Новости

09.09.2008 07:00
Рубрика: Власть

Битые карты

В Генштабе и минобороны сейчас детально изучают опыт кавказского конфликта

Операция по принуждению грузинских агрессоров к миру заставила военное руководство по-новому взглянуть на многие вопросы боевой подготовки Вооруженных сил.

Опыт 5-дневной войны сейчас детально изучают и в Генеральном штабе, и в главках минобороны, и в штабах видов и родов войск. При всей успешности наших действий конфликт на Кавказе выявил немало проблем в оснащении армии. А значит, расхожий принцип "Война закончилась. Забудьте" в данной ситуации абсолютно неприемлем.

Не случайно начальник Главного управления боевой подготовки Вооруженных сил Владимир Шаманов дал понять, что результаты войсковой операции в Южной Осетии станут предметом отдельного разговора при подведении итогов жизни и службы армии в 2008 году. В детали предстоящего "разбора полетов" военные посторонних не посвящают. Тем не менее ясно, что эксперты главным образом сосредоточатся на просчетах в организации управления подразделениями и системы связи.

Как стало известно "РГ", некоторые выводы в министерстве обороны уже сделаны. В частности, есть мнение, что важнейшим видом боевого обеспечения - радиоэлектронной борьбой - должны заниматься не разрозненные подразделения в составе видов Вооруженных сил, а самостоятельный род войск.

О событиях в Южной Осетии и уроках этой войны шел разговор на "Деловом завтраке" в "Российской газете" с заместителем начальника Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерал-полковником Анатолием Ноговицыным. Напомним, что именно он все дни грузинской агрессии информировал российских и иностранных журналистов о том, что происходит на Кавказе.

А в "Чистом поле" - система "Град"

Российская газета: Анатолий Алексеевич, грузинские агрессоры явно планировали молниеносную победу. Правда ли, что они готовили масштабные диверсии и минную войну?

Анатолий Ноговицын: В Тбилиси просчитали вариант, когда и где на помощь "голубым каскам" выдвинутся подразделения Северо-Кавказского военного округа. Северную и Южную Осетию, как известно, соединяет единственная дорога, идущая через Рокский тоннель. Пропускная способность у него невысокая - по одной полосе в каждую сторону. Чтобы воспрепятствовать подходу 58-й армии, грузины спланировали крупную диверсию в тоннеле.

Грузинский спецназ пытался заминировать Рокский тоннель. Планировалось подорвать вход и выход из тоннеля в момент прохождения по нему наших армейских колонн. К чему это могло привести? Во-первых, единственный путь на Цхинвал на какое-то время оказался бы блокирован. Войскам пришлось бы остановиться. Во-вторых, в тоннеле после взрывов скопилось бы большое количество техники и личного состава. Не надо забывать, что Рокский тоннель - это 4 километра пути, проложенного в скале. Заблокированных там людей душил бы углекислый газ. Не исключено, что в результате пожара сдетонировали бы и боекомплекты танков и других бронемашин. Словом, фейерверк ожидался нешуточный.

Поэтому первым делом мы взяли Рокский тоннель под контроль. И когда прочесывали местность вокруг него, обнаружили большое количество грузинских схронов - со специальными боеприпасами, взрывчаткой и различными видами оружия.

РГ: Но ведь диверсиями у Рокского тоннеля дело не ограничивалось?

Ноговицын: Были попытки подрывов и на маршруте выдвижения 58-й армии в Южной Осетии. По дороге в Цхинвал на наших военнослужащих устраивали засады. Именно в такую ловушку угодила первая колонна, в которой был командующий армии генерал Хрулев. Грузины намеренно пропустили головной дозор и открыли огонь по основным силам.

То есть все было просчитано, много раз проиграно на картах во время командно-штабных учений, смоделировано на компьютерах. Каждый нападавший со стороны Грузии четко знал свой маневр, имел соответствующую подготовку.

РГ: Судя по трофейным картам, Грузия давно и тщательно готовилась к агрессии против Южной Осетии и Абхазии.

Ноговицын: Совершенно верно. По нашим данным, детальные планы захвата этих республик прорабатывались как минимум два последних года. Причем грузинские военные разыгрывали не только различные варианты своих действий, но и изучали возможности ответных ударов. У нас имеются соответствующие документальные свидетельства.

В Тбилиси предвидели, что без боя российские миротворцы не сдадутся. Поэтому наши военные городки в Цхинвале стояли в списке первоочередных объектов для уничтожения в операции "Чистое поле" против Южной Осетии. Пусть грузинское руководство твердит что угодно, но по позициям миротворцев агрессоры били намеренно. Использовали при этом весь арсенал боевых средств - от реактивных систем залпового огня "Град" и ракетно-бомбовых ударов штурмовиков Су-25 до минометных обстрелов и стрельбы прямой наводкой из танков.

РГ: Подтвердилась ли информация, что в захваченном Цхинвале грузинские подрывники минировали улицы и подвалы домов?

Ноговицын: Полностью югоосетинскую столицу они так и не взяли. Но когда мы их оттуда вышвырнули, напоследок они все же "наследили" - заминировали чуть ли не каждую улицу.

Город до сих пор закидан взрывоопасными предметами: неразорвавшимися снарядами и брошенными отступающими грузинскими подразделениями боеприпасами. А главную опасность представляют расставленные повсюду мины-ловушки.

РГ: Это же варварство - устанавливать их в городе, где живут тысячи мирных людей.

Ноговицын: На протяжении всей 5-дневной войны грузинские агрессоры не щадили ни женщин, ни стариков, ни детей. Неизвлекаемые боеприпасы они устанавливали даже в подвалах, где прятались мирные жители. А уничтожить такие мины можно только методом подрыва. Поэтому, когда грузинские власти заявляют, что в Грузии погибли десятки тысяч мирных граждан, а в Южной Осетии - пятьдесят, от силы семьдесят человек, оторопь берет.

"Бук" бьет по своим

РГ: Анатолий Алексеевич, понятно, что самостоятельно спланировать операции вторжения грузинским военным было не под силу.

Ноговицын: Это делалось с помощью иностранных инструкторов. К примеру, у нас скопилось достаточное количество материалов, подтверждающих участие в подготовке агрессии американских военнослужащих. Более 120 представителей Пентагона длительное время занимались этой работой в Тбилиси. Правда, документально подтвержденными фактами, что американцы в ходе боев за Цхинвал были в составе грузинских подразделений, мы пока не располагаем. Но в населенном пункте Земо-Никози к юго-западу от Цхинвала, где держал оборону спецназ МВД Грузии, наши солдаты нашли паспорт гражданина США, уроженца штата Техас Майка Ли Уайта, 1967 года рождения.

Вообще "помощников", обучавших грузинских солдат и офицеров, снабжавших оружием грузинскую сторону и оснащавших ее армию техникой и вооружениями, хватало. В Генштабе имеются подробные данные по всем таким государствам.

РГ: Вы можете их назвать?

Ноговицын: Например, Израиль поставил Саакашвили 8 беспилотных летательных аппаратов, выполнявших в Южной Осетии и Абхазии роль воздушных шпионов. На них была установлена аппаратура с высокой разрешающей способностью. Беспилотники не только вели разведку. Полученные с их помощью данные позволяли корректировать огонь, иметь четкую координатную привязку к целям для наземных и воздушных средств поражения. Несколько таких аппаратов были сбиты, и мы получили исчерпывающую информацию, какие объекты на территории республик подлежали обязательному уничтожению.

В Грузию поступало много современных систем связи. Боевую технику им поставляли из Чехии и Украины. Что же касается оружия, то, наверное, больше всего постарались украинцы. Причем такой арсенал они переправляли на Кавказ очень большими партиями. Восточнее Гори мы взяли крупные трофеи - несколько десятков украинских танков Т-72 . Серийные машины 2007 года выпуска, серьезно модернизированные на западный манер. Отступая в панике, грузинские военные бросили много стрелкового оружия, в том числе американские автоматические винтовки. На складах в Кодорском ущелье мы их нашли в огромном количестве. Хотя воевать грузины, как выяснилось, все-таки предпочитали с нашими "калашниковыми".

РГ: Нельзя ли подробнее об украинских танках?

Ноговицын: Серийные Т-72, как я уже сказал, подверглись украинцами глубокой модернизации. Они имеют современную систему управления огнем, аппаратуру космической навигации GPS, много другой электроники. Вообще по технической оснащенности грузинских подразделений, индивидуальной экипировке солдат и офицеров было легко определить, что они готовились к боям в городах и рейдовым операциям.

РГ: Украинцы участвовали в боевых действиях на стороне Грузии?

Ноговицын: Убитых гражданских лиц с украинскими паспортами мы находили. Такие факты есть. Сейчас пытаемся установить, в каком качестве их использовали грузинские военные, входили ли они в состав их штатных расчетов и экипажей.

Кроме того, у нас есть целый фильм из различных видеоматериалов о том, как именно украинская сторона оказывала помощь Грузии. Украинцы испытывали там бронетранспортеры, поставляли туда военную технику, предоставляли инструкторов для подготовки боевых расчетов.

РГ: Зенитно-ракетные комплексы "Бук", которые сбили наши самолеты, тоже попали в Грузию с Украины?

Ноговицын: По нашим данным, оттуда. Мне, как профессиональному военному летчику, не раз задавали вопрос: знала ли наша разведка о наличии у Грузии комплексов "Бук" и почему не было организовано противодействие грузинской ПВО? Отвечаю: по системе противовоздушной обороны Грузии разведданные у нас были. Но надо учитывать несколько нюансов. Прежде всего комплексы "Бук" в Грузию попали незадолго до начала агрессии. Можно сказать, непосредственно перед атакой на Цхинвал. К тому же "Бук" - это мобильная система, способная быстро менять свое местонахождение. Комплексы прибывают в указанный район, во время короткой остановки ведут прицельную стрельбу и так же быстро покидают место. Отследить их позиции и перемещения сложно. Кроме того, ЗРК "Бук" имеет собственные средства разведки.

Но главная проблема была даже не в этом. Так получилось, что наши и грузинские подразделения вооружены идентичными противовоздушными системами еще советской разработки. А в применяемые средства авиационного поражения тогда конструктивно закладывались технические решения, исключающие поражение собственного зенитно-ракетного комплекса своим боеприпасом. Кроме того, мы ведь никогда не собирались воевать с соседями, являющимися к тому же бывшими союзными республиками и партнерами по СНГ.

Другое дело, если бы грузины применяли западные системы ПВО. Управляемые авиационные ракеты, а у нас такие имеются, уничтожили бы их без проблем еще в первые часы грузинской агрессии. Тем более что дальность пуска таких ракет - до 70 километров, а зона поражения зенитно-ракетного комплекса, как правило, ограничивается 35 километрами.

РГ: Но почему тогда "свои" зенитные ракеты сбивали "свои" же, то есть российские, самолеты?

Ноговицын: Радиолокационные станции "Бук" постоянно работают на одних частотах. А приемник сигнала "свой-чужой" на самолете рассчитан на смену диапазонов. Поэтому комплексы ПВО пускать ракеты по своим самолетам технически могут. Грузинским военным эту техническую особенность раскрыли зарубежные коллеги - поставщики этих комплексов, - и они максимально ее использовали на практике.

Невзлетные полосы

РГ: Несмотря на потери, можно ли говорить об успешном применении российской авиации?

Ноговицын: Можно. Во многом благодаря своевременной и эффективной авиационной поддержке миротворцев и подразделений 58-й армии были сорваны агрессивные планы грузинского руководства.

Вообще политическое и административное руководство Грузии быстро оказалось парализованным. Уже через несколько дней после начала агрессии Саакашвили просил, чтобы американцы прислали за ним самолет. Грузинские аэродромы готовились принимать военно-транспортную авиацию США для эвакуации политической и военной элиты. Из Ирака в Грузию вернули бригаду военнослужащих. Но две тысячи солдат и офицеров в бой так и не пошли - не успели. Правда, думаю, существенных корректив в ситуацию они в любом случае не внесли бы.

РГ: Именно тогда заговорили, что Россия якобы бомбит Тбилиси.

Ноговицын: На самом деле наши летчики нанесли удар только по одному объекту в грузинской столице - авиационному заводу, который восстанавливал боевую авиационную технику. Удар был настолько точный, что в городе никто ничего не понял.

РГ: От завода после этого что-то осталось?

Ноговицын: Нас интересовали только его цеха. Кроме завода, еще нанесли удар по трем военным аэродромам южнее Тбилиси. По правилам войны это нормальная практика - выводить из строя аэродромную сеть противника. Ведь с ее помощью к переднему краю перебрасывают вторые эшелоны и резервы. К тому же мы не могли допустить, чтобы с этих аэродромов летали на воздушную атаку наших войск грузинские Су-25. И они после наших прицельных ударов в небо больше не поднялись.

РГ: Западные СМИ утверждают, что российская группировка в Южной Осетии многократно превышала по численности грузинские войска. Так ли это?

Ноговицын: К моменту вторжения в Южную Осетию Грузия имела на этом направлении группировку в 12 тысяч человек. Наших миротворцев в республике было всего 588. С учетом отпускников даже меньше. А ведь грузинские подразделения, кроме того, имели в арсенале тяжелую бронетехнику, реактивные системы залпового огня, артиллерию, самолеты. Российские миротворцы могли им противопоставить только бронетранспортеры, машины для перевозки личного состава, несколько вертолетов Ми-8 да штатное оружие. Ну и, конечно, свое мужество. Именно поэтому руководством России было принято решение ввести на помощь "голубым каскам" подразделения 58-й армии. Замечу, что созданная группировка незначительно превосходила потребности по нейтрализации грузинской военной угрозы. При необходимости мы были готовы ее наращивать, но этого в пятидневной войне не потребовалось.

Мало воды и много политики

РГ: Мы вывели свои войска из Южной Осетии, не собираемся увеличивать миротворческий контингент в регионе. А в ответ видим в Черном море целую армаду натовских военных кораблей.

Ноговицын: Официально свое присутствие там они объясняют гуманитарными целями - мол, организуем помощь пострадавшему от "российской агрессии" грузинскому народу. Хотя в столь мирную миссию боевых кораблей верится слабо. В свое время, когда я учился в академии Генерального штаба, мы внимательно изучали опыт военной кампании США в Персидском заливе. Прежде чем начать операцию "Буря в пустыне", американцы полгода создавали на Ближнем Востоке войсковую группировку. Причем для отправки солдат и грузов фрахтовали гражданские суда. А тут вдруг направили большую группу военных кораблей в Черное море. Тратить огромные средства, чтобы перевезти в Грузию гуманитарную помощь, - это американцам как минимум не свойственно.

Когда-то адмирал Балтин, командуя Черноморским флотом, очень точно высказался: "В этом водоеме мало воды, но много политики". Наращивание натовской корабельной группировки в регионе - это тоже политика. Политика поигрывания мускулами. За безопасность в Черном море согласно конвенции Монтрё отвечает член НАТО - Турция. Сегодня на кон поставлен международный авторитет этой страны. А США давят на Анкару. По соглашению от 1936 года заявки на прохождение проливов надо подавать за 15 суток, а пребывание в море военных кораблей нечерноморских государств ограничено всего тремя неделями. Но американцы выкручивают руки, буквально прессуют Турцию.

Конечно, эта группировка НАТО вызывает много вопросов. Для каких она целей создается в таком составе? Как долго ее будут наращивать? Пойдет ли Анкара в угоду натовским партнерам на нарушение международного договора? Высшее политическое руководство России задает эти вопросы руководителям стран Запада. И пока, насколько мне известно, исчерпывающего ответа с их стороны нет.

По своей линии мы внимательно отслеживаем ситуацию в Черном море, делаем прогнозы и докладываем свои предложения руководству страны. Но сейчас наступил этап исключительно политических решений.

Война в прямом эфире

РГ: Анатолий Алексеевич, в который уже раз боевые действия сопровождались не менее ожесточенными информационными баталиями.

Ноговицын: Информационные войны в определенном смысле бывают даже страшней самой войны. Наблюдая за ситуацией в Грузии, складывается впечатление, что оболванивание людей пропагандой получило в этой стране статус официальной государственной политики. Смотрите, что сегодня творится у наших миротворческих постов в Южной Осетии. Туда автобусами специально подвозят группы людей, причем не местных жителей, со свежеотпечатанными на современной полиграфической технике антироссийскими транспарантами на английском языке. Выйдя из автобусов, они начинают громко оскорблять миротворцев, называть их "оккупантами", что-то еще кричать. Причем почему-то все время на английском языке. Западные журналисты, приехавшие вместе с пикетчиками, все это снимают и потом выплескивают свои репортажи с соответствующими комментариями на мировые телеэкраны. Вот такое своеобразное понимание "свободы слова" и "демократических ценностей" у грузинского руководства. По-другому они, видимо, и не могут.

А Западу, по всей видимости, ничего иного тоже не нужно. Мне довелось принять участие во встречах с официальными представителями США в России. Показывали им трофейные карты, другие документальные свидетельства грузинской агрессии. Никто не смог возразить против наших аргументов. Но все равно со страниц западных СМИ все еще слышна откровенная ложь о причинах произошедшего в Южной Осетии.

РГ: Но ведь в СМИ звучат и вполне разумные упреки. Например, в том, что воевать в Южную Осетию послали солдат-срочников.

Ноговицын: В Южной Осетии проводилась войсковая операция. 58-ю армию подняли по тревоге, срочно перебрасывали на помощь миротворцам. "Фильтровать" в такой обстановке подразделения по персоналиям с военной точки зрения преступно. Воюют не одиночки, а отделения, расчеты, экипажи. Дробить их по принципу "контрактник - неконтрактник" нельзя.

Наши командиры и так старались уберечь пацанов от огня, и уже на территории Южной Осетии оставляли их в тылах.

В то же время хочу напомнить, что российские законы не запрещают отправку в "горячие точки" солдат-призывников, имеющих за плечами полгода службы в армии.

РГ: Почему мы не использовали в Южной Осетии новую боевую технику? Рассматривалась ли возможность переброски туда недавно созданных горных бригад?

Ноговицын: Техника там воевала надежная, модернизированная, хорошо зарекомендовавшая себя в других вооруженных конфликтах. Не слишком новая - с этим я согласен. Но это не является отличительной чертой только Российской армии. Давайте посмотрим на тех же американцев. Свой знаменитый стратегический бомбардировщик В-52 они приняли на вооружение в середине прошлого столетия. И он до сих пор летает. Более того, эксплуатационный ресурс самолета недавно был продлен до 2040 года.

Теперь что касается горных бригад, "Черных акул" и других специальных сил и средств. Их создавали для решения специальных задач. А в Южной Осетии шла классическая войсковая операция. Поэтому здесь были задействованы подразделения 58-й армии с ее штатным вооружением. И, на мой взгляд, его использование в течение пяти суток операции себя оправдало.

Для сравнения вспомните, что в Югославии мощной группировке сил НАТО, вооруженной современным высокоточным оружием, понадобилось 78 суток массированных бомбардировок с масштабным разрушением невоенной инфраструктуры по всей территории государства и многотысячными жертвами среди мирного населения.

Мы сейчас активно модернизируем свой боевой парк - и авиационный, и бронетанковый. Нельзя забывать, что современные боевые системы - это сплошная электроника. И тогда встает вопрос: кого же мы через несколько лет посадим за пульты управления новых боевых машин? Солдата с начальным образованием и полугодовой "учебкой" за плечами? Ему бы обычным танком, БМП или зенитной установкой овладеть за установленный срок службы по призыву. Вот почему, по моему твердому убеждению, современное оружие можно доверять только профессионалам.

Эта карта захвачена у грузинских штабных офицеров в ходе операции в Южной Осетии. Но изображена на ней Абхазия, которая должна была стать следующим объектом нападения, теперь уже грузинской группировки "Запад".

Операция планировалась под названием "Скала". В течение двух суток ударами вдоль Черноморского побережья и со стороны Кодорского ущелья грузины собирались полностью захватить Абхазию и выйти к Государственной границе России.

Все обозначения своих войск и ударов на карте сделаны по натовским стандартам синим цветом. Противник (российские миротворцы и абхазские военные) — красным цветом.

Нажмите, чтобы увеличить
Нажмите, чтобы увеличить
Власть Работа власти Внешняя политика Русское оружие В мире экс-СССР Южная Осетия Годовщина войны в Южной Осетии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники