Новости

07.10.2008 03:00
Рубрика: Общество

Урок для флейты с оркестром

Ученики победителя конкурса "Учитель года" Михаила Стародубцева играют блюз

Поднявшись на праздничную сцену Фундаментальной библиотеки МГУ им. Ломоносова вместе с коллегами - финалистами всероссийского конкурса "Учитель года-2008", преподаватель музыки московской школы N 1060 Михаил Стародубцев еще не знал, что через несколько мгновений зал взорвется овациями, услышав имя победителя. Его имя.

Приняв из рук председателя большого жюри, ректора МГУ Виктора Садовничего, и министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко главный приз - Большого хрустального пеликана, Михаил Леонидович признался, что это, пожалуй, первое конкурсное испытание, к которому он не был готов.

А вот второклассница Катя Стародубцева была готова. Она честно сказала: всегда знала, что папа победит. У учителя музыки и семья музыкальная. Катя играет на скрипке, сын Тимофей, ученик 4-го класса, - на виолончели. Жена Екатерина - на флейте. Сам "Учитель года-2008" на "ты" с гитарой, фортепиано, умеет и на скрипке, и на флейте.

Российская газета: Михаил Леонидович, вы теперь символ педагогического мастерства для всей России. Тяжелая ноша?

Михаил Стародубцев: Я еще не успел это почувствовать. А если серьезно, как раз сегодня размышлял над понятием "символ". И подумал, что я сейчас - как мой предмет. Ведь музыка до слова существует на подсознательном, чувственном уровне. А после слова - она уже символ. Когда, допустим, на уроке мы обсуждаем Бетховена, а потом слушаем его 9-ю симфонию, это произведение становится символом к тому, о чем мы говорили.

РГ: Почему вы решили стать учителем? Ведь по образованию вы - дирижер-хоровик.

Стародубцев: Думаю, не последнюю роль в этом сыграла моя тетя - учительница английского языка, замечательный педагог Татьяна Пронина. И хотя мальчики обычно с большей охотой играют в машинки и солдатиков, мне нравилось рассаживать рядком разных кукол и ставить им отметки. Красной ручкой, как положено. Потом в музыкальной школе у меня был замечательный педагог Юлия Симакова.

РГ: А в школе вы наверняка играли в каком-нибудь ансамбле?

Стародубцев: Конечно. Была такая группа из двух классов, практически как в песне: "Гитара-ритм, соло и бас и, конечно же, ионика".

РГ: Во многих школах урок музыки не воспринимается всерьез. Я, например, будучи отличницей в школе, со спокойной душой его прогуливала. У вас не сбегают?

Стародубцев: В нашей школе музыка не находится на периферии предметов. Это одно из важнейших средств и социализации, и гармонизации коллектива. Проще говоря, когда дети приходят в первый класс и их нужно как-то сплотить, музыка очень помогает. Малышам мы сразу рассказываем о традиционных праздниках - урожая, Рождестве, Масленице. К каждому - свои песни.

РГ: Слышала, что у вас все дети играют минимум на трех инструментах. Как это?

Стародубцев: Очень просто. В первом классе к нам приходит блок-флейта. Играть учатся все, весь класс. Со второго класса добавляется скрипка. Я даю такие задания, которые по силам каждому. Но именно на этом уровне у детей уже возникает приязнь к инструменту, сразу видно, у кого ручки, что называется, "легли". С третьего класса уже приглашаем на уроки педагогов-инструменталистов. Это обычно виолончель, скрипка, кларнет, поперечная флейта. Учителя дают небольшой концерт, после которого дети выбирают себе индивидуальный инструмент. И начинаются уже отдельные уроки.

РГ: В начальной школе все новое интересно. Но в старшей-то обычно не до скрипок и флейт?

Стародубцев: Отнюдь. Просто меняются приоритеты. Ко мне, например, в этом году пятиклассники прибежали с гитарой. Хотя по программе я даю ее позже, в классе 7-8-м. Но они захотели, и мы объединили их в ансамбль, дали возможность заниматься тем, что интересно. К 7-му классу получается уже полный классный оркестр. А так как мы еще и поем, то и хор. А в восьмом классе, например, мы уже занимаемся блюзом.

У нас даже родители играют. Выискивают "окна" в расписании учителей и приходят на уроки. Так у нас сложилось уже три ансамбля мам.

РГ: Как вам кажется, должна музыка быть обязательным предметом вплоть до 11-го класса, как в вашей школе?

Стародубцев: Нельзя говорить - "ты должен". Например, в 70-е годы прошлого века в Швейцарии ввели всеобщее изучение музыки в школе в качестве научного эксперимента. Выяснилось: с увеличением часов музыки на 30 процентов повышается работоспособность школьников на других уроках. В 90-х годах в Германии провели аналогичный эксперимент. Результаты подтвердились и говорят сами за себя.

РГ: Вам не обидно, что нет экзамена по музыке?

Стародубцев: А зачем? Он не нужен. Это все равно что экзамен на душевность. Если школа поет, если дети сами выбирают для выпускного вечера классическую музыку - какие еще нужны отметки? Ну как можно свести всего человека к двум-трем баллам? Смешно, это же не спорт. У нас в конце года - либо спектакль, либо концерт. К примеру, седьмой класс кроме музыкального концерта ставил "Фьоренцо" Томаса Манна с музыкой и танцами эпохи Возрождения. Вот вам и зачет.

РГ: А без чего вы не мыслите себе школу?

Стародубцев: Без сильного коллектива. Потому что любые начинания каждого из учителей будут в разы успешнее, если есть поддер жка коллег. Множество педагогов, которые написали не одну книгу, не могут пробиться, потому что в своей школе они - одиночки. Когда есть возможность обсуждать с коллегами свою работу и их работу - тогда есть школа.

Мнение

Виктор Садовничий, ректор МГУ им. Ломоносова, председатель Большого жюри конкурса "Учитель года":

- Мы долго дискутировали, как выбирать Учителя года, сколько финалистов должно быть. В этом году в качестве эксперимента решили, что выделим 15 лучших, из которых потом выберем одного. То, что победитель должен быть один, - единогласное мнение. Учитель года имеет абсолютное значение, это символ, некая жемчужина учительства. Конкурс нужен и стране, и учителям. И должен быть один победитель, который символизирует высшее мастерство учителя.

Общество Образование