Новости

02.09.2008 00:00
Рубрика: Общество

Контингент для спецшколы

Нужно ли сортировать детей при поступлении в первый класс?

Ежегодно вокруг школ, гимназий, лицеев "особого статуса" разгораются страсти. Их около пяти тысяч из 60 тысяч российских школ. Где-то профильное обучение начинается с пятого класса, где-то углубляться в предмет можно уже в начальной школе.

В такие престижные учебные заведения родители толпами ведут детей, и каждый год, когда стартует запись в первый класс, у школ выстраиваются огромные очереди. Всем кажется, что их ребенок - особенный и имеет право учиться именно в особенной школе.

Но согласно статье 16 Закона "Об образовании" преимущества при поступлении прежде всего получают ребята из закрепленных за школой микрорайонов. Причем закон един для всех государственных школ - будь то обычная средняя или с углубленным изучением какого-либо предмета, гимназия или лицей.

Следующий по важности после территориального - принцип родственности. Привилегия у тех детей, чьи брат или сестра уже учатся в данной школе. Остальных зачисляют на свободные места.

Никаких дополнительных экзаменов, а тем более некоего конкурса и проходного балла у будущих первоклашек быть не должно. Только собеседование с классным руководителем, директором и психологом или логопедом, чтобы просто узнать ребенка. Многие родители недовольны. Логика понятна: зачем усаживать за одну парту талант и заурядность. Но в то же время можно вспомнить, что нобелевские лауреаты Альберт Эйнштейн и Нильс Бор в школе, мягко говоря, не блистали. Наш нобелевский лауреат Виталий Гинзбург рассказывает, что в детстве был туповат. Потребовалось время, чтоб их дар проявился. И, наоборот, известно немало случаев, когда вундеркинды с годами превращались в обычных людей. Так надо ли готовить элиту с пеленок или у всех детей должны быть равные возможности?

прецедент

В Нижнем Новгороде вокруг элитных школ разразился скандал, и сейчас те родители, чьи чада не смогли пройти интеллектуальный ценз, но хотели бы учиться в престижной школе, ликуют.

Стать ее учеником можно, просто вовремя заняв очередь и по месту жительства. А недавно все было иначе. Во всех образовательных учреждениях повышенного статуса уже первоклашек отбирали по результатам экзаменов, собеседований и тестов. Случалось, что даже очень талантливым ребятам специалисты давали отвод до следующего года, пока те не будут готовы к повышенным нагрузкам. Ведь в таких школах с первого класса программа расширяется факультативами и специализированными кружками.

Попасть в элитную школу, в которой уровень образования выше, хотят многие. Родители тех, кому не хватило баллов на экзамене, шли другим путем: предлагали спонсорскую помощь, которая нередко срабатывала. Но именно из-за жалоб некоторых родителей на якобы имевшие место поборы по школам прокатилась череда прокурорских проверок. И вот с 1 апреля директора набирают первоклашек в строгом соответствии с Законом "Об образовании".

Результат не заставил себя ждать. Детей, которые учились на подготовительных курсах, оказалось настолько много, что весной, когда обычно готовятся предварительные списки учащихся, в городе назрела крайне неприятная ситуация: из почти 200 детей в первый класс одного из престижных лицеев могли попасть лишь 60. И теперь главным критерием был номер в очереди, а вовсе не способности. Родители дежурили ночами, записывали на ладонях номерки, устраивали перекличку, заверяли списки у нотариуса. Аналогичная картина наблюдалась и на пороге других элитных школ.

Казалось бы, восторжествовала справедливость. Но есть и другая сторона медали. Что было бы, если б, например, самый эрудированный мальчишка Артем, который уже в первом и во втором классах получал призовые места на олимпиадах и в конкурсах, оказался бы 61-м в очереди. Или не успел бы попасть в список другой паренек, набравший на вступительных экзаменах 30 баллов (при 25 проходных). Лицей потерял бы одного из перспективных учеников.

Директора таких школ не скрывают, что они уже с первого учебного дня внимательно следят за своими будущими звездами. Более того, селекция начинается еще на подготовительных курсах, где детей готовят к лицейским требованиям. Школьные психологи утверждают, что именно в возрасте 4-5 лет надо культивировать таланты ребенка, корректировать его психологию, обучая усидчивости, трудолюбию, умению мыслить нестандартно. Именно благодаря такой кропотливой работе с детьми с первого школьного звонка школам удавалось завоевывать первые места на международных олимпиадах, получать гранты, иметь высокий процент поступления в профильные вузы.

Что до так называемых поборов... При желании можно и так назвать вполне законные взносы в фонд школы. Все платежи, размер которых определен документально, проходят через бухгалтерию, родителям выдают квитанцию об оплате. Это прописано в уставе и никем не скрывается. Более того, на общем собрании "подготовишек" директор объясняет, зачем нужен фонд. Во-первых, на оборудование и ремонт школы, а во-вторых, на эти средства ездят по всему миру старшеклассники, участвующие в олимпиадах.

И если раньше у родителей был выбор - учить своего ребенка, заниматься с ним или просто оказать "весомую спонсорскую помощь", то теперь им остается только второе. И стоимость одного места в элитной школе будет расти как на дрожжах.

мнение экспертов

Елена Проклова, актриса, телеведущая:

- Мне кажется, что такая своеобразная "сортировка" должна происходить с момента рождения. Чем больше таких этапов будет в жизни ребенка, тем больше вероятность, что его таланты будут замечены и его жизнь будет не рядовой. Таланты нужно подмечать на любом этапе жизни. Определять талант через тестирование? Почему нет? Конечно, не каждый ребенок сможет в этом случае сконцентрироваться, собраться и показать себя с лучшей стороны. Но какой-то процент ведь сумеет.

Талант может проявиться в любой момент и при любых обстоятельствах - никто не может вывести точную формулу, когда это случится. Пусть лучше будет больше возможностей у маленького человека проявить себя. Хотя на основании различных тестов окончательные выводы делать нельзя.

Я считаю, что родителям вообще иногда полезно идти на поводу у своих детей. Вот моя Полина решила в этом году поторопить события и сейчас поступила в экстернат, хочет за один год закончить 10-11-й классы. У нее в планах к 18 годам уже получить высшее образование. Я ей не мешаю. Она в школу пошла с пяти лет - очень просилась. И по сути, сейчас, в неполные 14 лет, - уже взрослый самостоятельный человек.

Алексей Слаповский, писатель:

- У меня дочь в свое время окончила английскую спецшколу. И я не считаю, что это плохо. Когда мы туда поступали - проходили тест, правда, это был уже не первый класс.

Не будем лицемерить и говорить, что всех детей нужно учить одинаково. У всех разная пред-школьная подготовка, разное воспитание в семье. Но скажу вам честно: когда я работал в специализированной школе, испытывал вечный ужас. Представьте класс в 40 человек, и лишь 10-12 из них тебя на самом деле слушают и понимают. Человек 15 - некая масса, которой все равно, а остальные - откровенные неучи, которых родители не захотели отдавать в обычную школу. Но отбирать детишек с первого класса мне кажется все-таки рановато. Со второго - уже можно. Вроде бы, маленькая разница, но она дает возможность тем, кто недобрал дошкольного образования, дотянуться до товарищей и проявить себя.

Марьяна Безруких, профессор, директор Института возрастной физиологии РАО:

- Выявить какие-то особые таланты при поступлении, к примеру, в языковую школу, невозможно. Единственный критерий - нормальное развитие ребенка и отсутствие нарушения речевого развития. Но, к сожалению, сегодня около 60 процентов детей приходят в школу с такой проблемой. В языковой спецшколе таким детям очень сложно.

Вообще разные учебные склонности проявляются, как правило, к 10-12 годам. Я не имею в виду творческие способности у некоторых малышей, которые заметны чуть ли не с пеленок. Таких детей меньше одного процента.

Считаю, что не ребенок должен быть готов к школе, а школа обязана быть готовой принять любого ребенка. Одинаковых детей нет. К сожалению, для некоторых школ это проблема. И отбор, который они устраивают, облегчает жизнь им, но не детям.

Анатолий Сидоренко, председатель общества защиты прав потребителей образовательных услуг:

- Преподаватели могут проводить любые контрольные, чтобы определить уровень подготовки ребенка. Но только после того, как его уже зачислили в первый класс. Проверка знаний и "отсев" на ее основе тех, кто "не прошел", - непозволительны.

Вообще склонность ребенка к физике или, допустим, математике определяется в первую очередь родителями. Например, у моей внучки ярко выраженный гуманитарный склад ума. И мы никогда не переведем ее в математическую школу. И еще. Не надо забывать, что все наклонности развиваются. Что-то в первом классе может и не проявиться, зато к пятому "выстрелить". И вычислить, когда это случится, с помощью тестов "на талант" нельзя. Школа для того и существует, чтобы развивать способности ребенка, а не отказывать ему.

Татьяна Петрова, начальник отдела Департамента госполитики и нормативно-правового регулирования в сфере образования минобрнауки:

- Сторонники жесткого отбора в 1-й класс с помощью тестов плохо понимают специфику начальной школы. Дело в том, что в них нагрузка по специализации минимальна. Цель начальной школы - адаптация ребенка к новой для себя среде, а специализация более важна для средних и старших классов.

При приеме в первый класс надо проводить не тестирование на уровень знания, а собеседование, чтобы понять, с каким уровнем ребенок пришел в школу. И не отсеивать, а давать рекомендации, в какой класс его направить. Родителям следует объяснить, что для их детей лучше попасть в классы, где не будет резкой разницы в подготовке, тогда ребенок не почувствует отторжения коллектива. В противном случае неминуемы психологические стрессы. Уже существует предшкольное образование, где дети учатся начиная с пяти лет. Оно позволяет очень рано выявлять склонности ребенка, и у родителей появляется ясность, куда его направить учиться. Отдавать не абы куда, лишь бы попрестижнее, а по его способностям.

 

Общество Образование