Новости

23.09.2008 01:00
Рубрика: Власть

Когда имущество под арестом

Еще не значит, что его нельзя передавать "в другие руки"

Рядовой спор "хозяйствующих субъектов" озадачил юридическую общественность многогранностью обнаружившихся при рассмотрении этого спора проблем.

Возникла конфликтная ситуация еще в 2001 году: в марте того года организация, имевшая в собственности здание, заключила договор купли-продажи с целью продать свое здание "хорошим людям". Но против продажи выступил один из участников организации, посчитавший, что здание продается по цене, которая более чем в 40 раз ниже реальной. Исходя из такого подхода, участник потребовал признать договор купли-продажи недействительным.

Рассмотрение дела в арбитражных судах заняло несколько лет. В ходе судебного разбирательства истец заявил ряд оснований, в соответствии с которыми судам надлежало удовлетворить заявленное требование. При этом требования, дающие реальные шансы на выигрыш дела, истец привел уже после того, как истекли сроки исковой давности по таким требованиям, на что сразу же обратила внимание организация-ответчик. Соответственно в удовлетворении таких требований суд истцу отказал.

Впрочем, основной довод истца выглядел внушительно и без отклоненных требований: в июне 2001 года суд общей юрисдикции (рассматривая иное дело) наложил арест на спорное имущество, запретив, в том числе, совершать сделки с этим имуществом. Передано покупателю здание было в сентябре 2001 года, то есть после наложения ареста. Отсюда истец делал вывод, что совершена сделка с арестованным имуществом, что недопустимо в силу закона.

Но поддержки у судей подобная позиция не нашла: арбитражные суды трех инстанций признали договор купли-продажи заключенным в марте (до наложения ареста), а потому не усмотрели оснований для признания договора недействительным.

Получилась некоторая двойственность: с одной стороны, понятно, что фактическая передача здания после наложения ареста означает прямое игнорирование того ареста, с другой стороны, формально все соответствует закону. В необходимости разрешения подобной коллизии истец сумел убедить коллегию судей Высшего арбитражного суда РФ. Изучив вопрос, коллегия судей направила дело на рассмотрение президиума ВАС РФ. Но последняя судебная инстанция истца не утешила - постановлением президиума ВАС РФ от 16 сентября 2008 года N 6343/08 судебные акты нижестоящих судов были оставлены без изменения. Таким образом, президиум ВАС РФ не согласился с коллегией судей ВАС РФ, полагавшей необходимым приравнять запрет на совершение сделок к запрету на фактическую передачу имущества.

Отсюда для лиц, ходатайствующих о наложении ареста на имущество, вытекает вполне прагматическое следствие: надо просить суд при наложении ареста предусматривать не только запрет на совершение сделок, но и запрет на совершение действий во исполнение ранее заключенных сделок. Тогда не возникнет и повода для выяснения того, является ли передача имущества самостоятельной сделкой.

Однако рассматриваемое дело любопытно не только обнаруженным способом обойти наложенный на имущество арест. В определении о передаче дела в президиум ВАС РФ коллегия судей затронула вопрос, не поднимавшийся истцом. Судьи предлагали "изничтожить" (применив последствия недействительности ничтожной сделки) последующую сделку купли-продажи, совершенную между покупателем здания и третьим лицом. Само предложение правомерно, поскольку право "изничтожения" суду предоставлено пунктом 2 статьи 166 Гражданского кодекса РФ. И достаточно наличия ничтожной сделки, чтобы такое право возникло у "любого заинтересованного лица", а также у суда. Отказав коллегии судей в удовлетворении представления, президиум ВАС РФ, очевидно, счел, что в данном случае нет ничтожной сделки, к которой можно было бы применить предусмотренные законом последствия.

Но обнаруженное коллегией судей ВАС РФ желание рассматривать конкретную сделку в качестве ничтожной вновь заставляет вернуться к "конфискационной" 169-й статье ГК РФ. Статья 169 описывает собой один из вариантов, предусматриваемых статьей 166. И коль скоро судьи ВАС РФ считают возможным усматривать признаки ничтожности в сделке, попавшей в поле их внимания, то становится попросту бессмысленным ограничение налоговых органов в праве заявления требований о применении конфискации, предусмотренной статьей 169 ГК РФ. Налоговикам при рассмотрении любого спора будет достаточно предъявить "аморальный" договор налогоплательщика и ходатайствовать о применении судом конфискации "по собственной инициативе суда".

И все разговоры о защищенности налогоплательщиков постановлением пленума ВАС РФ от 10 апреля 2008 года N 22, которое вроде бы значительно ограничило налоговиков, могут в итоге превратиться в "пар, ушедший в свисток".

 

 

Власть Работа власти Госуправление Власть Работа власти Судебная система