Новости

14.11.2008 04:00
Рубрика: Власть

Чисто европейское дело

Постоянный секретарь Французской академии Элен Каррер д'Анкосс о саммите Россия - ЕС в Ницце

В Ницце открывается саммит Евросоюз - Россия. Эта встреча - особенная, что обусловлено рядом событий, которыми были насыщены последние несколько месяцев.

Кавказский кризис, ставший серьезным испытанием для отношений между Россией и Западом, его последствия, финансовый тайфун, поднявшийся по ту сторону Атлантики и докатившийся до европейских и прочих берегов. Такой событийной интенсивности на "квадратный сантиметр времени" давно уже в мире не наблюдалось. "Российская газета" решила узнать, что по этому поводу думает постоянный секретарь Французской академии, известный историк и специалист по России Элен Каррер д'Анкосс.

Российская газета: Как, по-вашему, с чем Евросоюз и Россия пришли к встрече в Ницце?

Элен Каррер д'Анкосс: За прошедшее лето - начало осени отношения между Евросоюзом и Россией претерпели серьезную эволюцию. Причиной стали события на Кавказе, а также шаги, предпринятые президентом Франции, чтобы потушить пожар. Именно тогда произошло нечто важное. До сих пор в Евросоюзе не отдавали себе отчета в том, какое место Россия занимает в континентальных и мировых делах. Я не говорю о позициях отдельных стран, таких как Германия или Франция при Жаке Шираке с его особым видением вашей страны.

Не было в Европе и глубокого анализа роли современной России. Тем более если учесть, что сам Евросоюз серьезно трансформировался за эти годы присоединения ряда восточноевропейских стран, с которыми у России исторически отношения складывались непросто. Они считали Евросоюз своего рода щитом от Москвы, а не структурой, позволяющей наладить с вами нормальный всесторонний диалог. Россия же вернулась на международную арену как мощное государство, не желающее больше поступаться своими интересами. Это понимание произошедших перемен, как мне представляется, и должно лечь в основу отношений между Россией и ЕС.

К тому же грузинский кризис показал, что Евросоюз отнюдь не является единым целым. В то время как руководители Польши, Украины и трех прибалтийских стран срочно вылетели в Тбилиси, чтобы поддержать Саакашвили, председательствующий в ЕС президент Франции и председатель ЕС Николя Саркози вел переговоры с Россией. А возьмем, например, Польшу. Курс ее президента Леха Качиньского - это политика вчерашнего дня. Она ничего общего не имеет с тем, как видит мир, в том числе Россию, молодая Польша, и я думаю, последнее слово будет как раз за ней. И тут в поведении европейских стран прослеживаются разная логика, разные подходы. Мне представляется, что именно по ходу разрешения кризиса Николя Саркози, у которого до этого не было оформившегося видения России, осознал, что ваша страна достигла некоего допустимого уровня толерантности и не намеревается больше позволять другим наступать себе на ноги. Именно потому, что в своих действиях по разрешению кризиса французский президент это учел, и удалась миротворческая миссия.

РГ: Может прозвучать парадоксально, но если судить с подобной точки зрения, то кризис сыграл некую положительную роль...

Каррер д'Анкосс: Да, в систему координат ЕС теперь внесена константа учета интересов Москвы, ее реакция, к примеру, на политику выдавливания, которую США проводят по отношению к России. Это одно. А другое - то, что, несмотря на внутренние разногласия, Евросоюз, в данном случае под председательством динамичного президента Франции, продемонстрировал: он в состоянии принимать ответственные и оперативные решения.

Возьмем проблему расширения НАТО. На последнем саммите в Бухаресте Франция, Германия, Италия высказались против приема Грузии и Украины, но общей европейской позиции по этому вопросу там не просматривалось. Теперь ясно, что на будущем натовском саммите такая позиция будет сформулирована, хотя, наверное, прозвучат и недовольные голоса, к примеру, англичан или прибалтов. Это значит, что Евросоюз наконец-то обрел новое качество, понял аргументы России.

РГ: И все-таки, что дальше?

Каррер д'Анкосс: Мне кажется, что пришло время Евросоюзу определиться с ролью России в европейской архитектуре. Может быть, не сразу же в Ницце, не так быстро. Речь, конечно, не идет о присоединении России к ЕС. Хотя бы просто потому, что она для этого слишком велика. Надо найти для сотрудничества особый формат. В принципе задача упрощается: ведь сходная проблема стоит перед Евросоюзом в плане выстраивания отношений с Турцией. Думаю, над этим еще предстоит как следует поработать. Поэтому от саммита в Ницце, полагаю, вряд ли стоит ждать впечатляющих результатов. Пока мы не определились с целями и тем более с тем, как их достичь. Возможно, надо в первую очередь сделать выводы из августовских событий, а также продвинуться вперед, насколько это возможно.

РГ: Последнее время в Париже, да и не только, все громче звучат голоса сторонников большей самостоятельности Европы в международных делах. В конце концов у нее есть свои интересы, и они не должны обязательно совпадать с геополитическими шагами, выгодными иным мировым центрам...

Каррер д'Анкосс: Европе надо быть независимым игроком в международных делах, а не действовать по заокеанским схемам. Мы подошли к точке, когда ведущие европейские страны, составляющие ее костяк, за исключением Великобритании и "новичков", убеждены в том, что Европа должна проводить самостоятельную политику, в том числе и в диалоге с Москвой, которая является важнейшим действующим лицом на континенте. То есть к России надо подходить с исключительно европейских позиций, а не с тех, которые диктуются НАТО или США.

РГ: Победа Барака Обамы вызвала немало надежд на перемены как в США, так и в других странах. Как вы считаете, изменится ли курс Вашингтона по отношению к России?

Каррер д'Анкосс: Мир меняется. Он отходит от американской монополярности и движется в сторону плюрализма. Пока трудно сказать, как Обама будет себя вести в международных делах. В любом случае его трудно заподозрить в пророссийской ориентации и больших симпатиях к вашей стране, хотя, может быть, в его высказываниях было больше нюансов, чем у Маккейна. Но мне кажется, что проблема сейчас в том, чтобы он понял: нынешний мир уже не тот, каким был после падения Берлинской стены и исчезновения СССР, когда США остались единственной супердержавой. В основном благодаря тому, что Россия вернулась на мировую арену. Думаю, что Евросоюз, в котором председательствует президент Саркози, это прекрасно понял. Так что саммит в Ницце надо рассматривать как под этим углом, так и учитывая то, что отношения ЕС к России - чисто европейское дело.

РГ: Как в свое время "угольный союз" между Францией и Германией дал толчок процессу европейской интеграции, так и энергетика, по мнению ряда политологов, могла бы сыграть роль в сближении России и стран Евросоюза, в частности, путем перекрестного владения элементов всей цепочки энергоснабжения: от добычи до конечного потребителя.

Каррер д'Анкосс: Это интересная идея. Она, на мой взгляд, отражает новый подход к созданию прочных связей от Атлантики до Владивостока. К этому нас подталкивает и нынешний финансовый кризис, о котором также будет разговор в Ницце: мы все им затронуты, и надо выбираться из него сообща.

РГ: Война на Кавказе показала, что существующая система безопасности как в мире, так и в Европе не работает. Дмитрий Медведев неоднократно ставил вопрос о ее новой архитектуре. В последний раз он это сделал в недавнем обращении к Совету Федерации России. Не наступило ли время как следует разобраться с этим вопросом?

Каррер д'Анкосс: Несомненно. Но надо дождаться, когда Барак Обама окажется в Белом доме. Исторический опыт учит, что новый глава государства, в том числе и США, может преподнести большие сюрпризы. К примеру, стать носителем иной политики и в международном плане. Мы знаем, что внутренние проблемы являются его приоритетом, что вполне законно, но не ведаем, с какими внешнеполитическими инициативами Обама выступит помимо его намерения ускорить вывод войск из Ирака. В любом случае саммит "двадцатки" в Вашингтоне станет своего рода предисловием к тому, что произойдет два месяца спустя. В некотором роде и саммит ЕС - Россия, где произойдет "сверка часов", явится предтечей важнейших решений, которым суждено быть принятыми позже.

РГ: За минувшие три месяца российский и французский президенты встречались при известных обстоятельствах несколько раз. Создается ли у вас впечатление, что они неплохо понимают друг друга?

Каррер д'Анкосс: Оба - политики нового поколения. Они знают, что мир стал иным, и в своих действиях исходят из реального положения дел. Отсюда и понимание.

Власть Работа власти Внешняя политика Россия и Евросоюз
Добавьте RG.RU 
в избранные источники