Новости

06.11.2008 01:59
Рубрика: Культура

Два сантиметра неба

Патриарх алтайской литературы Марк Юдалевич на днях отмечает 90-летний юбилей

Многие считают, что судьбе известного алтайского писателя Марка Юдалевича можно только позавидовать.

Родился он еще при Ленине, потом ему "посчастливилось" жить при всех правителях от Сталина и до наших дней. А, как говорится, чем труднее время для современников - тем интереснее оно для писателя.

Марк Юдалевич здорово "наследил" в литературно-художественной, краеведческой и общественной жизни края. Если кто-то не видел его пьесы, то наверняка читал прозу, если не читал прозу, то знаком с его поэтическим творчеством. Однако все вышеперечисленные категории читателей знают хотя бы то, что Марк Иосифович воскресил, воссоздал прекрасную легенду о высокой любви. Он написал удивительную повесть "Голубая Дама". После ее выхода из печати по Барнаулу стало ходить огромное количество таинственных историй и притч, связанных с появлением после полуночи в исторической части города Голубой Дамы.

Он сам уже давно превратился в полулегендарный персонаж местного фольклора. Деятели культуры из поколения в поколение зовут его Марком - это звучит как пароль между своими.

История с цензурой

К юбилею Марка Юдалевича подготовлено 5-томное собрание его сочинений: стихи, проза, публицистика. Корреспонденты "Российской газеты" попросили юбиляра вспомнить о самых интересных историях, случившихся в его долгой жизни.

Российская газета: Марк Иосифович, о советской цензуре ходит столько легенд, вам с ней тоже наверняка приходилось сталкиваться?

Марк Юдалевич: Да, было дело. Помню, цензура сняла из полосы "Алтайской правды" мою статью к 50-летию со дня рождения Есенина. Мотивировка: вы цитируете "Цветы мне говорят - прощай, головками склоняясь ниже". Это что? Грусть. Куда вы зовете советских людей? Другой раз во время дежурства по номеру - телефонный звонок: "Говорит Попова из ЛИТО. Что вы все время портачите! Пишете: "двести голов скота", а где же туловища?"

Вспоминаю такой случай. Секретарь крайкома партии по идеологии Василий Трушин пришел на вернисаж и стал давать оценки: "Ничего, но можно бы и покрасочнее", "Бледновато как-то", "Вот это красиво!" Вдруг поинтересовался: "Эту картину кто написал? Автор здесь? У меня есть серьезные замечания". Художник немедленно явился. И тут Трушин выдает историческую фразу: "Вот сюда, - показывает на холст, - нужно добавить два сантиметра неба".

РГ: Видимо, здоровое чувство юмора вам помогало жить в те непростые времена?

Юдалевич: Так было всегда, веселое перемежается с грустным, трагическое - с комическим. Мне посчастливилось дружить и встречаться с лучшими писателями той эпохи. Например, с Михаилом Светловым. Как-то он гостил у нас в крае. Руководящий товарищ возил нас на новенькой "Победе" по районам и везде не забывал подчеркивать свою роль: "У трактористов трехразовое питание - это я организовал. Первый в районе книжный магазин - это я организовал". И так без конца - организовал, организовал. Мы приехали на берег Оби. Светлову хотелось помолчать, полюбоваться сибирской рекой, но наш неугомонный гид уже энергично шел к нему. "Скажите, - поинтересовался у него Светлов, - а Обь не вы организовали?"

О космополитах

РГ: Марк Иосифович, вы ведь, вернувшись с фронтов Великой Отечественной войны, успели и в космополитах побывать?

Юдалевич: В конце марта 1949 года меня уволили из "Алтайской правды" с формулировкой "за грубые политические ошибки и искривление линии партии". В газете я возглавлял отдел культуры и быта. Но благодаря участию в моей судьбе писателя Константина Симонова через некоторое время меня на работе восстановили.

Был у нас в газете такой посредственный, малограмотный журналист, но зато идейный большевик и ревностный борец с космополитизмом Лука Спицын. Наш редакционный сатирик Алексей Сотников подсунул как-то ему информацию: "В Барнаул прибывает бригада писателей: Яков Полонский, Лев Мей и Константин Бальмонт". Возмущенный Спицын побежал к редактору газеты: "Вы посмотрите, что творится. Надо принимать меры. Одних евреев посылают".

РГ: Вы сами часто становились объектом розыгрышей со стороны своих коллег?

Юдалевич: Лучший розыгрыш принадлежит моему другу, сейчас покойному, известному поэту Борису Каурову. Не понимая причин, я стал замечать, что по городу ходят разговоры о моем беспробудном пьянстве. Однажды позвонил секретарь крайкома партии по идеологии и поинтересовался: где я ночевал этой ночью. "Дома", - ответил я. "Вам там простыни-то дают?" - не поверил он и сказал, что им получено официальное сообщение из вытрезвителя, где я якобы провел ночь. Выяснилось, что, приняв изрядную дозу, Кауров любил побродить по Барнаулу. Естественно, часто попадал в вытрезвители. И когда там спрашивали его фамилию, не задумываясь, твердо отвечал: "Юдалевич".

Письмо Колчака

РГ: Вы автор известного исторического романа "Адмиральский час" об адмирале Колчаке. На экраны вышел фильм "Адмирал", вы его, может быть, видели?

Юдалевич: На днях посмотрел. Свой роман о Колчаке я начал писать еще в советские годы, а вышел он в 2000 году. У меня есть одно преимущество: я лично был знаком с возлюбленной Колчака - Анной Васильевной Тимиревой. Встречался с ней в Москве, даже передал письмо, которое Александр Колчак написал ей, но не успел отправить, и оно осталось в советских архивах, с которыми я тогда работал. Думаю, это письмо и сыграло главную роль в наших отношениях - она, к тому времени уже пожилая женщина, решительно отказывалась общаться с писателями и журналистами, но для меня сделала исключение. Многое, что она мне тогда рассказала, вошло в книгу.

РГ: Вы дружили со многими писателями, не признанными официозом, среди них был и известный московский поэт Николай Глазков...

Юдалевич: Да, Николай Глазков как-то даже в 1966 году был приглашен в Барнаул руководить семинаром молодых поэтов. Он своими репликами приводил в ужас присутствующих на семинаре работников крайкома КПСС: "Опять стихи о Ленине. Вам не кажется, что Лениниана уже и так неприлично разбухла?".

Наверное, многие знают, что Глазков снялся в фильме Андрея Тарковского "Андрей Рублев" в роли так называемого летающего мужика. Мне Глазков рассказывал, что он на роль согласился, но с условием, что будет играть… голым. Тарковский сначала вроде согласился, а на съемках решительно отказался. Глазков начал протестовать, а Тарковский заявил: "Я узнавал, членам Союза писателей в голом виде играть запрещено".

Как-то в Москве я зашел к Глазкову в гости. А у него в комнате стоял знаменитый аквариум, где у каждой рыбки, соответственно ее виду и характеру, было имя того или иного именитого литератора. На мой вопрос: "А ты здесь есть?" Глазков грустно ответил: "Был, сожрали".

Справка "РГ"

Марк Иосифович Юдалевич - поэт, прозаик, драматург, публицист. Родился 9 ноября в 1918 года в Боготоле Красноярского края. В 9-летнем возрасте переехал в Барнаул. Участник Великой Отечественной войны. Известность в Сибири ему принесли поэма "Алтайский горный инженер", а затем пьеса "Ползунов", повести "Голубая Дама", "Купцы". На местном материале написаны повести "Газетчики" , "Пятый год", поэмы "Молчана", "Крутояры". На сценах ряда театров страны шли его пьесы. В 1993 году основал литературно-публицистический журнал "Барнаул". Марк Юдалевич награжден двумя орденами и многими медалями. Он почетный гражданин Барнаула и Алтайского края, заслуженный работник культуры.

Культура Литература Филиалы РГ Сибирь СФО Алтайский край Барнаул
Добавьте RG.RU 
в избранные источники