Новости

04.09.2008 02:29
Рубрика: Власть

Черные береты

Барнаульский ОМОН отметил 15-ю годовщину со дня своего образования

Формирование милицейского спецназа на Алтае началось весной 1993 года.

Первым командиром отряда милиции особого назначения в Барнауле стал подполковник милиции Владимир Ванюшев.

В кратчайшие сроки Ванюшеву удалось проделать большую работу по комплектованию и обучению личного состава, добиться того, чтобы ОМОН стал наиболее мобильным и подготовленным в профессиональном отношении подразделением алтайской милиции.

Армейский десант

Российская газета: Владимир Михайлович, как появился ОМОН в Алтайском крае?

Владимир Ванюшев: Идея таких подразделений, как ОМОН, возникла неслучайно. Еще во второй половине 1980-х по Советскому Союзу прокатилась волна массовых беспорядков и столкновений на межнациональной почве. Бороться с этими явлениями силами армейских подразделений и курсантов школ милиции было несподручно. В 1988 году в Москве и ряде других крупных городов СССР появились спецподразделения МВД - отряды милиции особого назначения. ОМОН быстро доказали свою эффективность. 18 марта 1993 года министр внутренних дел подписал приказ об организации отрядов милиции особого назначения в тех регионах, где их еще не было. Через месяц, 21 апреля, появился и соответствующий приказ начальника УВД Алтайского края.

РГ: Как шло формирование отряда?

Ванюшев: Отряд, разумеется, возник не на пустом месте. У нас к тому времени был определенный опыт по созданию аналогичных подразделений. Незадолго до этого была сформирована специальная 6-я рота в полку патрульно-постовой службы милиции, на которую, по сути, возлагались те же обязанности, что впоследствии и на ОМОН. Кроме этого, мы использовали опыт других регионов. Я, работая в Барнаульской школе милиции и в отделе по организации работы подразделений охраны порядка краевого УВД, имел возможность познакомиться с работой милицейских спецподразделений Новосибирской, Кемеровской областей, Софринской бригады внутренних войск. В Академии МВД СССР прослушал спецкурс по пресечению массовых беспорядков. К лету 1993 года подготовительная работа по формированию отряда была закончена. Мне было сказано: или ищи человека на должность командира, или иди сам. 2 июля я возглавил ОМОН при УВД Алтайского края.

РГ: Кто составил костяк ОМОН?

Ванюшев: В первый состав отряда попали ребята, отслужившие в воздушно-десантных войсках, спецподразделениях внутренних войск и армейском спецназе. После демобилизации многие из них изъявили желание пойти служить в ОМОН. Подразделение было новое, необычное, да и на обыкновенных милиционеров мы мало походили - камуфляжная форма, черные береты…

РГ: И каковы были критерии отбора?

Ванюшев: Омоновец должен быть не только сильным физически, но устойчивым в психологическом плане. Согласитесь, не каждый сможет противостоять многотысячной толпе, которая прет на тебя с палками и камнями. Одной силой здесь не обойтись. Пригодятся и смекалка, и сноровка. Я часто на собеседовании задавал вопрос: "Когда в последний раз дрался?". Тех, кого он не ставил в тупик, я отправлял к инструктору по физподготовке показать свое умение или предлагал отжаться максимальное количество раз прямо у меня в кабинете.

Конечно, всех вновь поступивших в отряд пришлось переучивать с учетом милицейской специфики. Бойцы тренировались в изъятии наркотиков, оружия, освобождении заложников. Были полевые выходы в горно-лесистую местность. Некоторые ворчали: зачем нам, мол, отрабатывать действия в горах, мы, что, будем бандитов ловить в Горном Алтае? Но когда начались боевые командировки, многие не раз добрым словом вспомнили наши занятия.

Так создавалась сила, способная противостоять местным криминальным структурам, которые не признавали никакой власти и законов. Бандиты действовали жестко, и тот, кто решил бросить им вызов, должен был действовать адекватно.

Сила в законе

РГ: ОМОН действовал именно так?

Ванюшев: Мы работали жестко, но в рамках закона. Это сразу почувствовали там, где отряд наводил порядок, - в Новоалтайске, Заринске и других местах со сложной криминогенной обстановкой. Дело осложнялось тем, что в начале 1990-х советские законы уже не действовали, а новых, российских, еще не было. Многие наши действия вызывали резкое неприятие и даже открытое противодействие как со стороны "братков", так и со стороны власть предержащих, погрязших в коррупции.

РГ: А в чем это выражалось?

Ванюшев: К примеру, мы ввели практику спаренных постов, на которых дежурили инспектора ГАИ и наши бойцы, вооруженные автоматами. Мимо таких заслонов ни одна "крутая" иномарка не могла проскочить. Их владельцам не помогали даже "ксивы" с надписями "досмотру не подлежит". Проверяли всех и вся. Разумеется, наши мероприятия вызвали поток жалоб на "беспредел", который якобы творит ОМОН. Дошло до того, что каждое утро у меня и моих заместителей начиналось с хождений по прокуратурам и судам, где приходилось доказывать, что противостоять преступникам - наша непосредственная задача. И с этой задачей мы справлялись. Только в 1994 году личный состав отряда раскрыл почти 200 преступлений, задержал свыше 10,5 тысячи правонарушителей, изъял свыше пяти килограммов наркотиков, почти полсотни единиц огнестрельного оружия и свыше ста - холодного, три тонны спирта, пресек деятельность подпольного цеха по производству водки в Первомайском районе.

Иногда нам доставалось и от либеральной прессы. За несколько дней до приезда на Алтай группы "Парк Горького" мы получили сообщение о том, что фанаты группы вдребезги разгромили Омский дворец спорта. Перед нами стояла задача - не допустить подобного в Барнауле. И мы ее выполнили, несмотря на то, что вместо шести тысяч человек во Дворец зрелищ и спорта набилось почти десять - по фальшивым билетам, напечатанным на ксероксе. И всего 75 человек - омоновцы и слушатели учебного центра УВД - смогли противостоять разгоряченной алкоголем толпе. Мы задержали концерт, чтобы собравшиеся успокоилась, во время мероприятия выдворили из зала почти 200 человек, но главного добились - ЧП не произошло. Буквально на следующий день в одной из краевых газет появилась статья, где корреспондент сравнил наших сотрудников с фашистами.

РГ: И как вы на такие вещи реагировали?

Ванюшев: Мы быстро научились не обращать внимания на подобные выпады, потому что стало очевидно - ОМОН является действенным инструментом для наведения порядка не только в крае, но и за его пределами. Только что сформированному отряду пришлось участвовать в операциях "Сигнал" на территориях Читинской области и Тувы, мы оказались в самой гуще октябрьских событий 1993 года в Москве, а вскоре и в Северной Осетии и Чечне. Многие из бойцов были отмечены государственными наградами. Но главное, чем я горжусь как командир, - отряд при мне не потерял ни одного бойца.

Власть Безопасность Правоохранительная система Общество История Власть Безопасность Спецслужбы Филиалы РГ Сибирь СФО Алтайский край Барнаул