Новости

18.11.2008 03:00
Рубрика: Власть

Особый суд для чиновников

Совет при президенте РФ обсудил механизм контроля за судейскими доходами

Элита юриспруденции ищет ответ на непростой для профессионалов вопрос: нужна или нет очередная судебная реформа и если ей быть, то в каком виде?

Председатель Совета при президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия, судья Конституционного суда в отставке Владимир Туманов считает, что сам термин "судебная реформа" затаскали до невероятной степени. По его мнению, не нужно устраивать никакого аврала, чтобы решить большинство из назревших вопросов. Надо, чтобы законодатель предметно занимался этими проблемами.

Такого же мнения придерживается и Юрий Тихомиров, первый заместитель директора Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ. По его словам, мы уже немножко путаемся в своих реформах. Есть целый ряд жгучих вопросов, которые надо решать. Нарастает поток жалоб в управленческой сфере, многие из них связаны с коррупцией. Это сфера административного судопроизводства, которое тормозится. Нет пока закона о досудебных процедурах, что открыло бы большую доступность людей к решению их вопросов и снижало отчуждение населения от третьей власти.

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев назвал три концептуальных вопроса, без решения которых реформирование судебной системы сведется к бесконечному латанию дыр. Прежде всего это создание административного судопроизводства. Такое требование, записанное в Конституции, по сей день не реализовано, из четырех видов судопроизводства у нас имеются только три. А поскольку каноны четвертого отсутствуют, происходят издержки в правосудии и с правами человека - в споре гражданина с властью, с органами управления, должностными лицами.

Другая неотложная проблема - подготовка кандидатов на должности судей. Такой институт действует во всем мире. Чтобы работа в должности судьи была полноценной, отвечала профессиональным и морально-этическим требованиям, простых пяти лет стажа по юридической специальности недостаточно. Судей нужно готовить в специально созданной для этого академии, считает Вячеслав Лебедев.

И еще одна болевая точка - возмещение государством ущерба за нарушение разумных сроков рассмотрения дел и исполнения судебных решений. Безусловно, это затратный проект. Но поскольку проблема не решается в самой стране, люди все чаще обращаются с жалобами в Европейский суд. Что финансово разумнее - компенсировать ущерб гражданам дома или платить большие штрафы по решениям, которые выносит Страсбург? Чем дальше мы будем откладывать эти решения, тем медленнее будут решаться вопросы защиты прав и свобод человека, заключил глава Верховного суда.

Помощник президента РФ - начальник Государственно-правового управления Лариса Брычева возглавляет специальную рабочую группу, которой Дмитрий Медведев поручил анализ поступающих предложений при подготовке пакета законопроектов, в том числе о совершенствовании судебной системы. По ее словам, суть многих предложений сводится к ужесточению ответственности судей за нарушения, в том числе дисциплинарной и уголовной. Предлагают ограничить полномочия председателя суда как распорядителя, обеспечить открытость правосудия, чтобы граждане знали, что происходит в судебной системе. Речь идет также о работе аппарата судов, приеме населения, деятельности мировых судей, их слабом материально-техническом обеспечении и затяжном рассмотрении дел.

Как известно, президент уже внес в Госдуму так называемый антикоррупционный пакет законопроектов, в котором содержатся и новации, касающиеся судейского корпуса. В частности, введение имущественного контроля как для кандидатов в судьи, так и для судей.

Вопрос не так прост, как может показаться на первый взгляд. Кто должен подавать декларацию о доходах и имуществе? Взгляды здесь кардинально расходятся. По словам Ларисы Брычевой, даже в рабочей группе сошлись различные точки зрения. Не секрет, что споры идут и среди депутатов. Одни предлагают включить в число подотчетных лиц помимо самого судьи его супругу и родителей обоих, совершеннолетних детей вместе с их новыми родственниками, если дети уже семейные. И так - едва ли не до 25-го колена. Получается круг, раздутый почти до безумных пределов. Мало того что все эти люди, не являясь госслужащими, не обязаны декларировать свои доходы-расходы, нарушается и их право на конфиденциальность деловой и личной жизни. По мнению Ларисы Брычевой, разумно было бы остановиться на супруге судьи и их несовершеннолетних детях. И впрямь, если у судьи взрослые дети, кто запретит им стать успешными и состоятельными? Другое дело, когда ребенку подарили на день рождения помимо школьного ранца еще и свечной заводик.

Есть у этой проблемы и еще одна сторона. Кто и как будет проверять, достоверно или нет заполнено такое не поддающееся учету число деклараций? Если по каждой проводить оперативно-розыскные мероприятия, никаких денег не хватит на армию контролеров. Очевидно, придется делать это лишь выборочно. Значит, вся затея с широким охватом "потенциальных коррупционеров" грозит превратиться в бумажный фарс либо в механизм "выборочного" произвола. Кто неугоден - можно проверить с пристрастием...

У судейских есть еще и своя специфическая тревога. Они опасаются, как бы лекарство не оказалось хуже болезни. В большом коллективе имеется хотя бы кадровая служба. В районном суде контроль ляжет, очевидно, на председателя. Не окажется ли эта функция еще одним рычагом для воздействия на судей, не будет ли нанесен удар по их независимости?

Член Совета по вопросам совершенствования правосудия Тамара Морщакова считает, что функция управления внутри суда должна быть организована иначе, чем теперь. Судья все более зависим от председателя. А он, в свою очередь, все более становится ретранслятором указаний и требований об ответственности. И если эти механизмы будут наращиваться, идея независимого правосудия может оказаться похороненной.

Острые дискуссии идут также по процедурам прекращения судейских полномочий. Сейчас внесено предложение, чтобы жалобы на такое решение квалификационной коллегии рассматривал Верховный суд. Но есть и другие варианты. Например, предлагают устроить некое дисциплинарное присутствие из действующих судей, освобожденных от своих обязанностей на время работы в этом органе. И на его рассмотрение выносить жалобы судей, чьи полномочия прекращены или кто наказан в дисциплинарном порядке, а также и жалобы на самих судей в случае если квалификационная коллегия отказалась принять их к рассмотрению.

- Судьи находятся в зоне риска, - сказал президент Гильдии российских адвокатов Гасан Мирзоев. - Мы должны сделать так, чтобы не прокуроры, не следователи, а они сами решали судьбу своего коллеги.

Адвокат считает, что вначале квалификационная коллегия должна дать свое согласие на то, чтобы на судью готовилось некое представление. Тогда это будет реальная независимость. А иначе получается, что обвинитель, дело которого не прошло в суде, начинает обвинять этого судью во всех смертных грехах. В такой ситуации трудно оставаться на процессе беспристрастным.

Власть Работа власти Судебная система Реформа судебной власти