новые консолидированные компании - Системный оператор, Федеральная сетевая компания, ГидроОГК, холдинг МРСК - будут управляться государством непосредственно, а не через структуры РАО "ЕЭС России".

При этом в компаниях-монополистах - Системном операторе и ФСК - влияние миноритарных акционеров будет практически полностью ликвидировано: все акции ОАО "СО-ЦДУ" перейдут в государственную собственность, а пакет частных акционеров в ОАО "ФСК ЕЭС" будет меньше блокирующего.

РГ: Реформа электроэнергетической системы не обошлась без внесения поправок в существующее законодательство. В чем их принципиальное значение?

Липатов: Основной круг вопросов, затронутых поправками, касается управления электроэнергетикой в изменившихся условиях и обеспечения системной надежности и качества энергоснабжения. Особое внимание уделено более четкому определению функции органов власти и государственных компаний, на которые возлагается контроль над работой энергосистемы.

Расширены полномочия региональных органов власти, в том числе в области тарифной политики. Региональные власти смогут отслеживать исполнение инвестиционных программ. Администрации субъектов Федерации будут курировать работу штабов по безопасности, которые в свою очередь будут следить за надежностью функционирования энергетики на региональном уровне, а также контролировать работу гарантирующих поставщиков электроэнергии.

Важную роль в обеспечении надежности функционирования единой энергосистемы будет играть в соответствии с новой редакцией Закона "Об электроэнергетике" Системный оператор, который переходит под полный государственный контроль.

На Системного оператора возлагается задача управления качеством энергоснабжения. Он будет тесно взаимодействовать с органами государственной власти и саморегулируемыми организациями, обеспечивая контроль за исполнением инвестиционных программ предприятиями отрасли.

РГ: В минувшую весеннюю сессию ваш комитет инициировал расширенные экспертные слушания с участием минэнерго, отраслевых предприятий, Российской академии наук, посвященные отечественному энергетическому машиностроению и законодательному обеспечению его развития. Чем объясняется повышенное внимание к этим вопросам?

Липатов: Энергетика сегодня выступает локомотивом всей экономики. И не только потому, что от нее зависит развитие всех остальных отраслей. Заказы энергокомплекса могут дать вторую жизнь десяткам смежных предприятий.

Только генерирующие компании готовы приобрести энергооборудования на 775 миллиардов рублей (объем заказов возрастает в 8 раз), электротехнической продукции на 273 миллиарда рублей (рост в 4 раза).

К сожалению, отечественная промышленность на сегодняшний день не может в полном объеме удовлетворить потребности энергетиков, да и большинство образцов производимой техники уступают зарубежным аналогам. Импортировать же новейшее высокотехнологичное оборудование из других стран и не поддерживать отечественного производителя значит обречь Россию на многолетнюю зависимость от них.

Комитеты Государственной Думы по энергетике и промышленности провели совместно парламентские слушания о законодательном обеспечении и развитии отечественного энергетического машиностроения. В них приняли участие руководители, специалисты предприятий энергетики, заводов, научных и проектных организаций.

Участники слушаний пришли к общему мнению, что определяющим при закупке необходимого энергетикам оборудования должны быть его технические характеристики, а не страна изготовления. Но чтобы отечественные производители энергооборудования могли конкурировать с зарубежными фирмами, требуется государственная поддержка.

Прежде всего необходимо разработать стратегию развития отечественного машиностроения до 2020 года, учитывающую Генеральную схему размещения объектов электроэнергетики и Основные направления технической политики в электроэнергетике до 2030 года.

Мы уже касались тех изменений, которые были внесены в законы в ноябре прошлого года. Одним из существенных дополнений стало введение в законодательство понятия возобновляемых источников энергии и экономических механизмов стимулирования их развития в нашей стране.

Наш комитет на специальном заседании рассмотрел вопросы развития возобновляемой энергетики и подготовки необходимой нормативной базы. Мы будем дер жать под своим контролем это важнейшее для энергетики направление. Стимулировать использование возобновляемых источников энергии - значит создавать в нашей стране принципиально новую ситуацию в деле диверсификации энергоснабжения, повышения энергоэффективности и охраны окружающей среды.

В настоящее время важно развивать движение в этом направлении, быстро капитализировать открывшиеся новые возможности на политическом, деловом, профессиональном и общественном уровнях.