Новости

04.12.2008 07:00
Рубрика: Власть

Заказ на конфликты

Власти Украины и Грузии торопятся в НАТО. Но их по-прежнему туда не пускают
Текст: Константин Косачев (председатель комитета Госдумы по международным делам)

Завершилась встреча министров иностранных дел стран НАТО в Брюсселе, на которой опять обсуждался вопрос, когда Грузия и Украина получат программу Плана действий по членству (ПДЧ) в Североатлантическом альянсе.

Бухарестский саммит НАТО в апреле, как известно, вопреки мощнейшему нажиму Вашингтона и заверениям Тбилиси и Киева о собственной атлантической "зрелости", в удовлетворении заявок на ПДЧ обеим странам отказал, перенеся вопрос на декабрь.

Очевидно предполагалось, что к этому моменту нечто должно измениться в Грузии и на Украине, а также во взглядах на их членство у тех представителей "старой" Европы, кто заблокировал ПДЧ в апреле. Но что именно могло измениться за полгода? Число сторонников членства в альянсе в обеих странах превратилось в некую константу: в Грузии большинство высказалось на референдуме "за", но это большинство не включало, по понятным причинам, население Абхазии и Южной Осетии, без которых Тбилиси в НАТО идти не хочет.

Даже с учетом того, что члены НАТО независимость двух республик не признают, перспектива иметь в своем составе государство с "горячим" конфликтом (в данном случае неважно, внутренним или межгосударственным) никого в альянсе, кроме устойчивого "фан-клуба" тбилисского режима, не вдохновляет.

На Украине же большинство (даже несмотря на титанические усилия по рекламе НАТО) по-прежнему против членства в альянсе.

И вряд ли можно было рассчитывать на резкие перемены в общественных настроениях к декабрю, по заказу пронатовского руководства Украины.

На что же могли рассчитывать Саакашвили и Ющенко, если никаких сугубо внутренних перемен в их странах, которые бы свидетельствовали о более высокой степени готовности к НАТО, до декабря не могло ожидаться в принципе? Ответ очевиден: только на внешние факторы. Проще говоря - на "помощь" России. До апреля Киев и Тбилиси полагали, будто вполне достаточно будет использовать в своих целях сами разногласия между Западом и Россией по поводу расширения НАТО. Их примут, мол, уже только из желания показать России, что у нее нет права вето на расширение альянса. По старой "балтийской" схеме: НАТО расширяется куда хочет (даже вопреки прежним договоренностям с Россией), а если Россия против - значит она собирается вернуть свое влияние в отношении соседей, и потому их тем более надо принять в альянс.

Но на бухарестском саммите это не сработало: внутренние проблемы Грузии и Украины, как и озабоченности России по поводу "красной линии", перевесили прежние резоны к расширению как самоцели для НАТО. Что получилось с балтийцами, не сработало в этом случае. Оставалось только одно: "напугать" НАТО Россией, представить членство для обоих претендентов как "единственное спасение от российского империализма".

Проблема заключалась в том, что "империалистическая" Москва собственно к внутренним преобразованиям и всем этим "порывам к свободе" относилась достаточно индифферентно, пока они не вредили нормальным отношениям с соседями, не нарушали ничьих прав и не угрожали конкретным людям. Все публичные эскапады грузинского лидера по поводу российской угрозы никоим образом не приводили к появлению этой самой угрозы, пока сохранялось статус-кво в отношениях Грузии с Абхазией и с Южной Осетией. И у грузинского руководства, по сути, не было иного выбора, кроме военной провокации, которая, при удачном завершении, могла дать повод рапортовать к декабрю о решении конфликтов.

Но даже при неудаче почти гарантированно выставляла Россию агрессором в глазах Запада, проникшегося пламенными речами тбилисского режима о "маленькой демократической Грузии, находящейся под постоянной угрозой с Севера". А значит, мотив о "спасении" Грузии в качестве стимула для ПДЧ должен был сработать.

Помешали всем этим планам, во-первых, четкие действия России, которая дала эффективный отпор, показав демонстративное нежелание менять какие-либо режимы и лица у власти в Тбилиси и не уйдя при этом в самоизоляцию, а, напротив, активно работая с Евросоюзом. Во-вторых, грузинская пропаганда, как это ни странно, не особенно верила в способность западных СМИ и политиков взглянуть на ситуацию непредвзято и объективно.

Поначалу их расчеты оправдывались, и они надеялись, что чем дальше, тем больше Запад будет сплачиваться против России, которая на этом фоне сама будет загонять себя в изоляцию. Но время стало работать против грузин - им приходится сегодня признавать, что общественное мнение, прежде всего в Европе, стало меняться не в их пользу. В России и на Западе, боюсь, не все себе отдают отчет в том, насколько нагнетаются реваншистские настроения официальным Тбилиси, который отнюдь не считает конфликт исчерпанным и надеется взорвать ситуацию вновь, чтобы сменить нежелательные тренды в Европе.

Поскольку у Киева своей "Южной Осетии" не нашлось, провоцировать Россию начали по всем возможным и проверенным раздражителям: стали раскручивать якобы претензии России на Крым, провели наступление на русскоязычные каналы, как могли содействовали своим грузинским "кумовьям" в превращении в глазах общественности грузино-югоосетинского конфликта в грузино-российский.

Специально к декабрю до новых пропагандистских высот была взвинчена тема "голодомора". В Киеве надеялись спровоцировать ответную реакцию Москвы, естественно, с прежним прицелом на НАТО. Именно на это было указано в Послании президента России Дмитрия Медведева, адресованном главе Украины Виктору Ющенко, в котором российский лидер однозначно дал понять всю очевидность этих намерений Киева: "Мы отчетливо видим, что в последние годы эта тема, наряду с настойчивыми попытками получить приглашение в "подготовительный класс" НАТО, сделана чуть ли не центральным элементом украинской внешней политики".

Наверняка будет в очередной раз политически "раскручена" тема газового долга Украины и цен на газ как уже испытанный в прежние годы раздражитель для Европы. Можно ожидать в этой связи страстей по поводу очередного "холодомора", естественно, "направленного против украинской нации".

Однако чем прозрачнее все эти планы Киева и Тбилиси для прежде всего европейской общественности и чем корректнее на них реагирует Москва (без ответных истерик, но с убедительной твердостью), тем быстрее улетучиваются шансы на декабрьский ПДЧ. К тому же сильно "отвлек" от Украины и Грузии мировой финансовый кризис. Многим оказалось самым банальным образом не до них. И что уж совсем ни в какие ворота: России по большому счету сейчас тоже не до них. Она никак не хочет учитывать, что ей "надлежит" обеспечить угрозу этим странам, достаточную для удовлетворения заявки на ПДЧ Грузии и Украины или изобретения иного варианта присоединения к альянсу.

Украинские попытки пойти по "балтийскому пути", нарушая права русского населения, а также намерение в угоду конъюнктуре "национализировать" общую трагедию голода 30-х годов прошлого века, не могут не вызывать искреннего огорчения. Но повода для нагнетания напряженности с нашей стороны не создают.

В чем действительно Тбилиси и Киев имеют все основания видеть прямой вызов своим НАТО-стремительным планам, так это в реализации идеи, высказанной Дмитрием Медведевым и получающей все более широкую поддержку, относительно новой системы безопасности для Европы. А по сути для всего мира.

Создание эффективного механизма, обеспечивающего безопасность континента, может сделать излишним дальнейшее расширение НАТО в глазах прежде всего самих членов альянса (кроме тех, кто рассматривает присоединение к нему Украины, Грузии и других стран СНГ как сознательный и провокационный антироссийский проект). В итоге тема "российской угрозы" может "сдуться" сама по себе, так и не исполнив своего предназначения: обеспечить вхождение Грузии и Украины в евроатлантические структуры.

Продолжение темы

Власть Работа власти Внешняя политика В мире экс-СССР Грузия В мире экс-СССР Украина Международные организации НАТО Расширение НАТО