Новости

20.11.2008 02:40
Рубрика: Общество

Точка на карте

Как живут люди в деревне, выясняли корреспонденты «РГ»

Чем занимаются настоящие хозяева, которые наверняка еще не вывелись в глубинке? Что, кроме забот о пропитании, волнует селян?

На эти вопросы мы попытались найти ответы в отдаленном сельском поселении. Выбирали наугад - закрыли глаза и ткнули карандашом в карту Иркутской области. Выпала Молька Усть-Удинского района.

И свалились мы как снег на голову мэру Юрию Мадасову, одолели его вопросами и настойчивыми просьбами познакомить нас с самыми интересными людьми в деревне, вернее в пяти деревнях: именно столько населенных пунктов входит в состав Молькинского сельского поселения. Оказалось, по словам главы администрации, что из 1600 человек населения писать можно про каждого второго:

- Люди наши очень славные, - нахваливал Юрий Антонович. - Что ни фермер, к примеру, то настоящий хозяин. А еще есть достопримечательность местная - отшельник в лесу живет больше 20 лет. Только навряд ли он захочет говорить с вами, отшельник все-таки.

Кроме этого выяснилось, что из уст в уста передаются исторические факты, постепенно становясь преданиями, о дореволюционном главе Молькинского инородческого ведомства Иосифе Улаханове, ежегодно ездил к царю докладывать, как идут дела, и был очень продвинутым человеком. Кстати, в краеведческих музеях района и области об этом персонаже нет никаких документов.

А что, очень интересные вырисовываются три линии: реальная жизнь на селе, добровольный отказ от этой реальности и небольшой экскурс в историю края, подумали мы. И, вооружившись фотокамерой и блокнотами, пошли в народ.

Микрорайон окнами в море

В Усть-Удинском районе настоящий фермерский бум: там сейчас работает более 30 хозяйств. Но одно из самых крепких находится в Мольке: многопрофильное крестьянско-фермерское хозяйство Анатолия Страхова. Ну, просто наглядное пособие, как на месте развалившегося совхоза можно наладить преуспевающую фирму.

С шоссе хорошо просматривается жилой островок, как бы оторванный от Мольки: заборы, бревенчатые дома, какие-то большие здания, похожие на ангары. Местные называют этот оазис в степи просто - Заимка, а на карте района скоро появится микрорайон Степной Молькинского сельского поселения.

В Степном - настоящий сельскохозяйственный рай. Чего здесь только нет! И комбайны с сеялками-веялками, пресс-подборщиками для заготовки сена, и лесопилка, и коровники, телятники, свинарники, и даже конюшни с породистыми рысаками.

Как опытный хозяйственник, Страхов вкладывает средства в разные отрасли -  зерно выращивает, скот разводит, заготавливает лес, дрова и, конечно, строит.

И все это по нарастающей, постоянно в поисках новых экономичных технологий, посевного материала, более выгодных пород скота.

- В этом году закупили породистых поросят породы ландрас, дюрок, приплод замечательный получился - вес набирает как на дрожжах, - не нахвалится Татьяна Трупова, заместитель главы хозяйства. - А все почему, уход хороший, корма сбалансированные и ветеринарное обслуживание на уровне. Вот от овец будем избавляться, не оправдали они себя - шерсть годится только на машинную обработку, а это нам невыгодно.

А козы разве выгодны? - удивляемся мы, начитавшиеся сельхозлитературы перед поездкой.

- От коз польза большая, - всерьез заверяет нас главный конюший Максим Страхов, средний сын Анатолия. - Они сглаз с коней снимают. Без коз никак нельзя!

Лошади в хозяйстве - тема особая и самая любимая. Среди нескончаемых забот для Анатолия они настоящая отдушина и новое направление в хозяйстве. Помогает ему в этом сын Максим.

- Он с малых лет на подспорье, животину любит всякую, умеет к ней подход найти, а тут еще моей любовью к коням заразился, да не просто по-любительски, а разводить породистых рысаков предложил, - рассказывает Страхов. - Я не против - и хозяйству польза, и парню нравится, настоящий помощник растет.

После школы одиннадцатиклассник Максим торопится на конюшни.

- Это моя любимица - Тарпанка, породы русская рысистая, посмотрите, какая умница и красавица, - поглаживает норовистую кобылку Максим. - Мы с ней в этом году губернаторские скачки выиграли, никто не ожидал, а я знал, что она может.

Первые бега провели этой осенью и на новом Молькинском ипподроме, построенном, конечно, собственноручно. Говорят, лучших лошадей со всей области привозили. Так что умеют наши фермеры не только работать, но и праздники устраивать.

Кстати, ипподром с трибунами и освещением. А в теплое время года служит своеобразным клубом для молодежи - собираются там на "посиделки", настоящего то нет. Впрочем, Страхов готов и это исправить: строительство сельского клуба в ближайших планах.

Немногословный, суровый фермер оживляется, когда спрашиваешь его о людях, которые работают с ним все 10 лет существования хозяйства.

Постоянных работников в хозяйстве всего 25, но в страду - на посевную и уборочную до 100 человек набирается.

- Если работает человек на совесть, не филонит, никогда не обижу деньгами, - откровенничает Анатолий. - А если повадится кто бездельничать, расстаемся быстро.

Впрочем, за работу здесь держатся - кроме зарплаты, каждый работник обеспечен трехразовым питанием, комбикормом и сеном для домашнего скота, есть возможность взять на откорм поросят и купить хлеб в пекарне хозяйства.

- Напишите обязательно про Степаныча моего, - настаивает Анатолий. - Этот человек с золотыми руками, все здесь он построил!

Роскошные конюшни, зерносклады, добротные, как купеческие хоромы, свинарники и, наконец, новенькие жилые дома, которые растут среди степи как грибы - это его рук дело.

Степаныч - главный строитель-бригадир, он же и архитектор Геннадий Саватеев, пытается спрятаться от объектива: они с помощником Василием Чубуковым как раз ваяли новый забор у дома, который вот-вот будет сдан. Неразговорчивый зодчий у Страхова.

Татьяну Трупову можно разбудить среди ночи, и она точно скажет, на каком поле сколько нажали зерна, сколько сдали мяса вчера, позавчера и даже в прошлом году. А еще назубок - сколько осталось по кредитам платить, сколько стоит каждая сеялка, трактор или любое другое орудие сельхозтруда в хозяйстве.

Татьяна Сергеевна - бухгалтер, экономист и … свадебная генеральша. Ну не любит Анатолий Страхов посещать торжественные мероприятия. Вот и в этот раз съездила, а точнее слетала в райцентр на празднование дня сельского хозяйства - привезла ворох грамот.

А первый житель улицы Степной повар Николай Кононов только пришел со смены - обедом кормил всю артель. Недавно отпраздновал Николай Васильевич 60-летие, но оставлять свой пост у плиты не собирается.

Интересуемся, откуда умение готовить.

- Без матери рано остался, - откровенничает кулинар. - Так что жизнь всему научила. Людям нравится, как я супы варю да сало солю.

Если писать обо всех, кого Анатолий Страхов уважает и ценит, то и книги не хватит, не то что газетной полосы. Это и его жена Елена, которая во всем ориентируется и все понимает. Это сын Максим - преемник и сестра Алла, исключительного таланта зоотехник.

- Будем строить! - уверен Анатолий. - У таких людей должны быть свои добротные дома.

Лобагайский отшельник

23 года назад Леонид Банщиков, уроженец деревни Лобагай, что недалеко от Мольки, ушел от людей в тайгу. Срубил на лесной опушке крохотный домик и поселился там безвылазно. Лица никому не показывает, даже своим родителям и брату, который самоотверженно и аккуратно навещает его - привозит спички, немудрящий провиант.

Вся деревня знает об отшельнике, судачат периодически, но никто не осуждает. Одни говорят, что отрекся он от света белого по причине большой, но безответной любви, другие - дескать, служил в армии, да видать где головой стукнулся, третьи же полагают, что проповедует лесной житель самому себе какую-то диковинную религию…

Говорят еще, что он иногда наведывается в деревню, а родные его побаиваются: двадцать лет человек в тайге просидел, мало ли что у него на уме.

Да всех не переслушаешь, благо и тот самый младший брат - Сергей - согласился отвезти нас на "банщиковскую" опушку. А в провожатые вызвалась Алла Платонова, смелая женщина, замглавы администрации: и в самом деле, не отпускать же журналистов одних!

Невозмутимый Серега, школьный кочегар, завел свой трактор, усадил всех в малюсенькую тележечку и где по колее, а где и по целику двинули. При этом никто не был уверен, что нас "примут". А ну как закапризничает?

- Не, не будет он с вами разговаривать даже, - уверена Алла. - Когда ему 45 исполнилось, надо было паспорт менять. Так он ни в какую не соглашался сфотографироваться. Пришлось переснимать старую, да договариваться в районе, чтобы разрешили. Вдруг вернется к людям, как тогда без паспорта-то?

Завидев избушку, заволновались - все ж страшновато, что и говорить. После переговоров с нашим провожатым Леонид все же позволяет войти к нему в жарко натопленную избу и, почувствовав волнение гостей, даже попугивать нас начинает.

Грозным голосом нагнал жути:

- Кто такие будете и… какой тираж нашей газеты?, - огорошил нас суровый отшельник.

Услышав понравившуюся ему цифру, милостиво разрешил задавать вопросы. Сам при этом сидит на топчане за плотной шторкой, только ноги и видно - он ими озорно так болтает.

Распорядок дня и образ жизни Банщикова разнообразием не отличается:

- Я каждое утро по два часа зарядку делаю, потом на ручей за водой бегаю - это за три километра отсюда, - поделился Леонид. - Работаю много - дрова пилю ножовкой, летом сено кошу, осенью по грибы-ягоды хожу, охочусь иногда.

Он то и дело прерывает беседу пространными рассуждениями о мистических явлениях в его жизни, экстрасенсах, Боге… Все это время его младший брат просто светится от счастья, слушая речи Леонида:

- Он очень умный, - поделился Сергей с нами после. - Помню, в детстве читал все подряд: Фета, Чехова, Бунина!

Поскольку жизнь лобагайского отшельника проста, то мы очень быстро исчерпали тему для разговоров и начали прощаться, уже и не надеясь, что его можно будет сфотографировать, если уж брат его давненько не видал. Однако Леонид согласился при условии, что все гости из избушки выметутся, и останется только тот, кто с фотоаппаратом.

Пять минут, и мы все дружно разглядываем на дисплее аппарата очень даже приятное лицо человека-невидимки.

- Скажите,  ведь хорошо выглядит, молодо, - радостно приговаривает Сергей.

…В маленькой деревне, где каждый человек на виду, общество принимает отшельника таким, какой он есть. Как сложилась бы его судьба в городе, с его сумасшедшим ритмом жизни и зацикленностью каждого на себе родимом, сказать сложно.

Большая история маленькой Мольки

Молькинские старожилы из уст в уста передают отрывочные сведения о дореволюционном прошлом своей родины. Тогда Молькинское инородческое ведомство возглавлял Иосиф Улаханов - образованный бурят, который, говорят, входил в инородческую палату при Государственной Думе.

- Сколько он сделал для местных - перечислить сложно, школу устроил, огромная библиотека у него была - ее потом неизвестно куда дели, - рассказывает 74-летний пенсионер Геннадий Андреев со слов еще более старших земляков. - А еще он посадил в Мильгитуе, где дом его стоял, тополя - три из них до сих пор стоят - огромные, до неба просто, пруд там был, а в нем лебеди плавали - их императрица подарила. Да, еще он из столицы привез первый в округе велосипед - многие ходили на диковинку любоваться.

Удалось побеседовать корреспондентам и с племянницей Улаханова - 75-летней Кларой Савиновой.

- Я сама дядю не помню, только по рассказам мамы, - вспоминает Клара Гавриловна, бывшая учительница немецкого языка. - Говорили, что очень добрый человек был, к своим работникам хорошо относился. Сыновья его, офицеры, участвовали в восстании против Советской власти в 20-е годы, что потом с ними было, не знаю. Сейчас дальние родственники Улаханова в Ангарске живут, может, помнят историю семьи, у меня только две старые фотографии остались - там Антип изображен, его младший сын, и старшая невестка Мария.

При этом почтенная Клара Гавриловна с надеждой смотрит на нас - а вдруг прочитают неизвестные родственники газету и, может, приедут ее навестить.

Директор Усть-Удинского краеведческого музея Николай Рупосов предположил, что подробности жизни семьи Улаханова можно найти в архивах силовых ведомств, но посетовал, что это непростое дело.

А еще жива среди молькинских старожилов память о репрессиях 30-х годов - когда из местных деревень мужчин забирали десятками. Так и сгинули, документы о реабилитации многим семьям пришли только в 90-е годы.

- Нас долго называли детьми врагов народа, как заклейменные жили, - с горечью вспоминает Геннадий Иосифович. - Даже чая с булочкой в школе не давали тем, у кого отцов забрали, эта детская обида до сих пор сердце ест. Но мы всему назло выжили, на ноги поднялись, детей вырастили, веру предков сохранили.

Дорогие читатели! Расскажите нам о вашей малой родине, о замечательных людях - ваших землякам. Мы обязательно к вам приедем!

664011 Иркутск ул. Некрасова, 15/1 8(395-2)280-784, 280-781 

Общество Ежедневник Стиль жизни Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Иркутская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники