Новости

24.11.2008 03:00
Рубрика: Культура

Надежды маленького оркестра

Musica Viva отметил свое тридцатилетие в Большом зале консерватории

Юбилейный концерт Камерного оркестра Musica Viva, отмечающего в этом сезоне свое тридцатилетие, превратился  в прямом смысле в гимн музыке.  Маэстро Александр Рудин представил в Большом зале консерватории "Оду Святой Цецилии" Генделя, являющейся по  преданию покровительницей музыки и музыкантов. 

В исполнении "Оды" были заняты оркестр и хор Musica Viva, сопрано Сине Бунгоорд (Дания) и тенор Эндрю Гудвин (Австралия).

У Musica Viva в этом сезоне двойной юбилей - тридцатилетие со дня рождения во Владимире под руководством Виктора Корпачева и двадцатилетие сотрудничества с выдающимся российским музыкантом Александром Рудиным. Именно с ним  Musica Viva пережила  и свои мучительные перипетии -  сложные 90-е годы, "бездомное" существование в Москве, отсутствие финансирования (только в этом году оркестр получил репетиционную базу, правительственный грант и статус Московского камерного), и  прорвалась к творческим высотам.  За двадцать лет Александр Рудин отшлифовал исполнительский стиль Musica Viva,  репертуарные преференции оркестра, сочетающиеся с  "энциклопедической" способностью убедительно интерпретировать сочинения разных эпох - от барокко до ХХI века. В этом качестве  - азартного "игрока" стилями, оркестр  представал на предыдущем своем 25-летнем юбилее, устроив в Большом зале консерватории гала от Гайдна до джаза. 

А сегодня, спустя пять лет, оркестр Musica Viva предложил в том же Большом зале консерватории единую и строго академическую программу  барочной музыки - Баха и Генделя, выступив в амплуа, на совершенствование которого ушли все последние годы работы оркестра. И надо заметить, что целью этой работы были не столько эксперименты с аутентичными приемами и инструментами, сколько стремление маэстро воплотить некий музыкальный абсолют - то, что в глубоком смысле порождает все высшие творения музыки и не связано с частностями стиля.

В программу концерта вошли две сюиты Баха  - №3 для оркестра и №2 для  флейты, струнных и basso continuo, которые сам Бах назвал Увертюрами, несмотря на их традиционное для сюит "танцевальное" содержание. "Гавот", "Бурре", "Жига, "Полонез", "Менуэт" - Рудин не мог не развернуть в оркестре галантную игру танцевальными ритмами и грациозной фразировкой, словно обвитой украшениями, но откровение баховского стиля он подчеркивал в живом музыкальном движении, в смене искусно исполненных инструментальных соло и тутти, в живописном распределении света и тени в оркестре.  Обе сюиты содержали и радостные для слуха меломана  баховские шедевры - Арию, с которой Рудин, подогнав темп, счистил раздутый шлягерной традицией слой сентиментальности,  и Шутку, исполненную приглашенным из Германии флейтистом Андрашем Адорианом сначала в баховском оригинале, а затем - на бис -  в остроумном парафразе современного немецкого композитора и кларнетиста Йорга Видмана, закончившегося монограммой из звуков-букв и выкриков B-A-C-H!  

Центральным же проектом юбилейного вечера стало исполнение генделевской "Оды ко дню Святой Цецилии" - роскошного и  масштабного сочинения для сопрано, тенора, хора и оркестра, адресованного композитором покровительнице музыки и музыкантов Святой Цецилии, согласно апокрифу, проживавшей когда-то в Риме и подарившей человечеству орган. 12 частей "Оды" на слова английского поэта Джона Драйдена "Ode for the Heav'nly Harmony" ("Ода Божественной Гармонии") оказались идеальным текстом и для праздника Musica Viva, и для выражения основных стремлений  и достижений оркестра последних лет.

Даже, минуя сложную закрытую структуру генделевской Оды, которую Моцарт когда-то приспособил к масонской мистерии, заметив, что ее части представляют собой ступени восхождения к символической вершине - Музыке, даруемой людям через Святую Цецилию, исполнение этого сочинения напомнило настоящую музыкальную феерию-гала. В частях "Оды" попеременно солировали и сам маэстро Рудин на виолончели, и  мягкое чистое сопрано Сине Бунгоорд, и гибкий, чувственный тенор Эндрю Гудвин, и тихий, благозвучный хор.

Картинка же праздника в оркестре получилась особенно эффектной -  за пультами оказались и Андраш Адориан, и дирижер Рудин, и директор оркестра Марина Бутир (клавесин).  На трубе солировал приглашенный из Германии Бастиан Лонерт, на теорбе (басовой лютне) - Аркадий Бурханов, на компактном органе-позитиве - Ольга Филиппова.  И хотя английские слова Дрейдена повествовали к финалу о грядущем человечеству Апокалипсисе,  Musica Viva  азартно разворачивала оптимистичное полотно Оды Генделя, воспевающей музыку и музыкантов. И более радостного юбилея оркестру даже трудно пожелать.
 

Культура Музыка
Добавьте RG.RU 
в избранные источники