Новости

18.09.2008 03:00
Рубрика: Происшествия

Полет был похож на ужас

Читательница "РГ" оказалась пассажиром разбившегося "Боинга" за неделю до катастрофы

На сайт "Российской газеты" пришло много откликов на катастрофу "Боинга-737".

Но одно из писем явно выделяется среди всех остальных. Его автор - читательница "РГ", которая ровно за неделю до трагедии летела на злополучном лайнере из Москвы в Пермь. Нам показалось, что это свидетельство может пролить свет на причины трагедии:

"Я летела именно на этом самолете 6 сентября 821-м рейсом в Пермь. Нас еще в Москве задержали примерно на 1 час 20 минут в связи с техническими неисправностями - так было объявлено пассажирам. На протяжении всего времени ремонта лайнера мы находились на борту и оказа лись немыми свидетелями неоднократных неудачных попыток завести двигатель.

После технических работ нам объявили, что все в порядке, рассказали о правилах пользования аварийно-спасательным оборудованием. Самолет начал движение. Но, отъехав от места стоянки метров на 20, на полуповороте двигатель снова заглох. В самолете воцарилась тишина. Мы молились - на самом деле так. Через минуту, несмотря на неоднократные проблемы с запуском двигателя, нас не только не выпустили в аэропорт, но и не сменили самолет.

Весь полет был похож на ужас. Ощущение смерти летело вместе с нами. Первым впечатлением от приземления была мысль, что мы просто живы. Я летаю достаточно часто, никогда не боясь полетов. Но этот животный страх смерти был настолько близок и ощутим, что, когда сказали о катастрофе, у меня не было сомнений: рейс 821-й, "Боинг", Шереметьево, неисправность двигателя".

Тимофеева Ирина, доктор медицинских наук

Как вы побеждаете страх летать?

Сергей Митрохин, председатель партии "Яблоко":

- Я очень много летаю по регионам России - этого требует моя профессия. Потому бессмысленно предаваться какому-то страху. Это значит бояться своей собственной работы. Да к тому же я несуеверный. Главное - быть уверенным в себе.

Владимир Костюченко, первый заместитель лидера Российского союза ветеранов Афганистана:

- Летать я очень боюсь. Особенно после того, как меня дважды сбивали в вертолете в Афгане. Спасался парашютом. Пока сам управлял - не боялся. А теперь я как профессиональный водитель, который, оказавшись на месте пассажира, сучит ногами, ищет тормоз. Перед полетом обычно выпиваю бутылку водки, да и после - тоже. Все-таки лучше передвигаться по железной дороге.

Шод Муладжанов, главный редактор "Московской правды":

- Если человека покидает чувство опасности, когда он пользуется любым транспортом, значит, он не вполне здоров. Любой нормальный человек должен бояться, даже когда едет в автомобиле. В самолет я обычно беру с собой интересную книгу. Сто грамм? Да нет, зачем? Это лишь увеличивает нагрузку на организм в полете.

Виктор Горбатко, летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза:

- Больше всего в полете переживаю за посадку. Но, признаюсь, молиться так и не научился. Уверен, судьба меня бережет.

Михаил Лермонтов, президент ассоциации "Лермонтовское наследие":

- А я не очень боюсь. Но перед полетом обязательно читаю молитву "Отче наш", потом включаю плеер, надеваю наушники и слушаю музыку.

Александр Ширвиндт, худрук Театра сатиры:

- Сажусь в кресло и, когда моторы взревут, обязательно выпиваю грамм двести. А потом - засыпаю.

Лидия Вележева, актриса:

- Чтобы отвлечься от страха, могу выпить таблетку снотворного, пробовала читать сценарий, учить роль во время полета.

Олег Галахов, председатель Союза композиторов Москвы:

- Нехорошие мысли сопровождают меня каждый раз, когда сажусь в самолет. Чтобы отвлечься, дремлю или стараюсь думать о чем-то приятном или необычном. Ведь находиться в воздухе несвойственно человеку, мы же не птицы! Орлом себя, конечно, не чувствую, но состояние порой бывает прекрасное. Так и дотягиваю до конца полета.

Михаил Федотов, секретарь Союза журналистов России:

- Очень просто - помогают мысли о вечном. Вечное на то и вечное, чтобы отвлекать нас от приходящих событий.

Происшествия ЧП Аварии и катастрофы Авиакатастрофа в Перми