Новости

22.10.2008 04:00
Рубрика: Власть

Адвокаты с черного хода

Новый законопроект вызвал скандал среди защитников

Проект закона "Об оказании квалифицированной юридической помощи в РФ", не успев родиться, вызвал скандал в адвокатском сообществе.

На только что прошедшем исполкоме крупнейшего объединения профессиональных защитников - Гильдии российских адвокатов - законопроект был подвергнут, по выражению одного из участников, полной обструкции как лоббистский, противоречащий закону об адвокатской деятельности и направленный на ликвидацию традиционной российской адвокатуры.

Пролить свет на причины такой реакции мы попросили президента Гильдии российских адвокатов Гасана Мирзоева, который, будучи депутатом Госдумы, активно участвовал в подготовке и принятии ныне действующего адвокатского закона.

Российская газета: Гасан Борисович, что за новшество предлагают авторы законопроекта и почему хорошая, казалось бы, цель - оказание квалифицированной юридической помощи нашим согражданам - встречает бурные протесты?

Гасан Мирзоев: Возражения вызывает не сама идея, а то, как ее хотят реализовать. Авторы документа предлагают наделить статусом адвоката всех юристов, которые отработали не менее двух лет на постоянной профессиональной основе в коммерческих и бизнес-структурах. Причем в обход существующих процедур, даже без сдачи квалификационного экзамена. На такой разовый "вход без пропуска" отводится шесть месяцев, после чего статья закона утрачивает силу.

РГ: Адвокатского полку прибудет - разве это плохо?

Мирзоев: Мы не против того, чтобы ряды адвокатов выросли. Вопрос в другом. Сейчас в составе адвокатских палат по стране трудятся чуть больше 60 тысяч профессиональных защитников. Прежде чем получить статус адвоката, они поработали помощниками у опытных профессионалов, в адвокатских бюро и коллегиях, прошли профотбор, получили хорошие рекомендации, сдали строгие квалификационные экзамены, принесли присягу и лишь затем стали членами адвокатских палат. Представьте себе, что будет, когда в это сообщество вольются сотни тысяч новых членов "с двухлетним стажем работы в качестве индивидуальных предпринимателей". В одной лишь Москве, где сегодня около 8 тысяч адвокатов, "примут" еще 150 тысяч "новобранцев".

Проект предусматривает также допуск "к оказанию квалифицированной юридической помощи на постоянной профессиональной основе на территории РФ" иностранных граждан. Сколько еще добавится профессионалов с Украины, из Молдавии, Узбекистана, других стран ближнего и дальнего зарубежья, сказать трудно. Еще труднее предсказать, как все это "нашествие" отразится на качестве защиты прав и законных интересов доверителей.

РГ: Чем авторы объясняют необходимость разработки нового законопроекта?

Мирзоев: По их мнению, положение дел в оказании юридической помощи не во всем соответствует нашей Конституции. Правовые услуги порой оказывают люди, не отвечающие высоким профессиональным и моральным качествам. Поэтому предлагается исключить из этой сферы деятельности частнопрактикующих юристов и сотрудников юрфирм, не имеющих статуса адвоката. Но при этом наделить таким статусом практически всех, кто пожелает. Думаю, что это преждевременно.

РГ: Не секрет, что проблема качества действительно есть, причем она касается в том числе и самих адвокатов. Может быть, более строгий подход пойдет на пользу делу?

Мирзоев: Внешне все так и выглядит. В проекте приведен перечень лиц, кто сможет оказывать помощь: адвокаты, нотариусы, патентные поверенные. Но - с оговоркой: "если иное не предусмотрено федеральным законом". Однако Арбитражный и Гражданский процессуальные кодексы, Кодекс об административных правонарушениях допускают к участию в производстве в качестве защитника или представителя граждан и организаций и адвоката, и "иное лицо". УПК разрешает участвовать в уголовном процессе наряду с адвокатом близкому родственнику потерпевшего или иному человеку, о допуске которого ходатайствует потерпевший. Так что эти вопросы фактически уже урегулированы, в том числе и деятельность адвокатов, нотариусов и патентных поверенных. Что же тогда регулирует новый законопроект? Похоже, что его положения носят исключительно декларативный характер и являются лишь еще одной попыткой внести очередные изменения в закон об адвокатуре.

РГ: На исполкоме Гильдии российских адвокатов, где присутствовало более двухсот человек из всех регионов страны, законопроект встретил активные возражения. Об этом говорил, например, вице-президент Федеральной палаты адвокатов, глава адвокатской палаты Московской области Алексей Галоганов. Помимо самих разработчиков, оценивал ли еще кто-нибудь их предложения?

Мирзоев: Нам известно, что отрицательные отзывы уже дали начальник Государственно-правового управления президента Лариса Брычева, советник президента Вениамин Яковлев, а также Конституционный суд. У рядовых адвокатов остается лишь чувство недоумения и обиды: почему нашу судьбу кто-то опять пытается решать келейно, в тайне от адвокатской общественности, без всеобщего обсуждения? Об этом, в частности, и говорил Алексей Галоганов, посетовав, что его даже не пригласили на комиссию, где обсуждался законопроект. Если столь значимый документ вдруг выскакивает внезапно, словно черт из табакерки, это порождает у людей сомнения.

РГ: Если в ваши ряды вольются сотни тысяч новых адвокатов, это будет уже другое сообщество. Потребуются новые оргмероприятия, съезд, выборы президента и других руководящих адвокатских органов. Может быть, в этом и состоит главная суть?

Мирзоев: Имеется и более прозаическое объяснение - налоги, например. Сейчас многие юристы платят их как предприниматели, а став адвокатами, перейдут в иную категорию и хорошо сэкономят. Но дело не в этом. Еще раз подчеркну: ни я, ни мои коллеги не против расширения адвокатского сообщества. Но прием новых членов должен вестись исключительно на основе точного исполнения Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре", в рамках принятых в сообществе процедур. Порядок для всех должен быть единым.

РГ: Жизнь идет, во многие законы вносятся изменения. И ваш, кстати, тоже не исключение.

Мирзоев: К сожалению, от того первоначального проекта прогрессивного, демократичного закона, который был внесен от имени президента, принят и подписан Владимиром Путиным, мало что осталось - последующие поправки его заметно выхолостили. А теперь вот вносится проект уже целого закона. Более того, как стало известно, готовится еще один законопроект о государственной юридической помощи малоимущим, который неминуемо потребует изменений и в законе об адвокатуре. На мой взгляд, нельзя все время находиться в стадии реформ. Надо когда-то остановиться и поработать, анализируя практику и результаты этой работы. А самое главное, советоваться с самими адвокатами, выносить новые идеи и предложения на общее обсуждение.