Новости

08.09.2008 01:00
Рубрика: Экономика

Чья лошадь будет первой?

Корреспонденту "РГ" стали известны ставки министра Гордеева

Гнедой жеребец из Волгограда Паландер пришел первым к финишу скачки на Приз президента России. Она состоялась вчера на ипподроме в Пятигорске. Очевидно, результат оказался неожиданным для специалистов. Во всяком случае, министр сельского хозяйства Алексей Гордеев признался, что сделал в тотализаторе ставки на двух лошадей, но они не выиграли.

Корреспондент "РГ" тоже играл. Жеребец, на которого была поставлена тысяча рублей, закончил скачку первым. Но, к сожалению, за полкруга до финиша.

В любой другой стране мира мы с министром, проигравшись, могли бы утешать себя тем, что наши деньги будут хотя бы отчасти истрачены на развитие коневодства, или как минимум на овес для лошадок, или чем их там теперь кормят? Но только не в России. "Примерно четверть дохода от тотализатора забирает себе ипподром, - говорит президент Национального скакового общества Сергей Эфрос, - но даже эти деньги до лошадей не доходят".

Во всем остальном мире доходами от тотализаторов распоряжаются общественные организации - жокей-клубы. И именно благодаря доходам от азартной игры конезаводство там более или менее успешно существует. Сергей Эфрос утверждает, что на скачках в России побеждают в основном лошади, купленные за рубежом. Просто потому, что наши пока хуже. Хотя уже стали появляться победители, родившиеся в России.

"Все-таки кризис мы миновали, - полагает Алексей Гордеев. - Капитализация отрасли в целом за последние годы увеличилась кратно, возросла стоимость лошадей".

Так называемую хобби-хорс - лошадь как увлечение - можно купить в нашей стране за 20 тысяч рублей. "Самые дорогие лошади у нас в стране продаются уже за полтора-два миллиона долларов", - утверждает советник министра сельского хозяйства Владимир Жуковский. Для сравнения: недавно на аукционе в Великобритании годовалый жеребенок "ушел" за 16 миллионов долларов. "Конезаводство может хорошо развиваться, когда есть средний класс и вообще уровень жизни высок", - объясняет разницу Алексей Гордеев.

При том что цены на лошадей у нас сравнительно невысоки, содержание каждого животного обходится в 10-20 тысяч рублей в месяц. Нехитрые подсчеты показывают, что на конезаводе за первые полтора-два года жизни - до продажи - лошадь приносит хозяевам изрядные расходы. А прибыль потом приносят единицы - лучшие.

Чтобы конные заводы не заглохли вовсе, государство их поддерживает. Бюджетных денег, как утверждает Владимир Жуковский, вполне достаточно, чтобы заниматься племенным коневодством.

Впрочем, Сергей Эфрос господдержку достаточной не считает. Как, впрочем, и не считает нынешнее конезаводство бизнесом. "Это пока лишь хобби, - заявляет президент Национального скакового общества. - Хотя иногда оно уже приносит деньги".

У нас в стране есть успешные бизнесмены, которые покупают лошадей, добиваются от них побед на испытаниях и затем с прибылью продают. И есть единичные конезаводы, которые успешно занимаются селекцией. У них хорошие лошади и правильная маркетинговая стратегия. Остальные, по мнению Сергея Эфроса, ошибаются в селекции и на рынке. В результате лошади у них нехороши, и при этом прибыли приносят меньше, чем могли бы при умелом управлении бизнесом.

Национальный коневодческий союз с одобрения минсельхоза разрабатывает сейчас проект закона, который позволит создать единый конный тотализатор на всемирный манер, чтобы доходы от него шли на пользу коневодству. "Надеюсь, он пройдет этой зимой Государственную Думу, - говорит Сергей Эфрос. - И тогда следующий сезон станет действительно поворотным в истории конезаводства".

Между прочим, в 1914 году оборот Московского ипподрома был больше, чем у всех европейских ипподромов, вместе взятых. Потом по объективным причинам лошади стали терять популярность, а в 1964 году Никита Хрущев принял циничное решение резко сократить численность чистокровных лошадей, и отправил их на колбасу. Девяностые годы почти добили конные заводы. Хотя эта отрасль во всем мире вызывает почтение властей за обилие рабочих мест, налоги и сохранение традиций.

Специалисты сходятся во мнении, что у нас в стране интерес к лошадям у богатых энтузиастов стал по-настоящему возрождаться пять лет назад, когда провели первые скачки на Приз президента России. В этом году призовой фонд скачки составил уже 7 миллионов рублей, команда победителя получит 3,5 миллиона рублей.

Экономика Товары и цены Экономика Бизнес Правительство Минсельхоз