Новости

02.09.2008 04:00
Рубрика: Власть

К "холодной войне" нет возврата

В конце концов ЕС признает независимость Южной Осетии и Абхазии

Эксперт Германского совета по внешней политике Александр Рар прокомментировал для "РГ" итоги саммита ЕС по ситуации в Грузии.

Российская газета: Как вы оцениваете итоги саммита?

Александр Рар: На данном этапе можно говорить только о том, что все стороны выиграли и проиграли одинаково.

Те эксперты, которые предсказывали, что санкций ЕС против России не будет, оказались правы. Брюссель не решился наказывать Москву за войну с Грузией. Даже канцлер Германии Ангела Меркель в своем первом выступлении призвала европейские страны оставить открытыми все возможности для стратегического партнерства с Россией. Другие страны, в основном старые государства - члены ЕС, также высказались за то, чтобы строить европейскую архитектуру не против Москвы, а вместе с ней.

Я думаю, что именно бизнес-круги этих стран настояли на том, чтобы не вводить санкции против России. Кроме того, лидеры европейских государств не захотели ставить крест на достаточно эффективной политике в отношении восточного соседа. Другие члены ЕС, такие как Великобритания, Швеция, Польша и прибалтийские страны, выступили за более резкую политику в отношении России. Но они не смогли добиться введения санкций и оказались в меньшинстве.

Но как и предсказывалось, ЕС сделал достаточно жесткое политическое заявление в адрес Москвы, призвав ее выполнить все шесть пунктов договора по Грузии и прежде всего вывести свои войска из этой страны.

Однако принятие окончательного решения о том, как дальше развивать российско-европейские отношения, перенесли на ноябрьский саммит в Ницце. В течение этих трех месяцев стороны могут взять паузу и посмотреть, как будет дальше развиваться ситуация.

В то же время ЕС сделал значительный шаг в сторону Грузии, предоставив возможность на льготной основе развивать отношения с Евросоюзом.

РГ: Можно ли говорить о начале нового этапа "холодной войны"?

Рар: Судя по тому, как высказываются сегодня западные политики, вспомним и определенное высказывание на сей счет Николя Саркози, "холодной войны" не будет. Ее просто не допустят. Европейцам она не нужна. Никто не хочет прямой конфронтации с Россией. И тем более становиться на защиту президента Грузии Михаила Саакашвили, вина которого в развязывании боевых действий более или менее устанавливается. И, по-видимому, после того как ОБСЕ будет предложена полная документация о том, что свершилось в ночь с 7 на 8 августа, эта вина будет доказана полностью.

РГ: Какой теперь будет политика Евросоюза в отношении Грузии?

Рар: Не исключено, что Европейский союз решится на предоставление Грузии большой экономической и финансовой помощи для выстраивания не только разрушенной военной инфраструктуры, но и для дальнейшего сближения этой страны с ЕС.

Я думаю, что такое решение правильное. Потому что оно будет отражать то, что Европейский союз действительно занимается "мягкой безопасностью" в регионе, а не конфронтацией с Россией. В этой связи важно отметить, что европейцы решили не отправлять своих военных в зону грузинского конфликта, а ограничиться наблюдателями.

В ЕС то и дело говорят о том, что неправильно сейчас апеллировать только к НАТО как к мощному средству влияния на Кавказе: это может привести к ухудшению отношений с Россией. Вполне возможно, что Европейский союз решит не торопиться с проектами расширения альянса. А попробует развивать невоенное сотрудничество в Кавказском регионе.

РГ: Смогут ли Москва и Брюссель развивать и в дальнейшем нормальные отношения даже после войны в Грузии?

Рар: Если Россия не станет оккупантом Грузии, а только ограничится военным союзом с Южной Осетией и Абхазией, то российско-европейские отношения нормализуются.

Об этом никто не упоминает, но достаточно мягкая реакция Евросоюза на действия российской армии в Грузии говорит о том, что в последние дни Брюсселю была предоставлена достаточно обширная документация, подтверждающая вину президента Грузии Михаила Саакашвили в развязывании конфликта. Если бы кто-то в Евросоюзе сомневался в вине грузинских властей, реакция Брюсселя была бы куда более жесткой.

Думаю, что в конце концов ЕС признает, пусть даже не вполне открыто, независимость Южной Осетии и Абхазии. Так же, как признает Тайвань, Палестину или Северный Кипр, которые не признаны никем официально.

РГ: Почему ЕС решил перенести переговоры о заключении нового договора о партнерстве и сотрудничестве?

Рар: В Европе нет единой точки зрения на то, как развивать отношения с Россией. Поэтому ей так трудно начать переговоры о новом соглашении и договориться о совместной миротворческой деятельности на Кавказе. Этому мешает прежде всего страх маленьких государств Восточной Европы перед, как им кажется, агрессивной Россией. Но, с другой стороны, есть страны старой Европы, которые убеждены, что "холодная война" уже закончилась, и возвращаться к ней не хотят.

Власть Работа власти Внешняя политика Независимость Южной Осетии и Абхазии Россия и Евросоюз