20idei_media20
    30.09.2008 03:45
    Рубрика:

    На Дону работает специальная программа по реабилитации милиционеров, вернувшихся из горячих точек

    Как помочь участникам боевых действий адаптироваться к мирной жизни

    В Ростовской области работает специальная программа по реабилитации милиционеров, вернувшихся из горячих точек.

    Срывов не бывает

    О том, что такое война, донские милиционеры знают не из учебников истории. Служба в "горячих точках" - Чечне, Дагестане, Кабардино-Балкарии - для них обычное дело. Гораздо сложнее подчас приспособиться к мирной жизни.

    Постучав по дереву, в главном управлении внутренних дел по Ростовской области нас заверили, что никаких инцидентов с участием бойцов, прошедших "горячие точки", зарегистрировано не было.

    - В соответствии с приказом министра МВД России в субъектах были разработаны комплексные программы медико-психологического обеспечения сотрудников органов внутренних дел, выполняющих задачи на территории Северо-Кавказского региона, - поясняет Дмитрий Кугут, начальник отдела по воспитательной работе ГУВД по Ростовской области. - Перед отправкой в командировку с милиционерами обязательно работают специалисты подготовки кадров, преподаватели, врачи и психологи. Из 70 человек отсеивается не более трех-пяти человек.

    Ежемесячно психологи выезжают на Северный Кавказ и общаются с бойцами и командирами.

    - Длительность командировки определяет МВД РФ - обычно от трех до шести месяцев, - говорит Жанна Шолохова, начальник психологической службы ГУВД по РО. - Пока милиционер выполняет задание, районный отдел старается помогать его родственникам в решении бытовых проблем: привезти уголь, починить забор. За все это время у нас не было прецедентов, чтобы кто-то сорвался со службы домой из-за того, что надо было срочно уладить какой-то вопрос. Навещает семьи и психолог, который имеется в штате половины ОВД районов области. И порой от жен мы узнаем о психологическом состоянии милиционера гораздо больше, нежели от него самого.

    В реабилитации нуждаются все, кто побывал в "горячей точке" и постоянно находится в напряжении

    По возвращении из "горячих точек" бойцы снова проходят психологическое и медицинское обследование. Если со здоровьем и психикой все хорошо, они могут уйти в реабилитационный отпуск - по количеству "красных" дней в календаре, которые выпали на их командировку, но не менее десяти суток. Если же найдены отклонения от нормы, милиционера направляют на лечение в ростовский госпиталь или в таганрогскую амбулаторию №1 медсанчасти ГУВД.

    Нервы на пределе

    Среди постоянных пациентов амбулатории - бойцы ОМОНа "Кобальт", который дислоцируется в Таганроге. Этот отряд милиции особого назначения побывал в самых-самых "горячих точках". В августе 1996 года в Чечне омоновцы попали в окружение. Не имея воды, продовольствия и боеприпасов, в течение 28 суток отряд защищал Грозный. Донская милиция понесла тогда боевые потери: погиб 20-летний Роман Шишкин.

    - Мы собирали патроны в шапки, чтобы их хватило хотя бы на пулеметную ленту, - вспоминает Игорь Демин, командир отряда "Кобальт", удостоенный двух орденов Мужества. - Но пока Верховный главнокомандующий не отдал приказ оставить блокпост, мы продолжали драться.

    Для Демина аксиома: синдром Рэмбо - не выдумка, в реабилитации нуждаются все, кто побывал в "горячей точке".

    - Необязательно даже быть раненым и контуженным, - говорит командир "Кобальта". - Достаточно того, что человек постоянно находится в напряжении. Вы посмотрите на людей, проработавших много лет на ответственных должностях, к пенсии они полностью "выгорают", их нервная система истощается. У нас командировки длятся по полгода, порой милиционеры, не успев вернуться, вновь вынуждены отправляться на Кавказ. Не всякая жена может выдержать такой режим - отсюда и массовые разводы. Когда возвращаемся домой, я 90 процентов бойцов отправляю в дневной стационар дней на 10. Днем им делают уколы, массаж, ванны, а вечером они идут домой. Такой санаторий без отрыва от семьи. Я добился, чтобы нам разрешили брать женщин на должность психолога. Мужчина никогда не расскажет мужчине то, чем он может поделиться с женщиной.

    Психолог отряда Елена Русник беседует с каждым, кто вернулся из командировки, и вычисляет группу риска. В некоторых случаях становится очевидно, что в "горячие точки" бойцу дорога закрыта. Его психика настолько надломлена, что ломать ее дальше - преступно.

    В отряде созданы комнаты психологической разгрузки и релаксации. Здесь можно посидеть в мягком кресле под приятную, убаюкивающую музыку или журчание фонтана. А "волшебные очки" - прибор аудиовизуальной стимуляции - помогают мозгу расслабиться, и человек засыпает безмятежным сном.

    Неучтенный контингент

    Но не все так гладко в смысле реабилитации участников боевых действий. Если личный состав постоянно находится на виду у специалистов и в любой момент может получить помощь, то уволившиеся со службы оказываются предоставленными самим себе. Что происходит с ними, можно только догадываться.

    - Мы отслеживаем лишь судьбу инвалидов вследствие военной травмы. В Ростовской области их чуть больше 380, - говорит Дмитрий Кугут. - На каждого из них в райотделе заводится учетное, а в ГУВД - контрольно-наблюдательное дело. За каждым закрепляется сотрудник отдела, в котором он работал до получения ранения, кадровик и психолог. Ежеквартально они должны посещать подопечного. Но брать на учет всех, кто бывал в "горячих точках", а потом уволился со службы, просто нереально.

    - Были случаи, когда ребята уходили из отряда на пенсию и спустя два-три года накладывали на себя руки, - рассказывает Игорь Демин. - У одного нашли записку: "Не могу так больше жить…" Что тут скажешь? Раз в год в день образования отряда мы собираем всех, кто служил в "Кобальте", отмечаем это событие. Но двери нашего отряда открыты всегда. Позвони, попроси. Мы всегда душу отдадим.