Новости

07.10.2008 02:00
Рубрика: Культура

Из-под глыб суперпроектов

На этот раз громче всех кричали в эфире (как в прямом, так и в не очень прямом) Геннадий Хазанов и Ирина Хакамада. Не так мощно и продолжительно, как это обыкновенно делает Владимир Жириновский, когда его вызывают "К барьеру", но все-таки... У Геннадия и Ирины была причина: они кричали караул по поводу пошлости и иных недочетов на нашем телевидении.

Восторг, восторг...

Может, и не громче (если мерить в децибелах) кричала Татьяна Анатольевна Тарасова на "Ледниковом периоде", но зато пронзительнее и по другому поводу. Она была в восторге от Ирины Слуцкой: "Какие у тебя длинные ноги, Ира! Какие у тебя красивые руки! Какая ты молодец! Потрясающе!!! Ура".

Слово "ура" было сказано коротко и много спокойнее, даже как-то прозаично и буднично, из чего можно было заключить, что эмоциональный энтузиазм великого тренера сильно наигран и достаточно условен.

Кроме того, надо заметить, что в этих ледовых супершоу как на первой, так и на второй кнопках конферанс давно уже занимает непропорционально значительное место по отношению к концертным номерам. Особенно в "Ледниковом периоде". Там на каждые две минуты катания приходится минут по десять восторгов - сначала закадровых, затем приходит черед судей ликовать, затем восхищается Анастасия Заворотнюк и уговаривает выступившую пару признать, как они были великолепны... Те, немножко поскромничав, соглашаются.

А еще там есть поэт-песенник Илья Резник. Это отдельная песня; у него недержание рифм. Он не может говорить прозой: кого ни увидит, того и зарифмует с кем-либо. Или с чем-либо. В прошлом сезоне на шоу "Две звезды" он "остихотворенил" всех звезд отечественной шоу-тусовки. В этом - то же самое грозит звездам нашего спорта.

В шоу "Звездный лед" конферанс короче, менее пафосен, более ироничен. Там весь вечер на манеже Максим Галкин. Ему в помощь - Николай Цискаридзе, восседающий в президиуме шоу, и кто-нибудь еще... Например, Владимир Винокур. Они и шутят. Когда как. То более удачно, то менее смешно. По крайней мере не так занудно, как хвалят и бахвалятся участники "Ледникового периода".

Как и было сказано Ксенией Собчак

Ксении Собчак в эфире опять было много: ее "Дом-2" плюс ее очередной бенефис на Первом. На сей раз в авторской программе Александра Гордонкихота.

На сей раз телеведущий принял совершенно особенную позу. То была поза борьбы не с человеком, носителем зла, а за человека, допустившего по молодости, чтобы дьявол-искуситель поселился в нем.

По праву возраста и большого жизненного опыта он своей собеседнице польстил, какая она умная, остроумная, красивая, образованная, как много ей дано денег и всего остального... Какой замечательный у нее был папа, какая у нее чудная мама... И вот, вместо того чтобы стать в этой жизни матерью Терезой или Индирой Ганди, милая, очаровательная, хорошенькая Ксюшенька произносит на камеру нехорошие слова, поощряет беспорядочные половые связи среди молодежи и оповещает публику, что в свободное от работы на телевидении и на корпоративных вечеринках время она мастурбирует в ванной.

На телеэкране развернулось нешуточное сражение за высокую и красивую душу Ксюши против ее неприличного тела и ее непристойного дела.

Попытался было ввязаться в борьбу с оболочкой Собчак журналист Александр Минкин. Но не на ту напал. Она (оболочка) его сразила одной иронической улыбкой. Тогда он ушел с этого шоу, как он сам рассказал сначала у себя в газете, потом - на "Эхе Москвы". Но и тут случилась засада. Я бы даже сказал по-чеховски: "Запандя". Мы-то на экране видели, что его, Александра Минкина, оболочка досидела до конца шоу. Она внимательно вслушивалась и всматривалась в феномен Ксении Собчак, стала "свидетелем счастливым" победы героини над ее оппонентами.

Трюк-то нехитрый. Берет режиссер программы крупный план моралиста Минкина, снятый в начале программы, и вставляет оный в конец ее. Подловато, конечно, но какая это мелочь в сравнении с тем щедрым пиаром, который был организован господином Гордоном для девушки-бренда.

В какой-то момент девушка-бренд, уязвленная слишком часто повторявшимся укором в ее признании насчет мастурбации, поинтересовалась у рыцаря печального образа: а не занимается ли и он ею?..

Конечно занимается. Всю передачу он и остальные участники шоу (за редким исключением) только этим и занимались. В переносном, разумеется, смысле.

Два "Ха"

Может быть, именно такое телевидение или ему подобное имели в виду Хакамада и Хазанов, когда сцепились у соловьевского "Барьера". Они оба были против пошлости, но предлагали разные пути решения проблемы.

Ирина, как истинная рыночница, выражала уверенность, что только здоровая конкуренция между высокохудожественным общественным ТВ и скверным государственно-коммерческим телевидением способна исправить ситуацию.

Не знаю, как там сложится, когда появится новое ОРТ, но у меня вопрос к госпоже Хакамаде: "А что же тогда весьма достойный телеканал "Культура" не может спасти нас от Ксении Собчак?"

У Геннадия более радикальный и земной рецепт: ввести цензуру, повысить ответственность телевизионных начальников.

Тогда у меня вопрос и к господину Хазанову: "А нешто такого опыта у нас не было прежде? И не от него ли в свое время натерпелась культура, а заодно и мораль?"

Но положение представляется безвыходным. Я уж было от отчаяния хотел присоединиться к крикам двух "ха". Но тут случился юбилей Инны Чуриковой. Те программы, фильмы и спектакли, которые прошли в минувшие выходные, дали понять, что не все так безнадежно в нашем ТВ. Более всего мне показался актуальным захаровский спектакль "Мудрец". И особенно созвучным смотрелся Крутицкий в исполнении Леонида Броневого.

Это он еще до всяких гордонов, хакамад, хазановых, артиста Александра Михайлова, общественного деятеля Елены Драпеки забил тревогу по поводу падения нравственности в нашем обществе и поднял вопрос о репертуаре нашей культуры.

- Больше трагедий, высоких и разных, - советовал он, - давать на театре и в телевидении. Мы, бывало, - прибавлял он, - все трагедии наизусть знали. А нынче никто и по книге прочесть не умеет. Вот оттого в нас и рыцарство было, и честность, а теперь одни деньги.

Ох уж эти деньги. Вся общественность настроена против них. И как давно... И с утра до вечера. Но почему-то никто от них не отказывается...

Крутицкий успел оставить нам "Прожект об улучшении нравственности на телевидении". Первый пункт (он же последний): показывать через день трагедии Озерова, Сумарокова и фильмы Сергея Федоровича Бондарчука.

***

Заключительным аккордом недели стал старт очередного суперпроекта "Имя России". Как я понял, это своего рода соревнование исторических брендов. Проект долгоиграющий, и у нас будет возможность поговорить о нем отдельно.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым