Новости

06.11.2008 01:00
Рубрика: Культура

Раймонд Паулс: От Пугачевой я держусь на расстоянии

Самый знаменитый в России латыш маэстро Раймонд Паулс редко покидает свой дом под Ригой. Но в Петербург приехал.

Приехал для того, чтобы поучаствовать в ежегодном Международном театральном фестивале "Балтийский дом" со своим мюзиклом "Сестра Керри" и принять из рук петербургского губернатора Валентины Матвиенко награду - Международную премию "Балтийская звезда", присуждаемую общественным деятелям, проживающим или работающим в странах Балтийского региона, за развитие и укрепление гуманитарных связей. Вместо благодарственной речи Раймонд Паулс сел за рояль и сыграл попурри из своих всеми любимых песен.

Накануне церемонии нам удалось поговорить с маэстро.

Дома были открыты

Российская газета: Раймонд Вольдемарович, признайтесь, приятно получать награды?

Раймонд Паулс: Ну, вы же понимаете, что говорить, что неприятно, - глупо и неправда. Конечно, хорошо, если организаторы этой премии сочли, что я ее заслужил. Я уважаю награды, их у меня достаточно, даже есть самая высшая - народный артист СССР, но надевать на себя медали не люблю.

РГ: Награды наградами, а какой подарок вам наиболее дорог?

Паулс: Старое фортепиано, которое подарил отец, когда мне не минуло еще даже четырех лет. Вот это подарок - на всю жизнь.

РГ: А почему он вам его подарил? Он же был рабочим, далеким от искусства...

Паулс: Да-да, папа был стеклодувом. Страшная профессия - эта чудовищная жара от печек, стеклянная пыль от шлифовки этих бутылок. И конечно, родители хотели, чтобы сын жил лучше, чем они. А артисты, певцы для них были небожителями.

РГ: Помните свое "рабочее" детство?

Паулс: А как же! Помню, как мы с отцом каждую субботу ходили в баню. Это был такой праздник! Самое интересное там было - бывшие моряки, разукрашенные татуировками, помню, змеи были какие-то страшные. Это был такой кайф для пацанов - рассматривать эти "картинные галереи". Особенно мы веселились, когда мужики наклонялись - разрисованы-то были довольно пикантные места, - и все эти змеи начинали шевелиться.

Но что я с грустью вспоминаю - у каждого была своя раздевалка, и никто никогда не закрывал их на ключ. Чтобы кто-то воровал - такого не было. И дома все были открыты, и ключей вообще не было. А потом все это ушло. Та же беда и с нашей деревней. Благодаря колхозной системе мы потеряли то, чем славились, - крестьянские хозяйства, хутора, коров. Это все был тяжелый труд, но это было то, чем можно было гордиться. А сейчас все негативное, что есть в городе, прилипает к деревенским. Дискотеки, выпивки. Нет уже той романтики села.

Зов крови

РГ: У вас под Ригой дом, хозяйство - откуда такая тяга к земле?

Паулс: У меня же мама из деревни - так что это "зов крови". И мне действительно близка крестьянская философия. Мне нравится заниматься своим домом - он достаточно скромный, не такой, как у многих богатых, но все равно замечательный, у озера. Люблю ухаживать за садом - тем более что я тут увлекся декоративными деревьями, ландшафтом,- косить траву на мини-тракторе. Нам, кстати, эту землю дали еще в советское время.

Теперь там распродано все уже направо и налево. Вот интересно, кстати. Встречаюсь здесь на банкете с одним человеком, он мне говорит: "Здрасьте, я ваш сосед". Я его спрашиваю: "Как мой сосед?" - "Да, по озеру". И я "под дурачка" кошу: "А, это то место, где однажды была большая пьянка и все орали "Катюшу"?". И я точно попал! И еще один русский миллиардер стал соседом. Он живет в Лондоне, но у нас купил землю "под дачку" и теперь хоть раз в году, но появляется.

РГ: Вы там живете замкнуто? Вы ведь как-то признались, что даже Пугачеву на свою дачу не приглашаете. Почему?

Паулс: Да, я держусь все время на дистанции. Я поддерживаю отношения и с Аллой, и с Вайкуле, но у них теперь своя жизнь, у меня - своя. Иногда встречаемся, но... Я вообще в последние годы редко появляюсь в каких-то компаниях. Я не пью, одни и те же речи, проблемы - надоело.

РГ: Но вы бы хотели выступить с Пугачевой?

Паулс: Ой, я Алле столько раз предлагал выступить с ней в небольшом акустическом концерте. Где бы у нас был сильный состав музыкантов - три-четыре человека. И никаких этих ярких декораций и несчастных танцоров, от которых тошнит уже. Лишь Алла. "Ты просто споешь, - говорю я ей, - наденешь длинное платье наконец-то". Но...

Догнал еврейскую музыку

РГ: А сами-то гастролируете?

Паулс: Нечасто. Хотя мог бы и поездить. Сделать афишу из трех-четырех названий своих шлягеров, написать, что будет участвовать сам автор, петь, играть, отвечать на вопросы, "как он это написал". Но это же все вранье! Куда лучше выступать в мюзикле "Сестра Керри" или в спектакле рижского Русского театра "Рыжий король" по "Одесским рассказам" Исаака Бабеля, музыку для которого я недавно написал. Я сижу два с половиной часа, изображаю тапера 20-х годов. Сейчас ведь никто не умеет играть в таком стиле. Вот и приходится самому выходить на сцену, за небольшой оклад, из любви к театру.

РГ: Легко вам, латышу, далась еврейская тема?

Паулс: Ограничились дисками и моими воспоминаниями, как в молодости на халтурах играл "семь сорок". И старался под этот немного кабацкий стиль подстроиться. Жена, которая родом из Одессы, признала, что я все-таки догнал еврейскую музыку. А один важный очень человек сказал мне: "Ты, по-моему, еврей!" И это большой комплимент, потому что я обожаю таких композиторов, как Джордж Гершвин, который выходец из Одессы.

РГ: Вы много общаетесь с людьми. Как латыши в своей массе относятся к русским?

Паулс: Большинство нашего населения всегда относилось к России нормально, дружески, так же относится и сейчас. Вот недавно у нас Олег Меньшиков со своим спектаклем выступал, лучшие театры Москвы приезжают. В Латвии люди смотрят русские каналы, мы за Россию и на "Евровидении" голосуем. Так что нет никакой вражды. Разве что "правые" раздувают какой-нибудь мелкий инцидент, а пресса подливает масла.

РГ: А за российской эстрадой следите?

Паулс: Да, иногда. Хотя, если откровенно, очень многое из того, что я вижу, меня печалит. Сейчас, когда телевидение дает возможность петь любому - происходит деградация профессии. Если я начну публично оперировать на сцене, что тогда будет? А вот петь, почему-то считается, может каждый.

Справка "РГ"

Раймонд Паулс родился в Риге в 1936 году. Постигал мастерство пианиста с детства, а в 1958 году окончил Латвийскую государственную консерваторию. Получив диплом, начал работать в Рижском эстрадном оркестре, а в 1964 году стал его руководителем.

В 70-е годы Паулс руководил оркестром латвийского радио и телевидения, а также стал редактором музыкальных программ. В 1986 году по его инициативе был организован конкурс молодых исполнителей в Юрмале. С 1988 года он становится министром культуры Латвии - сначала советской, а потом независимой. C 1993-го - советник президента Латвии по культуре. В 1998-м был избран в cейм. В 1999 году выдвигался на пост президента, но снял свою кандидатуру.

Самые известные песни на музыку Раймонда Паулса

"Листья желтые"

"Подберу музыку"

"Маэстро"

"Старинные часы"

"Миллион алых роз"

"Без меня"

"Полюбите пианиста"

"Вернисаж"

"Еще не вечер"

"Дедушка с бабушкой"

Культура Музыка Персона: Алла Пугачева