Новости

14.11.2008 06:00
Рубрика: Происшествия

Матрос показал

В четверг стал известен главный подозреваемый в трагедии на подлодке "Нерпа"

Следователи установили, что химическую систему пожаротушения - ЛОХ - запустил матрос из экипажа субмарины Дмитрий Гробов.

- Он уже дал признательные показания, - сказал корреспонденту "РГ" официальный представитель Следственного комитета при прокуратуре РФ Владимир Маркин. - Матрос утверждает, что действовал непреднамеренно и все произошло случайно.

Так или иначе, но за гибель 20 человек ему придется отвечать по статье 109 часть 3 УК РФ - "причинение смерти по неосторожности двум и более лицам". Степень виновности моряка будет определять суд. Нас же больше интересуют другие вопросы. И главный из них: как могло случиться, что на секретной атомной подводной лодке, вооруженной современными торпедами и ракетами, простой матрос мог легко запустить важнейшую систему жизнеобеспечения корабля.

В центральном посту "Нерпы" установлена компьютерная программа "Молибден", которая выполняет роль своеобразного подсказчика в управлении общекорабельными системами. С ее помощью в том числе выбирают наиболее эффективный способ борьбы за живучесть субмарины в чрезвычайных ситуациях. Не исключено, что на подлодках данного типа на компьютер замкнули и усовершенствованную систему химического пожаротушения - ЛОХ.

Однако подводники не могут представить себе ситуацию, когда за пультом управления кораблем оказался бы матрос-контрактник. Там сидят только офицеры. В том числе из 3-го дивизиона, который отвечает за живучесть корабля, и вахтенный инженер-механик - его назначают из офицеров боевой части 5. Никто другой из экипажа находиться там не может.

Когда на центральный пост поступает сигнал "пожар в отсеке", на корабле немедленно объявляется боевая тревога, срабатывает ревун. На центральный пост сразу приходит командир лодки. Только он может дать команду на включение ЛОХ. Однако теоретически любой матрос способен выдать ее из другого места.

Дело в том, что частично задействовать систему пожаротушения реально из нескольких частей корабля. Элементы этой системы - большой красный баллон с фреоном и маленький со сжатым воздухом для вытеснения газа - установлены в нескольких отсеках. Если ЛОХ на ручном режиме, то для его включения надо выполнить две операции. Во-первых, перекинуть в верхнее положение опломбированный перед выходом в море манипулятор. Во-вторых, вручную открыть вентили подачи воздуха в баллон с фреоном. Только тогда система придет в действие. Руководство по живучести корабля предполагает срабатывание ЛОХ не только в одном отсеке, но и в двух смежных с ним. Скажем, из второго можно запустить газ в свой, первый и третий отсеки. Это объясняет, почему несанкционированные действия одного человека могли вызвать срабатывание системы в двух частях "Нерпы".

Однако эксперты, к которым обращался за разъяснениями корреспондент "РГ", сходились в мнении: запустить вручную ЛОХ случайно невозможно. Единственное объяснение подобному стечению обстоятельств они увидели в новой конструкции системы. Если для тушения пожара в отсеки вывели электронику, приводимую в действие простым нажатием кнопки, то матрос действительно мог сделать это непреднамеренно.

"Нерпа", как известно, вышла в море впервые, и экипаж только осваивал управление лодкой. Вообще-то в таких случаях команда как бы играет вторую роль, своеобразными наставниками для нее становятся судостроители. В момент трагедии гражданские специалисты по общекорабельным системам наверняка находились рядом с дежурной сменой офицеров. Однако контролировать, что и как в это время делает свободный от вахты экипаж, ни они, ни командиры не могли. Это обстоятельство, по всей видимости, и стало отправной точкой в трагедии. Повторимся, если ЛОХ на "Нерпе" предусматривал электронное срабатывание системы по "кнопочной" команде из отсека, - то трагедию вызвало простое движение руки. Было ли оно случайным или матрос нажал кнопку из любопытства, по глупости, вследствие других причин, и предстоит разобраться следствию.

Так или иначе, но трагедия "Нерпы" опять ставит вопрос об эффективности средств защиты подводников. Точнее, об их готовности и умении пользоваться индивидуальными средствами защиты. Напомним, что на лодке их несколько. Переносные дыхательные аппараты - ПДА - члены команды всегда носят с собой. Они необходимы для спасения в первые секунды опасности, хотя могут работать 20 минут. Кроме того, в каждом отсеке имеются шланговые дыхательные аппараты - ШДА. Проблема в том, что в аварийной обстановке все переборки на лодке задраиваются и человек может покинуть отсек только по разрешению центрального поста. Чтобы люди не гибли, старший в отсеке командует, какое защитное средство надо использовать - ШДА, изолирующий противогаз ИП-6 или ИК-59 - специальный костюм для спасения подводника. Все зависит от того, участвует ли человек в борьбе за живучесть корабля. Участники этой операции пользуются переносными средствами защиты, другие - шланговыми дыхательными аппаратами. Вообще по этой тревоге выполняется масса мероприятий. В том числе идут доклады на центральный пост, кто погиб или пострадал, кто вообще находится в отсеке. Если средств защиты на всех не хватает, то командир лодки может принять решение на экстренное всплытие для спасения людей и вентиляции аварийных отсеков.

Справка "РГ"

Лодочная объемно-химическая система пожаротушения - сокращенно ЛОХ - устанавливается на наших субмаринах вместе с воздушно-пенной лодочной системой пожаротушения. Тушение производится путем отъема тепла от горящего предмета с помощью хладагента. В качестве хладагента используется разновидность фреона - хладон 114В2. Это вещество 4-й степени опасности для человека с характерным запахом эфира. Оно тяжелее воздуха и заполняет помещение сверху вниз. Хладон связывает кислород, в результате чего возможна смерть от удушья. Он также способен вызывать наркотическое воздействие. Открытие переборок допускается не менее чем через 30 минут после подачи реагента.

Происшествия ЧП Аварии и катастрофы Происшествия Правосудие Следствие Суд по аварии на АПЛ "Нерпа"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники