Новости

13.11.2008 04:47
Рубрика: Экономика

Под залог фамильного золота

Микрозаймы в ломбардах пользуются у населения все большей популярностью

Современные ростовщики догоняют банки в микрокредитовании населения. Такие либеральные условия: деньги под залог, но без поручителей и справок о доходах - привлекают все больше клиентов, в том числе представителей среднего класса и предпринимателей.

Ростовщичество - занятие древнее. Ломбарды, появившись в XV веке в Европе, распространились по всему миру. Хозяева современных ломбардов не менее квалифицированно разбираются в мехах и золоте, хотя и подшучивают над собой, рассказывая анекдоты про старушку-процентщицу. Корреспондент "РГ" попытался выяснить, как живет этот бизнес на Среднем Урале.

Телевизор не ликвиден

Среди 76 ломбардов, работающих в Екатеринбурге, нет ни одного, специализирующегося на швейцарских часах или очень дорогих автомобилях. Основное поле деятельности местных ростовщиков - золото. Средняя цена, по которой его принимают - 350-450 рублей за грамм 585 пробы (к этой категории относится большая часть сдаваемых украшений). По словам генерального директора федеральной сети ломбардов Дмитрия Сергеева, художественная или историческая ценность изделий не учитывается: на Урале, в отличие, например, от Санкт-Петербурга, нет ни специалистов, ни предметов, заслуживающих такой оценки. В ломбарды приносят в основном недорогую "массовку" без драгоценных камней 1970-1990-х годов выпуска.

Популярность желтого металла в ломбардах вполне объяснима:

- Золото - это ликвидный, хорошо оцениваемый товар, который постоянно растет в цене, - говорит Дмитрий Сергеев.

Еще одну причину популярности золота назвали в комитете по организации бытового обслуживания населения администрации Екатеринбурга. Принимать в залог, например, технику (а закладывать можно любое движимое имущество) довольно рискованно. При обширном предложении недорогой техники в магазинах реализовать невыкупленную "бэушную" аппаратуру сложно. С золотом таких проблем нет: даже утратив свою привлекательность в качестве украшения, оно остается ценным как сырье. Еще одна сложность при работе с техникой - ее быстрое моральное старение.

- Бывает так, что техника, пролежав два месяца в залоге, сильно падает в цене. Если человек не вернется ее выкупать, мы очень рискуем, - говорит директор вещевого ломбарда Вячеслав Сребный. - Поэтому страхуемся при работе с техникой - назначаем цену около 30 процентов от рыночной стоимости.

Может быть, поэтому вещевых ломбардов в городе всего несколько, и выживают они в основном за счет универсальности - принимают все: телефоны, бытовую и оргтехнику, компьютеры, шубы… Приходится разбираться в любой технике и вещах и всегда быть в курсе цен.

- У меня работают опытные оценщицы - они знают особенности мехов и их настоящую цену, - продолжает Вячеслав Сребный. - Сейчас мы открыли новую услугу - принимаем антиквариат. Здесь уже приходится серьезно учиться. Хорошо, что можно посмотреть цену аналогичной вещи на различных электронных аукционах и сайтах.

Обычно владельцы антиквариата знают ему цену, но просят небольшую сумму, чтобы "перекрутиться" и выкупить вещь за меньшую стоимость.

Как правило, клиенты ломбардов не хотят расставаться с имуществом, иначе продали бы его перекупщикам, поэтому невыкупленных залогов не более 10 процентов.

Под колеса

Иная картина - в автоломбардах. Эти заведения заслуживают отдельного разговора. Здесь и клиенты, и суммы - совсем другие. Автомобильное направление ломбардной деятельности для Екатеринбурга относительно новое. Как утверждает Павел Федосеев, финансовый директор одного из автоломбардов, игроков на рынке наберется с десяток, однако есть среди них простые перекупщики и те, кто путает ломбардную деятельность с финансовым посредничеством, не неся ответственности за заложенный автомобиль.

По словам Дмитрия Сергеева, этот сегмент вообще более рискованный, и пока его сеть решила отказаться от таких услуг. Во-первых, это не столь выгодно, как работа с золотом, если речь идет о сети, во-вторых, велика вероятность мошенничества (например, авто может быть уже заложено в банке). Да и процедура оформления такого залога более сложная.

Тем не менее услуга пользуется спросом. Самый ходовой залог - отечественные авто не старше 2003-2004 года выпуска стоимостью от 150 тысяч рублей и иномарки среднего класса до 500 тысяч не старше 9 лет. Все остальное имеет низкую ликвидность.

- Машины, которые не продаются на рынке, мы не принимаем. Автоломбард не заинтересован, чтобы у него задерживалось заложенное имущество - займ в 30-80 процентов от стоимости автомобиля и проценты рассчитаны так, чтобы человек мог их вернуть, - говорит Павел Федосеев. - Но выкупается только четверть машин. Сложилось впечатление, что автовладельцам просто лень этим заниматься. Мы идем на то, чтобы они могли продавать машины с нашей автостоянки, водить сюда покупателей. С продажи они могли бы и отдать заем, и забрать остаток, но клиенты не особенно стараются.

Инерция потребления

Существует стереотип, что основные клиенты ломбардов, работающих с вещами и золотом, - люди с достатком ниже среднего. Так оно и было до недавнего времени. Типичными посетителями ломбардов слыли старушки, пытавшиеся с помощью колечка дотянуть до пенсии или купить лекарства, да молодежь, закладывающая технику в ожидании родительской посылки.

- Постоянных клиентов, особенно в вещевых ломбардах, много - больше половины. Они закладывают и выкупают дорогую для них вещь порой много раз. Один из наших клиентов постоянно закладывает оставшийся от бабушки серебряный подстаканник 1865 года и всегда его выкупает, - привел пример Вячеслав Сребный. - Другой на протяжении трех лет приносит один и тот же телефон: аппарат изначально был дорогим, но теперь за него дают все меньше и меньше.

Однако эта картина постепенно начинает меняться - виной тому пресловутый финансовый кризис. Он увеличил количество клиентов с другими доходами.

- Появляются люди, которых раньше не было, - инженеры, высококвалифицированные специалисты, у которых есть нормальная работа и стабильная зарплата, - перечисляет Дмитрий Сергеев. - Инерция потребления длится до полугода, и многие еще не перестроились, а денег для личных нужд уже не хватает, вот и идут в ломбард.

Более того, среди клиентов появились даже предприниматели. Если в автоломбардах клиентов, которые закладывали машины и уезжали покупать товар, всегда было много, то сейчас такие начали оставлять в залог и золото, и другие вещи. По словам Дмитрия Сергеева, бизнесмены приносят дорогостоящие ювелирные изделия, чтобы потом вложить эти деньги в бизнес или рассчитаться по краткосрочным обязательствам и кредитам. Уже есть примеры, когда заложили драгоценностей на 600 тысяч рублей и даже на миллион.

Ростовщик на кризисе

Параллельно с изменением клиентуры начиная со второй половины сентября отмечен значительный рост спроса на услуги ломбардов - в некоторых сегментах до 25 процентов. Кое-где в небольших городах в ломбарды выстраиваются очереди. Людей не пугают высокие, даже по сравнению с банковскими, проценты за пользование займом - до 10-15 в месяц.

Однако радоваться повышенному спросу на свои услуги ломбарды пока не спешат. Баланс, который они выверяли годами, нарушился. Высокий спрос оттягивает деньги, и новые займы выдавать все сложнее. В этой ситуации, говорит Дмитрий Сергеев, ломбарды можно в какой-то степени сравнить с банками, которые совсем недавно оказались в похожей ситуации - быстро лишились большого количества денег, снятых населением с депозитов.

Здесь еще сложнее. Хотя все займы и обеспечены имуществом, оно заморожено не только на срок займа, но и после - на весь льготный период хранения залога, положенный по закону. Плюс ко всему ломбарды прогнозируют, что количество невыкупленных займов тоже будет расти. А значит, живые деньги взять будет неоткуда. Поэтому некоторые небольшие ломбарды уже отказываются принимать в залог дорогие вещи или заканчивают рабочий день чуть раньше.

В ситуации дефицита денежных средств банковское кредитование тоже не выручит.

- Банки, особенно крупные, не кредитуют ломбарды. Они упирают на то, что сами занимаются развитием микрокредитования населения. Но это непонимание вопроса, мы для них не конкуренты, - считает Дмитрий Сергеев. - До такого микроуровня, да еще с минимальными требованиями, ни один банк не дойдет. А ведь это хорошая поддержка населению в такой непростой период.

Ломбардная деятельность, поставленная законом в рамки, необходима как раз тогда, когда возникают временные трудности, соглашаются другие эксперты, иначе в этой сфере расцветет криминал, и бандиты будут "кредитовать" население.

Тем не менее в целом прогнозы уральских ростовщиков вполне оптимистичны - какие-то небольшие и слабые ломбарды уйдут с рынка, большинство же хоть и "сожмется", но останется.

Комментарий

Евгений Болотин, заместитель председателя Уральского банковского союза:

- Теоретически ломбарды покупают вещи, поэтому их относят к сфере бытового обслуживания населения, и с банками их сравнивать нельзя. Это все-таки ростовщики, у которых нет серьезных денежных ресурсов, они не могут выдавать дешевых займов, поэтому конкуренции с банками не выдержат. С другой стороны, в сегодняшних условиях, пока люди не откорректировали свое потребление, микрозаем в ломбарде может стать альтернативой банковскому кредитованию. Но это не конкуренция, скорее дополнение, хотя банки этот сегмент вообще не замечают.

Экономика Бизнес Малый бизнес Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область