Новости

16.10.2008 05:00
Рубрика: Власть

Бронированный солдат

Когда в нашей армии появится новая экипировка бойца?

Российские специалисты спроектировали, изготовили и испытали ряд новых видов экипировки, а также комплексы стрелкового оружия. Пришло время принимать это на вооружение.

Кого пуля не берет

Сегодня обмундирование личного состава Российской армии смотрится каким-то анахронизмом. Впечатление, что мы застыли на уровне ХIХ века.

Мундир поручика Лермонтова, служившего на Кавказе 170 лет назад, мало чем отличается от формы офицера 58-й армии, которая вела боевые действия в том же регионе в новом тысячелетии. Та же обувь, правда, не столь качественная, те же брюки, куртки, рубашки и, извините, те же самые белые подштанники.

Даже главком Сухопутных войск генерал армии Владимир Болдырев, анализируя проблемы, проявившиеся в боях против грузинских агрессоров в Южной Осетии, отметил отсутствие в армии современной индивидуальной боевой экипировки.

Парадоксально, но именно в защите и оптимизации обмундирования тех, кто воюет, российская научная мысль почти всегда опережала мировой уровень. И не только в теории.

Мало кому известно, но первыми создавать бронежилеты для пехоты начали в СССР. И впервые массово применили их в Афганистане. Тяжелые и не очень удобные, они спасли тысячи солдатских жизней. Тщательно изучив афганский опыт Советской армии, в США также начали спешно одевать в броню своих солдат.

Опыт Афганистана был оценен и в нашей стране. Уже в конце 80-х начались работы по созданию принципиально новых форм защиты. Занимались этим специалисты расположенного в подмосковном Климовске ЦНИИТочМаша. За невзрачной аббревиатурой скрывался ведущий мировой разработчик стрелкового оружия и средств экипировки.

В огне не горит, в воде не тонет

В конце 80-х начала реализовываться передовая концепция: "Солдат как боевая система". Создавался взаимоувязанный комплекс подсистем поражения, управления, защиты, жизнеобеспечения и даже энергоснабжения отдельно взятого воина.

Основной этап пришелся на новое российское время и оказался, как ни странно, весьма плодотворным, несмотря на все проблемы 90-х.

К началу 2000 года экипировка и основные комплексы вооружения были в целом созданы.

По внешнему виду она кажется даже более эстетичной, чем та массивная, в которую одет плакатный солдат армии США. А по содержанию - ничем не хуже. Жизненно важные органы прикрыты стальной, титановой или металлокерамической броней, которая выдерживает автоматную пулю. Широко используется синтетическая защита. На смену привычной каске приходят шлемы самых различных конфигураций и исполнения: композитные, титановые, стальные, комбинированные. Они спасают голову в ситуациях, когда старая каска пробивается насквозь.

В экипировку бойца входят приемник спутниковой навигации ГЛОНАСС, индивидуальная радиостанция. Для воды предусмотрена не фляжка, а заплечный резервуар, именуемый на Западе "кэмэл бэк". В комплект входит даже солнечная батарея, позволяющая в полевых условиях подзаряжать источники питания систем позиционирования, связи и ночного видения.

Экипировка скроена так, что плеч она не тянет, а бронежилет для ВМФ одновременно служит и спасательным костюмом. Если матрос, несущий вахту, требующую ношения бронезащиты, вдруг окажется за бортом, он не утонет, а будет плавать на поверхности, как поплавок.

Обмундирование рекомендовано к принятию на вооружение и давно могло бы поступать в войска. Однако в армии и на флоте солдаты и матросы так и не стали "боевой системой".

А куда деть старое?

Когда образцы новой экипировки в начале 2000-х показали заказчикам, они увиденным восхитились, но и задумались. А что делать со старой формой?

Армейские склады забиты мундирами, пошитыми еще в 60-е, сапогами и касками образца 50-х, устаревшими бронежилетами времен афганской войны. Как поступить со всем этим добром? Однозначно ответить никто не может.

Похожая ситуация сложилась с оружием и боеприпасами. На рубеже веков специалисты из Климовска совместно с предприятиями отрасли впервые за всю отечественную историю получили госзаказ на создание комплексов вооружения. То есть одновременно проектировались, образно говоря, ствол, прицельная система и боеприпас. Справились с этой задачей они отлично. Были созданы и испытаны новые пистолеты, пистолеты-пулеметы, просто пулеметы и снайперские комплексы.

Появилась целая серия патронов с пулями, обладающими почти идеальной баллистикой и мощнейшей энергетикой. Проводились сравнительные испытания патронов одинакового калибра, стоящих на вооружении войск НАТО, и тех, что созданы в ЦНИИТочМаше. По точности и пробиваемости преград российские боеприпасы нового поколения превзошли западные образцы.

В Южной Осетии был показательный выстрел. Пуля, выпущенная из новейшей снайперской винтовки, прошила броню машины турецкого производства, стоящей на вооружении грузинской армии. Пуля буквально искрошила начинку "броника" и убила троих членов экипажа - их не спасли даже натовские мундиры с вшитой в них защитой.

Малыми партиями новое стрелковое оружие закупают для спецназа ГРУ, МВД, минюста и ФСБ. Армия в массе своей даже и не слышала о новинках. Почему?

Да потому же. Куда девать сотни тысяч "макаровых", миллионы старых автоматно-пулеметных "калашниковых" и миллиарды наштампованных к ним патронов?

А может, махнуть мечом и разрубить гордиев узел, коль нет возможности его развязать? Почему бы просто не отправить старые бронежилеты и каски на переплавку, а боеприпасы - на утилизацию, загрузив оборонные заводы заказами на новые комплексы вооружения и защиты?

Возможно, именно такое решение и будет принято в ближайшее время. Начальник Генштаба Николай Макаров на одной из последних международных выставок вооружений сказал корреспонденту "РГ", что пришло время оснащать российского воина так, чтобы он превращался из "человека с ружьем" в мощную индивидуальную боевую систему.

Власть Безопасность Армия Русское оружие Воинская экипировка Оружие XXI века