Новости

11.09.2008 04:00
Рубрика: Экономика

Кому достанутся дачи Сталина и Берии?

Президент Абхазии: сейчас задача - ударно развивать курорты

В минувшую субботу в редакцию "Российской газеты" приехал президент Абхазии Сергей Багапш. Вот как он ответил на некоторые вопросы читателей и журналистов.

Куда делись 650 тысяч туристов?

Российская газета: Сергей Васильевич, сколько туристов к вам приезжали в последние годы?

Сергей Багапш: Если в 2005 году мы приняли 350 тысяч отдыхающих, то в прошлом - уже миллион. В этом году ожидали миллион триста, но, по понятным причинам, реально приехали вдвое меньше.

РГ: И как теперь, добившись независимости, Абхазия намерена восстанавливать одну из главных своих отраслей - курортную?

Багапш: Самим нам это не осилить, потому пойдем на приватизацию объектов и продажу некоторых из них. Будем усиленно привлекать инвестиции - это самый быстрый и реальный путь. Но нужно продумать схему привлечения инвестиций, чтобы избежать спекуляций. Скажем, прежде чем подписать договор об аренде или приватизации объекта, жестко оговорим требования: если в течение года инвестор не провел определенный объем работ, то договор с ним автоматически прерывается.

У нас есть великолепный курорт Пицунда, но ему уже сорок лет, здания обветшали и не готовы к приему отдыхающих. Нужно обновлять инфраструктуру, строить современные корпуса. Это смогут осилить мощные управляющие компании.

Вообще развитие курортной сферы - это локомотив, который потянет за собой другие отрасли: и аграрный сектор, и производство сувениров. Будет дан толчок развитию горного туризма. В общем, думаю, развитие, причем очень бурное, пойдет уже в ближайшие два-три года.

РГ: И в Абхазии будет как в Сочи?

Багапш: При всем уважении к Сочи - действительно красивому городу, мы такой же в Абхазии возводить не будем. Без генерального плана застройки новые объекты у себя строить не собираемся. Не секрет, что к нам пришел серьезный бизнес, скупается буквально все. Люди хотят быстрой прибыли, а нам нужны коммуникации, очистные сооружения, железные дороги, морское сообщение. И удержать ситуацию, не скрою, тяжело.

Кому 412 гектаровс вертолетной площадкой?

РГ: Есть один деликатный вопрос - бывшая союзная собственность.

Багапш: Эта проблема в российском МИДе обговаривалась. У нас вообще-то никакой особой бывшей собственности СССР нет. Есть собственность Российского государства, это несколько объектов - например, "дача Хрущева"... Мы все это отдали России в безвозмездное пользование. А по другим объектам отдельно будем решать.

РГ: А "дача Горбачева"?

Багапш: Она находится в ведении нашей администрации президента. Но содержать нам ее тяжело. Мы все-таки считаем, что этот объект должен работать на Россию, на ее высшее руководство. Там 412 гектаров земли, закрытая зона, все условия режимного объекта особой важности - есть куда кораблям заходить, вертолетные площадки, инфраструктура. Это не "Бочаров Ручей", где кругом жилые микрорайоны.

РГ: Еще один объект на озере Рица - "дача Сталина". Она какой статус имеет?

Багапш: Она сейчас тоже в ведении администрации президента Абхазии. Есть и другая "дача Сталина" - на Холодной речке. Есть "дача Берии", которую мы отдали администрации Краснодарского края. Они привели ее в порядок. Повторю: нам все эти объекты очень тяжело содержать.

Будут ли визы в Абхазию?

РГ: Вернемся к развитию туризма. Когда в Абхазии будет создана туристическая полиция?

Багапш: Мы об этом пока не думали. Ведь криминогенная ситуация в республике сегодня далеко не такая опасная, как говорят злые языки.

Мы разбили всю республику на 12-километровые зоны ответственности. Там постоянно курсируют оперативные группы. Налаживаем телефонную связь, чтобы при необходимости отдыхающий мог экстренно вызвать милицию или медпомощь. С другой стороны, будем требовать больше ответственности от граждан Абхазии, которые принимают туристов. Берешь на постой людей - отвечай за них. Чтобы их не обворовывали.

РГ: Теперь, когда Абхазия добилась независимости, намерены ли вы вводить визовый режим?

Багапш: Между Россией и Абхазией никаких виз не будет: граждане России, как и сейчас, смогут приезжать по внутреннему паспорту. Что же до других государств, то все зависит от отношения к нам. Из этого будем исходить. Вот с Грузией пока вообще никаких контактов нет. Наладятся отношения - подумаем, что делать. Скорее всего, в будущем визовый режим для Грузии будет необходим.

Как проехать на озеро Рица?

РГ: Когда-то рассматривались проекты строительства дорог через Кавказские хребты. Нет ли сегодня, на ваш взгляд, необходимости в их реанимации?

Багапш: Есть три проекта. Первый - выход на озеро Рица из Карачаево-Черкесии. Мы его не поддержали, поскольку это рекреационная зона. Невозможен и выход на Гагру, мы не хотим туда пускать грузовой транспорт, это тоже туристическая зона.

Второй проект - выход на Сухумский район, это дорога из Архыза длиной 92 километра. Из них 56 км уже готовы - мы делали там трассу, чтобы вывозить лес.

И третий вариант - через верхнюю часть Кодорского ущелья. Он самый реальный. При этом само ущелье будет объявлено заповедником. Никаких лесозаготовок: там уникальные минеральные воды, удивительные места. Я подпишу указ о создании заповедника уже на днях.

РГ: Заметна ли активность в Абхазии инвесторов из Турции?

Багапш: Я бы не сказал. Их у нас немного.

РГ: А возможны ли конфликты между иностранными инвесторами и местным бизнесом, как, например, сейчас в Сочи, где москвичи конфликтуют с краснодарцами?

Багапш: Не думаю. Это раньше мы искали любого и готовы были его на руках носить, лишь бы он пришел с бизнесом в Абхазию. А сегодня мы объявляем конкурсы, проводим тендеры. Когда это идет на серьезной основе, проблем потом не возникает.

Я, конечно, понимаю глубину вашего вопроса. Конверт можно поднести, заставить власти как-то по-другому на вас посмотреть в ущерб другим. Но если мы пойдем по этому пути, то просто не выживем. А с местным бизнесом проблем нет, потому что, честно говоря, его как такового пока нет. Нет местных богатых людей, кто бы мог инвестировать в производство.

В Москве есть более-менее состоятельные абхазцы. Мы говорим: пожалуйста, приезжайте к нам, начинайте. Потом будет поздно, ребята.

Вернутся ли сваны?

РГ: Каким вам видится развитие ситуации со сванами, они совсем ушли?

Багапш: Сегодня в абхазской Сванетии назначен представитель президента Республики Абхазия, мы контролируем эту территорию. Там помимо российского батальона находятся наши пограничники, военная комендатура и милиция.

Мы сванам сказали: на ком крови нет, возвращайтесь в свои дома, живите, работайте. Когда мы освобождали Сванетию, я за три дня предупредил сванов, чтобы они на время ушли. Это было по-человечески, ведь никому не нужна лишняя кровь. Потом мы оставили коридор для грузинских военных, чтобы они тоже вышли. Какая-то часть сразу ушла. На джипах вывезла награбленное. Другая часть осталась. Два дня мы обрабатывали территорию авиацией, артиллерией. А потом вошли и взяли ее без потерь.

Теперь сваны могут вернуться, никто не мешает. Жизнь там налаживается: работают энергетики, дорожники, магазины открываются. Хотя это большая нагрузка для нас: зарплаты, пенсии, снабжение. Будете жить нормально - никаких проблем. Но по законам нашей республики. Не желаете - не держим. Грузия рядом.

Экономика Туризм В мире экс-СССР Абхазия Деловой завтрак