Новости

06.10.2008 07:00
Рубрика: Общество

Вводные процедуры

Министр природных ресурсов и экологии Юрий Трутнев: Никто не разрешит снова сбрасывать промышленные воды в Байкал

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат перестал сбрасывать в озеро грязные промышленные стоки. Но значит ли это, что Байкалу теперь ничто не угрожает, что можно праздновать победу?

По просьбе "РГ" это событие комментирует министр природных ресурсов и экологии Юрий Трутнев.

Российская газета: Юрий Петрович, вы специально ездили в Байкальск, чтобы присутствовать при запуске системы замкнутого водооборота на БЦБК. Мы действительно имеем дело с эпохальным событием?

Юрий Трутнев: Я считаю запуск этой системы на Байкальском целлюлозно-бумажном комбинате этапным экологическим событием. Напомню, практически с самого начала строительство комбината вызвало критику со стороны ученых мирового уровня, они говорили, что предприятие губит уникальное озеро. Уже, по-моему, во всем мире выучили, что в Байкале находится около 20 процентов мировых запасов чистой пресной воды. Другого такого озера в мире нет. Но при этом каждый день в Байкал сливалось 120 тысяч кубометров загрязненных промышленных вод - это была, конечно, самая серьезная проблема для экологии озера.

Кстати, если уж говорить об отношении вообще страны к охране озера Байкал, то достаточно напомнить о решении Владимира Владимировича Путина по изменению маршрута трубопровода "Восточная Сибирь - Тихий океан". Это решение стоило миллиардов бюджетных рублей, тем не менее оно было принято, чтобы снять угрозу Байкалу. А здесь мы говорим не о потенциальной угрозе, мы говорим о постоянном загрязнении. Поэтому мне кажется, что перевод производственного цикла на систему замкнутого водооборота - очень важное событие. И сегодня в Байкал стало сбрасываться на порядок меньше сточных вод - сбрасываются только очищенные бытовые стоки, примерно 10 тысяч кубометров. Повторю: сделали очень большое дело.

РГ: И все же на пресс-конференции в Иркутске вы заметили, что сточные воды - далеко не единственная проблема, которую создает озеру комбинат.

Трутнев: Да, проблемы этим не исчерпаны. Надо продолжать заниматься выбросами в атмосферу, разбираться с накопившимся экологическим ущербом. У комбината существует большое количество загрязненных грунтовых вод. Проводится исследование. Определяются локализация и объемы загрязнений. После этого будет разрабатываться система мероприятий. Но это, к сожалению, не все. Совершенно новым поворотом в проблемах, связанных с Байкальским целлюлозно-бумажным комбинатом, является видимое желание ряда людей вернуть все на круги своя, то есть снова сбрасывать в Байкал сточные воды комбината. И методы для достижения этой цели используются известные и не очень красивые.

Уже поступило письмо от профсоюзной организации Байкальского целлюлозно-бумажного комбината исполняющему обязанности губернатора Иркутской области.

В письме за несколькими подписями говорится, как ухудшилась в результате ввода замкнутого водооборота экономика предприятия.

Приводятся конкретные цифры убытков. И сообщается о том, что государство должно сделать дополнительные финансовые вложения для того, чтобы был выполнен ряд мероприятий, направленных на повышение конкурентоспособности предприятия в этой ситуации.

В связи с этим письмом у меня возникает много вопросов.

Первое. Проект перехода комбината на замкнутую систему водооборота разрабатывается с 1999 года, почти 10 лет. Что, в течение 10 лет не понимали, что произойдет с экономикой, с рынком и что нужно сделать, чтобы эта технология не оказала неблагоприятное воздействие на производственную деятельность комбината?

Второе. Мы прекрасно понимаем: когда приводятся конкретные экономические показатели в письме, подписанном рядовыми сотрудниками предприятия, то это, в общем, такая легкая попытка шантажа. Уже идут разговоры о том, что если навстречу предприятию не пойдут, то надо будет сокращать людей.

Не могу на это не отреагировать, потому что считаю, что шантажировать государство не очень приличная позиция. И во всяком случае до сих пор ни у одной компании это не получалось. Мне кажется, что каждый должен заниматься своим делом. Мы предъявляем и будем продолжать предъявлять жесткие требования ко всем загрязнителям вообще в России, и уж тем более к загрязнителям Байкала. Совершенно очевидно, никто не будет разворачиваться в обратную сторону, никто не разрешит снова сбрасывать промышленные воды в Байкал.

Собственники должны работать над стратегией дальнейшего развития комбината. Они должны дать ответы на вопрос, что такое Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат завтра и послезавтра, через 5, 10, через 15 лет. Может, это будет вообще не целлюлозно-бумажный комбинат, а, например, предприятие по производству напитков. Это им решать.

РГ: Но ведь и государству принадлежит солидная доля в БЦБК. И, наверное, совсем открещиваться от проблем комбината, от его будущего тоже не очень правильно?

Трутнев: Государственный пакет составляет 49 процентов. Росимущество передало его в оперативное управление структурам "Базового элемента". Не убежден, что это правильно. Думаю, что государственное влияние в таком щепетильном вопросе надо повышать. Должны быть реальные представители государства, которые должны защищать государственные интересы - и экологические, и экономические.

После того как мы получим стратегию дальнейшего развития комбината, определятся роли и Иркутской области, и федеральных органов.

РГ: Правильно ли я понимаю, что запущенная несколько дней назад технология рассчитана на дешевую небеленую целлюлозу, а производство дорогой беленой неизбежно ведет к сбросам в озеро?

Трутнев: Та технология производства беленой целлюлозы, которая была на БЦБК, подразумевала, что целлюлоза белится за счет хлора и промывается значительным количеством чистой байкальской воды. Но, извините, работать надо в нормальном конкурентном пространстве. Рядом с другими комбинатами Байкала нет. Значит, надо напрячь мозги и научиться работать, не загрязняя чистейшее озеро.

Действительно, прибыль от производства небеленой целлюлозы гораздо меньше. Только я не верю, что собственники комбината, "базовый элемент", всерьез не могут справиться с проблемами такого масштаба.

Мы, кстати, уже задавали руководству комбината вопрос: "Можно белить целлюлозу в другом месте? Например, в Китае, ведь именно там - основной рынок продаж". Отвечают: "Вроде, можем, сейчас изучаем этот вопрос". Плохо, что только сейчас. Изучать надо было раньше.

РГ: Юрий Петрович, когда говорят об экологии Байкала, то все, как правило, зацикливаются на комбинате. Да, это самая большая проблема. Но ведь там уйма других экологических проблем. Например, практически повсеместно в прибрежных поселках нет никаких очистных. Во многих местах берег жутко замусорен. Вот эти проблемы кто должен решать и будут ли они вообще когда-либо решаться?

Трутнев: Наша задача - создать законодательные условия для того, чтобы эти проблемы решались. Хочу честно сказать, что проблемы, связанные с чистотой стоков, строительством очистных сооружений, надо решать не только в отношении озера Байкал, надо решать в отношении всех водных объектов страны. К сожалению, у нас до 90 процентов сточных вод или неочищенные, или ненормативно очищенные. Механизм, который действует в настоящее время, позволяет инспекторам на местах давать временные разрешения на практически любой объем и любую структуру сбросов.

Кроме того, те штрафы, которые существуют для предприятий, настолько мизерны, что дешевле продолжать платить штрафы и ничего не строить. Всю эту систему нормирования мы изменим принципиально. Мы разработали соответствующие документы. Очень надеюсь, что нас все поддержат и мы внесем на утверждение правительства новую систему платы за сбросы в водные объекты. Во-первых, скажем так, будет устранен коррупционный фактор. Никакие чиновники ничего самостоятельно устанавливать не смогут. Они не смогут торговаться с предприятиями. Будут установлены нормативы допустимых сбросов, и за все, что сверх этого, придется платить штрафы.

Второе. У нас ведь нет задачи поставить промышленность и жилищно-коммунальное хозяйство на колени, поэтому сначала увеличение штрафных санкций будет небольшим. Но через 5-7 лет, необходимых для реконструкции очистных сооружений, штрафы возрастут до такого уровня, который обеспечит экономическую целесообразность строительства очистных сооружений как на промышленных предприятиях, так и в жилищно-коммунальной сфере.

При этом условие будет простое: или предприятие ставит нормальные очистные сооружения и не платит дополнительно ничего, или оно ничего не строит, но тогда объем штрафов будет такой, что за эти деньги их работу выполнит государство.

Мы надеемся этот документ принять до конца этого года. Я считаю, что это будут революционные изменения в отношении к природе в нашей стране.

РГ: Как известно, власти Бурятии и Иркутской области заявили о том, что хотят передать байкальское побережье в аренду бизнесу. Вписываются ли подобные действия в наше законодательство, в том числе в Водный кодекс? Говорят, минприроды уже однажды забраковало эту инициативу?

Трутнев: Мы не поддержали инициативу субъектов по передаче в аренду побережья в частные руки. В то же время хочу, может быть, не совсем красиво с публичной точки зрения, но зато искренне сформулировать свою позицию. Мне хотелось бы надеяться, что мы за государственный счет в состоянии очистить территорию Байкала и других водных объектов, которые у нас тоже находятся в весьма замусоренном состоянии. Но боюсь, что не очень много шансов, что мы сможем все это содержать потом в чистом состоянии, охранять за государственный счет.

В то же время мы точно не можем и не пойдем на то, чтобы просто раздать в частные руки побережье Байкала, а потом там понастроят домов, поставят заборы, и у нас на Байкал можно будет только с вертолета заглядывать.

Как можно поступить? На мой взгляд, мы готовы будем рассматривать предложения субъектов, которые расположены вокруг озера Байкал, в случае если они создадут принципиально новый продукт. Если они создадут схему комплексного использования прибрежной байкальской территории. Если они распишут: вот эту часть мы хотели бы предоставить в аренду, но мы ее предоставим для совершенно определенных целей - предположим, для строительства общедоступных баз отдыха. А вот эту территорию мы приведем в порядок за бюджетный счет, и она будет открыта. То есть если они смогут разработать такую схему, которая будет отвечать нескольким главным принципам - сохранение территории в нормальном экологическом виде, возможность строительства полигонов вне центральной экологической зоны и вывоза туда мусора, сохранение общедоступности побережья для людей - вот такой продукт мы готовы рассматривать и обсуждать.

Общество Экология Правительство Минприроды Экология Байкала
Добавьте RG.RU 
в избранные источники