Новости

30.09.2008 04:00
Рубрика: Общество

Сельцовский - врач города

Руководитель московского здравоохранения - о главном в профессии медика

Более десяти лет рецепты для врачей и пациентов выписывает руководитель Департамента здравоохранения столицы Андрей Сельцовский, которому сегодня исполняется семьдесят.

Предъюбилейного разговора с Андреем Петровичем не получилось. По чьей вине? Наверное, обоюдной. О проблемах столичного здравоохранения как-то не совсем к месту - все-таки юбилей. Да к тому же о них говорим постоянно. Поскольку это главное в жизни Сельцовского. Тем более не было случая, чтобы Андрей Петрович отказался от встречи с журналистами, "ушел" от неудобных вопросов во время различных "горячих линий". Если нет сиюминутного ответа, то обязательно вопрос "берется на контроль" для "ответа отсроченного".

Коренной москвич, он ревниво относится к городу. Любой, даже незначительный прокол в службе здоровья переживает как личную беду. И лично вмешивается в ситуацию. Не доверяет подчиненным? Вовсе нет. Характер такой. Не раз вместе с ним ездила на служебные аэродромы, куда самолеты доставляли в Москву пострадавших во время террористических актов, в катастрофах. Мог бы сам не встречать? Мог. Встречает. Никогда об этом не рассказывает. Не считает нужным.

Зато считает нужным постоянно участвовать в консилиумах, решающих судьбы сложнейших пациентов. Не формально. Не ради "галочки о проделанной работе". Доктор медицинских наук, профессор Сельцовский тщательно готовится к каждому консилиуму. Хотя у самого более 70 научных статей по неотложной травматологии, организации территориального здравоохранения, другим проблемам современной медицины. Это характер. Не любит, когда какие-либо огрехи оправдывают тем, что "лечение основано на утвержденных стандартах". Пациент вне стандартов. К каждому нужен свой подход. Особенно если это старики, инвалиды, дети. Пациент должен доверять врачу, быть уверен в победе над болезнью. Иначе выздоровления можно и не дождаться.

Недавно крупнейший российский нейрохирург Владимир Викторович Крылов подарил Сельцовскому свою книгу - научный труд по нейрохирургии. Не секрет, нередко за такие подарки вежливо благодарят и... ставят на полку. Но это не о Сельцовском. Он читатель добросовестный, дотошный. Да, нейрохирургия не имеет прямого отношения к тому, чем он сегодня занимается. Но имеет отношение к медицине. И значит... Значит, он должен быть в курсе, должен знать. Наблюдать со стороны? Не интересно. Да и скучно, наконец. Годы проходят, чины и должности меняются. Характер тот же.

Это семейное? Не исключено. Андрей Петрович никогда не настаивал и не настаивает, чтобы его дети, внуки пошли по его стопам. Знаете, почему?

Андрей Сельцовский: В медицину нужно приходить только по желанию. А просто так - ни в коем случае. Если ты не лечишь больных, то профессионализм улетучивается как дым. Лечить больных, участвовать в процессе лечения - непроходящее желание врача. Медицина - это как дышать. Это навсегда. В обычные дни сложно урвать время на участие в консилиумах? Но есть же еще суббота и воскресенье. И ему не жалко тратить их на консилиумы. Андрей Петрович показывает старую фотографию. За хирургической маской можно разглядеть лицо молодого Сельцовского: ему 31 год, и он уже полноправный хозяин в операционной - самостоятельно оперирует.

И все-таки... Ну кем могли стать сыновья потомственных врачей? Ведь и брат Андрея Петровича Петр Петрович - тоже известный врач, профессор-фтизиатр. А отец Петр Лазаревич Сельцовский - выдающийся военно-полевой хирург и ученый. Его работы по противошоковой терапии, консервированию и переливанию крови и кровезамещающих жидкостей переоценить невозможно. Он тоже был профессором. Тоже полковником медицинской службы. Великую Отечественную войну начал руководителем эвакогоспиталя. Потом стал главным хирургом фронта. Мама Нина Кузьминична, родом из-под Рязани, как и отец, окончила Второй московский медицинский институт. Так что все-таки по стопам родителей пошли сыновья. Андрей Петрович в 1962 году окончил Военно-медицинскую академию имени Кирова и отправился врачом в полк. И почти 30 лет служил на различных военных должностях в министерстве обороны. Участвовал в боевых действиях в Анголе, Сирии, Афганистане, Эфиопии. Организовал травматологическую службу армии. Особая строка в послужном списке - работа в военном госпитале имени Бурденко. Занятие травматологией опорно-двигательного аппарата, операции по протезированию суставов.

Российская газета: Нравилось оперировать?

Сельцовский: Конечно! Как можно оперировать без любви?

(Сельцовский скуп на похвалы. Но о начальнике госпиталя генерале Николае Леонидовиче Крылове рассказывает с явным удовольствием.)

Сельцовский: Это была замечательная школа для врачей - школа Крылова. Это он учил нас работать с литературой. Это от него потребность участвовать в консилиумах. Тогда мы не всегда понимали, зачем он сам на них ходит и нас к этому подталкивает. Замечательный хирург, умнейший, очень образованный человек. Вот когда говорят профессионал высочайшего класса, всегда прежде всего представляю Николая Леонидовича. Теперь понимаю, что он был и великолепным организатором. Многие известные медики вышли из школы генерала Крылова.

РГ: Сейчас нередко "косят" от армии. Вы отслужили в ней почти 30 лет. Не жалеете?

Сельцовский: Ни минуты! Никогда! Начал курсантом, закончил полковником. Не все, не всегда было гладко. Но прошел этот путь. Служба очень многое мне дала.

РГ: В 1982-м вас демобилизовали...

Сельцовский: Встречи с распростертыми объятиями не было. Пошел работать дежурантом в городскую больницу N 54. Пять-шесть суточных дежурств в месяц. Получал 160-170 рублей - по тем временам хорошие деньги.

РГ: На пути к нынешней должности руководителя Департамента здравоохранения Москвы была работа заместителем главного врача по хирургии 29-й больницы, главным врачом 81-й, 50-й клинических больниц, крупнейшей больницы страны Боткинской...Госпитальный опыт пригодился?

Сельцовский: Госпиталь отличается от больницы. Госпиталь - это огромная школа профессионализма. И, конечно, дисциплина, порядок. Жесткая дисциплина, жесткий порядок...

РГ: А начальник госпиталя Крылов любил консилиумы. И вам передал эту любовь...

Сельцовский: Не вижу никакого противоречия. Само слово "консилиум" чаще всего применяется именно в медицине, когда постоянно решаются вопросы здоровья, вопросы жизни. И надо выбирать оптимальные пути спасения. А вот после этого должна быть железная дисциплина исполнения. Если ее нет, то, скажем, медсестра может перепутать назначенные врачом препараты. От ошибок никто не гарантирован? Даже медики? Согласен. Вот только цена ошибки в нашем деле... Да это просто смертельно опасно.

РГ: Десятилетия в медицине. Есть с чем сравнивать. Когда было проще работать?

Сельцовский: Разное время. Разные требования. Все другое. Иные методики. Иные подходы к диагностике, к лечению. Теперь такие возможности, которые даже в мечтах не возникали. Но осталось главное: от врача по-прежнему требуются высочайший профессионализм и полная самоотдача.

РГ: А теперешние врачи? У вас есть к ним претензии?

Сельцовский: А как же не быть? Старшее поколение всегда что-то не устраивает в поколении молодом. Поколении, идущем на смену. Но призываю вас к объективности. Приглядитесь к ним. Одно знание языков, которое нынче норма для молодых, чего стоит. Они же без проблем могут знакомиться со всей мировой литературой по специальности. Послушайте, как они выступают на самых высоких международных форумах. Они смелее нас. Они спокойно или, как они говорят, запросто берутся за самые сложные операции, готовы оперировать и в глубинке, и в самой продвинутой зарубежной клинике. В них наша сила. И чем их больше, тем лучше. Их надо холить, лелеять, пиарить (ненавижу это слово), чтобы создать им условия наибольшего благоприятствования. Они требуют уважения и продвижения.

РГ: Это о профессионализме. А о самоотдаче? Тем более полной?

Сельцовский: Сложнее. Но надеюсь, что среди молодых все же больше тех, кто чувствует ответственность перед больным, а не перед начальником. Кто придет в клинику в любое время, если надо посмотреть больного. Кто не отсиживает "от и до". В медицине так нельзя.

РГ: Когда-то давно Департамент (тогда Комитет) здравоохранения возглавлял замечательный человек Леонид Андреевич Ворохобов. Как-то мы беседовали в его кабинете. Мобильников тогда не было. Зато на его столе стояло несколько телефонных аппаратов, в том числе и "вертушка". И без конца звонил то один, то другой телефон. В основном были просьбы об устройстве на лечение, о консультациях. Леонид Андреевич терпеливо выслушивал, делал пометки в блокноте. Никому не отказывал. Я тогда призналась Ворохобову, что у меня огромную часть времени занимают подобные просьбы. Не забуду его слова: "Ирина! Если можете хоть как-то помочь, никогда никому не отказывайте".

Сельцовский: Он был прав. Нельзя отказывать, если можно помочь. Если вам кто-то скажет, что я отказал, значит, просто врет.

РГ: Банальный для юбилея, для юбиляра вопрос, но все-таки задам...

Сельцовский: Хотите, скажу, какой именно? "Если бы можно было начать все сначала, выбрал бы я другой путь? Не надоела ли за столько лет профессия?" Угадал?

РГ: Угадали.

Сельцовский: Не выбрал бы ни за что! Хотя, конечно, были и бывают минуты, даже часы, когда хочется все бросить, уйти, не слышать, не говорить изо дня в день о болезнях... Но это проходит. Уж вы мне поверьте: профессии лучше, чем профессия врача, нет.

РГ: В дни рождения обязательны подарки. На ваш взгляд, каким может быть лучший подарок?

Сельцовский: И самый лучший, и самый дорогой - здоровье...

И это все о нем

Геннадий Онищенко, академик РАМН, Главный Государственный санитарный врач РФ:

- Андрей Петрович - человек, который сделал себя сам. Окончив Военно-медицинскую академию имени Кирова, он почти 30 лет своей жизни отдал ратному труду. Он один из тех немногих военных врачей, для которых расцвет карьеры начался после службы в армии. Время востребовало его. Возглавив столичную службу здоровья в непростое для здравоохранения время, он в силу своего профессионального опыта, таланта руководителя уберег ее от всякого рода экспериментов и, обеспечив стабильность, провел через рифы реформаторских соблазнов. И сейчас, когда у экономики появились возможности, в здравоохранении Москвы идет позитивная динамика. Строятся новые больницы, переоснащаются старые, осваиваются современные технологии.

Требовательный к себе и к подчиненным, подчас суровый, он беззаветно предан главному в профессии врача - сделать все для облегчения страдания больного. Мне приходилось быть рядом с ним, когда возникала необходимость помочь конкретному человеку. И он, используя свой недюжинный профессиональный опыт, организаторские способности, делал все возможное и невозможное, чтобы сохранить жизнь конкретному человеку. В этом его человеческая и профессиональная суть.

В юбилей хочется пожелать ему мудрости в решениях, терпимости, спокойствия и уверенности. И пусть Господь хранит его в здравии во имя служения самой святой на земле профессии - профессии врача.

* * *

Леонид Рошаль, детский доктор мира:

- Сельцовский с последними двумя мужчинами - министрами здравоохранения - не дружил, что характеризует его положительно. А дружили еще наши родители. Я Андрея знаю с детства. Кроме того, он мой непосредственный начальник. Поэтому могу быть необъективным. Человек Сельцовский не простой. В общении сложный. Очень требовательный и жесткий, даже иногда слишком. Но, если от тебя зависит здоровье миллионов москвичей и тебе нужно отвечать за работу каждой санитарки, сестры или врача поликлиник и больниц, будешь требовательным. Не все зависит от него. Москва помогает. Я желаю Андрею силы и юмора все это выдержать и сделать так, чтобы при упоминании имени Андрея Сельцовского люди улыбались. Здоровья и ему нужно. Я это точно знаю и поздравляю.

* * *

Елена Малышева, профессор, ведущая программы "Здоровье":

- О судьбе Андрея Петровича можно было бы написать замечательную книгу. У него удивительная, героическая биография. Он работал врачом во многих "горячих" точках. Он был легендарным спортивным доктором знаменитой победоносной сборной хоккейной команды страны. Наши выдающиеся хоккеисты до сих пор называют профессора Сельцовского просто Андрей. Для них он по-прежнему главный и единственный доктор.

У Андрея Петровича необыкновенная семья. Его отец - человек в медицине легендарный, профессор, тоже полковник медицинской службы. Я бы в книге о Сельцовском написала, какой он удивительный муж, отец, дед. Но Сельцовский терпеть не может, когда о нем пишут и говорят. И, наверное, это главное в Андрее Петровиче самом. Он настоящий мужчина, блестящий организатор, прекрасный доктор, который всегда приходит на помощь.

* * *

Анатолий Махсон, профессор, главный врач Московской городской онкологической больницы N 62:

- Отношения с Андреем Петровичем Сельцовским у нас складывались негладко. Всякие были периоды. Он очень непростой, очень неординарный человек. И понимание, точнее, взаимопонимание приходило постепенно. После того как в очередной раз убеждался в его правоте, в умении прогнозировать ситуацию. Бесспорно: столичный уровень московской службы здоровья, нередко уровень эталонный, - во многом заслуга Андрея Петровича.

Примером может быть и наша, 62-я онкологическая больница. За последние 12 лет пропускная способность больницы увеличилась в два с половиной раза. И дело не только в количестве, хотя и оно очень важно. Главное, изменилось качество лечения. Куда больше сложнейших операций с применением высоких технологий, использованием современных методик. Одно время было тяжелое положение с радиологией. Но сейчас закуплен линейный ускоритель с компьютерной томографией, системой планирования. Наша больница соответствует мировым стандартам лечения онкологических заболеваний.

* * *

Валентина Степченкова, сотрудник Департамента здравоохранения Москвы:

- Работаю в департаменте десятки лет. Менялись названия нашего учреждения, менялись руководители. Мне есть с чем и с кем сравнивать. Легко работать с Андреем Петровичем? Я бы так не сказала. С требовательным руководителем легко не бывает. А Сельцовский требователен. При этом очень надежен и доступен. Доступен для коллег, доступен для тех, кто нуждается в помощи. Знаю об этом не понаслышке, не со стороны. Нередко звонят незнакомые люди, просят передать благодарность Андрею Петровичу. А это, по-моему, дорогого стоит...

* * *

Анита Цой, певица:

- Андрея Петровича Сельцовского знаю много-много лет. Судьба сводит нас нечасто. И все равно Андрюша - мой друг. Он всегда приходит на помощь. В самые сложные, даже отчаянные минуты нашей, в частности, моей жизни. Помню 1994-1995 годы. Андрей Петрович - главный врач Боткинской больницы. У меня перелом позвоночника. Вот тогда мы и познакомились, тогда я попала к врачу Сельцовскому. Благодаря ему я заново пошла. И не только. Еще написала под гитару песню из альбома "Полет", который вышел в 1997 году. Тогда Андрей Петрович запомнился строгим. Я бы даже сказала, грозным. Но, может, потому, что я была больная хулиганистая. Нередко шла наперекор советам медиков. Андрюше со мной пришлось несладко. А потом еще был и аппендицит. И снова вмешательство Андрюши. Я обязана ему здоровьем, да и самой жизнью. Он заботливый, он верный. Знаю, какой он прекрасный муж. Рядом с ним женщина чувствует себя настоящей женщиной...

А вообще-то я на него слегка обижена. Он частенько пропускает мои концерты. Вечно он на кнопке "вызов". Настоящий боевой офицер медицины.

* * *

Николай Володин, академик РАМН, ректор Российского государственного медицинского университета:

- Я познакомился с Андреем Петровичем в 1994 году. Тогда он был главным врачом больницы имени Боткина. Повод к знакомству очень печальный: провожали в последний путь Виктора Васильевича Гавришова - известного медика, организатора здравоохранения. Тогда впервые увидел Сельцовского, и меня поразили его человечность, доброта, отзывчивость на чужую беду, чужую боль. С тех пор немало было разных встреч, всяких ситуаций, всяких событий. И каждый раз убеждался: первое впечатление абсолютно правильное. Андрей Петрович - колоссальный стратег в кадровой политике. Я приведу только один пример: организация медицинского факультета по подготовке кадров для работы в первичном звене здравоохранения Москвы на базе нашего университета. Факультет был создан. Уже состоялись четыре выпуска. Сейчас на факультете учатся 2400 человек. Как учатся? Как работают? Андрей Петрович отслеживает их судьбы. И еще мы, ученые, преподаватели вузов, благодарны ему за то, что столичные больницы - клиническая база подготовки студентов-медиков. Не только для Москвы - для всей России. И не только России.

* * *

Валдис Пельш, телеведущий:

- Врачей надо причислить к солдатам невидимого фронта. Мы о них вспоминаем, когда как следует прижмет. Это неправильно. Но такова наша жизнь. Вот и я узнал Андрея Петровича по грустному поводу, когда со мной случилась беда. Оказалось, что это замечательно умный веселый человек с огромным чувством юмора. И пусть мой голос вольется ручейком в хор поздравлений. Поздравлений Андрея Петровича, всех медиков. И если им вдруг понадобится какая-то наша помощь, мы постараемся ее оказать.

Общество Здоровье Москва Правительство Москвы Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Лучшие интервью