Новости

09.10.2008 03:00
Рубрика: Общество

Редкая фамилия

На Урале при поддержке "РГ-Недели" встретились 60 человек, носящих русскую фамилию Огибенины

В воплощение этой идеи поначалу никто не верил.

Легко сказать - собрать за одним столом Огибениных, представителей могучего генеалогического древа, разбросанных судьбой по всему свету. Но при поддержке и участии "РГ-Недели" - свершилось!

От кержака Григория

Впервые им удалось собраться в сентябре 2007 года в Тюмени. Тогда съехалось около 30 человек. Договорились встретиться вновь. И вот уже вдвое больше Огибениных собрались в своем родовом гнезде - уральском поселке Висим.

Эти места - родина Мамина-Сибиряка. Живописную горную долину облюбовали в самом начале XVIII века кержаки - староверы из Нижегородской губернии. Предания гласят, что один из них, дюжий Григорий, получил прозвище Огибеня. Отсюда и пошла эта фамилия.

Полтора года шаг за шагом я открывал для себя уральских и сибирских Огибениных. Сколько личностей, самородков! Стремление к независимости, стойкость убеждений, цельность характера - вот что прежде всего присуще Огибениным. Собранного материала хватит уже на книгу, а на газетной полосе можно изложить лишь канву событий.

Все началось со знакомства с неуемным Владимиром Огибениным. Ему под 80, а живет так, словно за спиной "полтинник". Машину водит, как Шумахер: дорожные правила, конечно, блюдет, но на хорошем шоссе порой не выдерживает и выжимает 150.

Когда-то он основал тюменскую школу автомоделизма. Мастер спорта, 40 лет отдал областной станции юных техников. К своим семейным корням обратился, когда приводил в порядок домашний архив. Перечитывал письма родственников, рассматривал снимки: кто-то потерялся во времени и пространстве, о некоторых ответвлениях фамильного древа вообще ничего не известно.

Огибенины есть везде

Однажды Огибенин позвонил мне: "Нашлись!" Нежданно-негаданно объявились близкие родственники из Франции и США, о существовании которых он и не подозревал. Они же узнали о нем благодаря Интернету: электронный вариант газетной зарисовки о тюменском педагоге попался на глаза Борису Огибенину - профессору-санскритологу Страсбургского университета. Тот немедля сообщил об открытии брату Евгению - советскому кинооператору и фотохудожнику, ныне чикагскому пенсионеру. Тот сразу понял, о ком речь. В его личном архиве есть карточки, где малыш Вова снят в кругу семьи. Вот мальчик сидит на коленях деда Тараса - именитого сибирского фотохудожника, участника Всемирной выставки в Париже. Вот он рядом с отцом Григорием - основателем кафедры химии тюменского педвуза, которого расстреляли в 37-м. Немногим ранее мастерскую Тараса власть отдаст в распоряжение бытовой артели.

Гримаса истории в том, что отец Тараса Климентий когда-то ходил в крепостных заводчика Демидова, основавшего в Висиме железоделательное производство. За независимый нрав его сослали в сибирскую глушь. Вернувшись на родину, он решил избавиться от ярма. Накопил 30 рублей серебром и за три года до выхода известного царского манифеста выкупил семью из неволи. Уехал с сыновьями в Тюмень, основал сундучную мастерскую, которая принесла удачу. Двое сыновей вышли в купцы, третий получил хорошее образование.

Здесь же, в Тюмени, родился и учился живописец Леонид Огибенин, ученик Малевича. В Новосибирске он возглавлял отделение Союза художников, был директором картинной галереи. На смертном одре завещал сыну Евгению сжечь все свои работы. Искусствовед Павел Муратов несколько дней кряду уговаривал того не выполнять волю отца. Убедил. Сегодня большинство полотен экспонируется в Новосибирском художественном музее.

Возвращение в Висим

Между тем поиск продолжался. На публикацию в "РГ-Неделе" под названием "Собрать Огибениных" откликнулись жительницы городов Среднего Урала - Ирбита и Краснотурьинска. Преподаватель екатеринбургского вуза, языковед Олеся Огибенина призналась: "Информации о предках ничтожно мало. Но я страстно хочу знать, откуда тянутся мои корни". Через три месяца ей удалось составить генеалогическое древо по отцовской линии, начиная с прапрадеда, и даже обнаружить родственников в своем городе.

Ирбитский журналист Татьяна Королева после знакомства с публикацией в "толстушке" испытала, по ее словам, удивительное, прежде не испытанное ощущение: "Словно живительные соки влились в меня и крепче стали мои корни". Она прислала многостраничное письмо с трогательным рассказом о тех Огибениных, которые пошли от Мартына, другого сына Климентия. В первой половине ХХ века дед Королевой, священнослужитель Макар, не мирился с гонениями церкви, и потому его семья была в опале. Однажды Макар публично призвал детей отказаться от него. "Наследники, с молоком матери впитавшие христианские заповеди, по пути Иуды не пошли", - с гордостью подчеркивает Королева.

Из старого сундука

Потомков Климентия удалось собрать на сибирской земле не в последнюю очередь благодаря канувшей в Лету сундучной мастерской: из нее выросла мебельная фабрика. Она и стала генеральным спонсором общегородского праздника - "Дни Огибениных в Тюмени". Растроганные теплой встречей, висимцы пообещали через год собрать своих дальних и близких родственников на уральской земле и слово сдержали. После музейных экскурсий и застольных разговоров дальние гости, прежде не бывавшие в поселке, бродили по улицам, рассматривали крепкие кержацкие дома XIX века, узнавали, где живут однофамильцы, заходили в избы. "Я бы тут с месяц пожила. А может, и навсегда бы сюда приехала", - говорит Татьяна Королева.

От редакции

"РГ" благодарит за организацию встреч, выставок, за помощь в сборе документальных материалов, произведений искусства председателя некоммерческой организации "Ассоциация мебельщиков Тюменской области" Сергея Киверина, предпринимателя Владимира Огибенина, благотворительный фонд развития Тюмени. А также искусствоведов Павла Муратова и Наталью Сезеву, консультанта музея "Мебель старой Тюмени" Веру Аксюту, директора музея Мамина-Сибиряка Валентину Петрову, кинодокументалиста Евгения Огибенина.

Родословная

Соберем всех

В последние десятилетия Висим - "родовое гнездо" Огибениных - захирел. Чугун здесь не льют уже давно. Месторождения золота и платины иссякли, совхоз разорился. Сотни молодых уехали в города. Но старший из висимских братьев повторяет: "Не дадим родимому поселку сгинуть". С его подачи создан фонд преображения Висима.

Поселок потихоньку воскрешается. Дороги заасфальтированы, отремонтирована школа, появилась поликлиника. Запущены асфальтовый завод и швейная фабрика. На очереди - животноводческий комплекс. Завершается возведение храма и центра искусств, проектируется новый ДК. Строится ипподром, рядом с ним разобьют парк отдыха с искусственным водоемом.

И висимцы не прочь собрать у себя Огибениных "сполна".

По грубым прикидкам да по данным родословных, ныне здравствующих Огибениных около 250 человек. Из них пятая часть до сих пор не заявили о себе и находятся, так сказать, в нашем розыске. Причем все, кто в России и за рубежом носит эту исконно висимскую фамилию, о которой широкая публика впервые узнала из романов Мамина-Сибиряка, - родственники.

Общество Семья и дети
Добавьте RG.RU 
в избранные источники