Новости

02.10.2008 02:00

Куда исчез "Зоопарк"

Наша армия имеет лучшие в мире комплексы артиллерийской разведки, но эффективно пользоваться ими не может. Почему?

Какими бы продвинутыми ни были наши радио- и оптико-электронные системы разведки и наведения, но одни они на поле боя не воины. Специалисты считают: пришло время создания единой информационной системы.

Сеть для снаряда

Идея поймать снаряд в радиолокационную сеть, отследить и просчитать траекторию его полета родилась с началом внедрения радиолокации в артиллерийские батареи ПВО. И комплекс, названный в целях секретности странным именем "Зоопарк-1", можно считать одной из вершин советско-российской конструкторской мысли.

Создали его в тульском НПО "Стрела". Американский аналог "Зоопарка-1" AN/TPQ-36 размещен на сцепке из автомобиля и буксируемой платформы, имеет 5 человек обслуживающего персонала и приводится в рабочее состояние полчаса. Экипаж "Зоопарка-1" состоит из трех человек, сам комплекс размещен на бронированной плавающей машине, приводится в боевую готовность за несколько минут. И по техническим характеристикам наш комплекс ни в чем американскому не уступает.

Проблема в другом. Армия США свою радиолокационную систему артразведки использует во всех военных операциях, где участвует. "Зоопарк-1" стареет в закрытых арсеналах. Впрочем, иногда его задействуют на больших учениях, чтобы удостовериться - еще работает.

А работает комплекс фантастически. Снаряд видит за 15 километров. В первую же секунду определяет координаты орудия, из которого произведен выстрел, а в следующую - выдает своим артиллеристам все данные на открытие прицельного огня по вражеской батарее. "Зоопарк-1" может определять координаты 60 батарей в минуту. Может определить и скрытую позицию одиночного миномета в условиях города. Вопрос в том, как распорядиться этой информацией, особенно в скоротечном бою.

Оперативные данные, требующие ответной реакции в течение нескольких секунд, традиционно передаются по радиостанции куда-то "наверх" и ползут по нескончаемой штабной цепочке, пока не дойдут до человека, принимающего решение. На все прохождения-согласования уходит не меньше десяти минут - в лучшем случае. И лишь после этого батарея может получить координаты вражеского объекта и разрешение на открытие огня.

Обогнавший время

Ну и какой толк от продвинутого "Зоопарка"? Враги отстреляются по полной программе и успеют сменить позицию, пока наши батареи, если они к тому времени уцелеют, начнут бить туда, где никого уже нет.

Вот потому-то новейшие системы радиолокационной артразведки и целеуказания не могут раскрыть свой потенциал ни в контртеррористической борьбе, ни в более серьезных операциях.

Специалисты, с которыми корреспондент "РГ" общался при подготовке этого материала, единодушны: необходимо срочно создавать единую информационную сеть, подключаться к которой могли бы и артиллеристы, и мотострелки, и танкисты, и летчики армейской авиации. Прошло время, когда артиллерийская, общевойсковая, воздушная, а когда-то и кавалерийская разведки действовали отдельно и лишь в собственных интересах. Сейчас все данные, получаемые от разведывательных самолетов и беспилотников, от наземных пластунов, артиллерийских наблюдателей и даже из космоса, надо сводить в единое информационное поле. Только тогда командир любого ранга будет иметь полную и достоверную информацию для оперативного принятия решения. Только в такой системе могут работать комплексы, подобные "Зоопарку".

К созданию единого информационного пространства в интересах Вооруженных сил практически одновременно приступили в СССР и в НАТО. К сожалению, с распадом Союза этот процесс затормозился. Но ситуация не безнадежная. Необходимы в первую очередь, как говорят военные, оргштатные мероприятия.

От "Фары" до "Аистенка"

О том, что время для принятия решения пришло, свидетельствует и положительный опыт применения более простых систем радиолокационной разведки. Создаются они все на той же "Стреле", которая сейчас входит в концерн ПВО "Алмаз-Антей".

Разработана целая серия комплексов, способных обеспечивать сканирование местности как для артиллерийской батареи, так и для отдельного ствола. Причем ствол может быть и орудийным, и пулеметным, и гранатометным.

- В конце 1990-х мы участвовали в различных международных выставках оружия, где старались показать свои системы в лучшем свете. Но интереса к ним никто не проявлял, - рассказывает гендиректор и генконструктор "Стрелы" Николай Зайцев. - Это было странным, так как наши изделия, ни в чем не уступая американским аналогам, были значительно дешевле и превосходили их по эксплуатационным качествам. И вдруг лет семь назад неожиданно с нарастающим темпом пошли заказы из-за рубежа. Оказалось, лучшей рекламой были не выставочные образцы, а те, что использовались при проведении антитеррористических операций.

Для внутренних войск были закуплены комплексы разведки и целеуказания, которые в боевых условиях показали себя с самой лучшей стороны. А за рубежом, как выяснилось, внимательно отслеживали, как и каким оружием шла борьба с незаконными вооруженными формированиями. Оценкой наших систем стали экспортные заказы.

Новые системы, кстати сказать, высветили проблему, которая требует своего решения.

Радиолокационная станция разведки и целеуказания "Фара-1", установленная на пулемете, не позволяет противнику скрытно подобраться к блокпосту или охраняемому объекту. Террорист-одиночка или группа боевиков хоть в дождь, хоть в туман обнаруживаются "Фарой" на расстоянии в два километра. Пулемет нацеливается автоматически, остается нажать на спуск. Но вот если в тумане идет не враг?

Где "свой-чужой"?

Был случай, когда батарея внутренних войск взяла под радиолокационный контроль горный перевал. И как-то ночью на экранах радаров появилась групповая цель. По всем признакам шел отряд боевиков. Артиллеристы изготовились к стрельбе и были готовы накрыть его одним залпом. Однако разрешение на открытие огня в штабе не дали. И слава богу - оказалось, по перевалу шли не боевики, а армейские разведчики.

Эксперты убеждены: чтобы не случалось огня по своим, надо начать разработку систем опознавания "свой-чужой" в интересах сухопутных войск, подобных тем, что стоят на военных самолетах.

Тем более промышленность на месте не стоит. Наряду с чисто радиолокационными комплексами создаются комбинированные с оптико-электронными системами. Их боевые возможности находятся уже на ином качественном уровне. Разработано новое поколение "Зоопарка", которое по большинству характеристик превосходит зарубежные аналоги. А такие изделия, как "Аистенок" и "Кредо", в разы повысят эффективность артиллерийских и минометных комплексов, одновременно обеспечивая охрану боевых позиций и важных объектов.

У нас много чего есть. Просто в войска хай-тек-технику внедрять надо более активно, не забывая при этом, что смена оружия в ХХI веке - это не только смена стволов. Это и новое мышление, и новая организация многих служб, и многое другое. По сути, это новое военное строительство, начало которого откладывать уже нельзя.

Русское оружие Оружие с Сергеем Птичкиным