Новости

60 лет назад была принята Всеобщая декларация прав человека

Сегодня - Международный день прав человека. Это "юбилейная" дата", ровно 60 лет назад Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека.

О значимости этого исторического документа - наш разговор с Уполномоченным по правам человека в РФ Владимиром Лукиным.

Владимир Лукин: Принятие Всеобщей декларации прав человека - это событие всемирного значения. Сегодня ее формально признают практически все страны. Правда, она имеет рекомендательный статус. Но даже он является сильным. С момента принятия декларации в 1948 году примерно в 90 процентах Конституций разных стран сформулированы принципы, ясно и четко воспроизводящие базовые принципы декларации. В том числе и в нашей Конституции 1993 года.

Российская газета: Как принималась декларация?

Лукин: Из 56 государств 48 проголосовали - "за" и 8 - "воздержались". Против не проголосовал никто. Среди воздержавшихся были СССР, Белорусская и Украинская ССР, Польша, Саудовская Аравия, Югославия, Южноафриканский союз. Советский Союз формально не поддержал текст декларации в связи с тем, что там отсутствовало право наций на самоопределение, принцип защиты национальных меньшинств и запрещение фашистской идеологии. Но по сути демократические принципы декларации были мало совместимы с теми принципами, на которых зиждилась советская политическая система. Министром иностранных дел тогда был еще небезызвестный Вышинский. И, конечно, поддержка им декларации была бы вызовом небесам. В своем выступлении он заявил, что этот документ неудовлетворителен, недоработан и не в состоянии достигнуть той цели, которой призван служить. Но сталинское руководство пошло на компромисс и не голосовало против.

РГ: Почему декларация была принята именно в 1948 году? Что это был за момент?

Лукин: Это был период создания ООН. Мир, пройдя через чудовищные войны и фашистское варварство, искал базовые принципы устройства нового мира. Это и привело к тому, что замечательными людьми был разработан проект декларации.

РГ: У него были авторы?

Лукин: Выдающуюся роль в создании декларации сыграл канадец Джон Хамфри. Ему активно помогала супруга президента США Элеонора Рузвельт. Важную роль сыграли француз Рене Кассэн и китаец Пенг Чан Чэнг. Это было общественное движение интеллектуалов, которое, к счастью, поддержали руководители тогдашних государств.

Декларация рождалась в больших дискуссиях и трениях. Ее принципы не совпадали с практикой многих стран. И до сих пор в этом вопросе существуют два неприемлемых "искривления". Одно - существуют всеобщие истины, которые должны реализовываться по одному лекалу во всех странах без исключения. Этот подход выхолащивает из правозащитных понятий культурную специфику, традиции. Но существует и другое "искривление", утверждающее, что поскольку страны находятся в разных культурных условиях, то в некоторых из них декларация о правах человека вообще не применима. Это столь же ошибочно, как и отрицание специфики их проявления в разных странах.

РГ: Декларация - это не просто собрание принципов, устраивающих большинство, но и попытка спроектировать будущий мир?

Лукин: Вся ООН была проектом будущего мира. И было два ключевых документа, на которых она зиждилась - устав и Всеобщая декларация прав человека. Страны, в том числе и великие, тогда пытались делегировать часть суверенитета наций в пользу Совета Безопасности и других структурных органов ООН. Конечно, попытка создать мировое правительство вместо национальных в то время была иллюзорной. Но и суверенность, часто находящаяся в руках не народа, а диктатора, вольного делать что ему заблагорассудится, тоже не лучший выбор.

РГ: Скажите, проект удался?

Лукин: Декларация является базовым документом гуманитарного международного права. В настоящее время она движет, во всяком случае, на декларативном уровне, позициями многих государств. И нашего тоже. И даже если эти принципы нарушаются, то и при этом ищутся зацепки, как сослаться на декларацию.

Поэтому это один из самых выдающихся документов. Конечно, не Священное Писание, но...

РГ: Понятие прав человека развивается?

Лукин: Сегодня в центре обсуждения такие положения, как права человека в сфере информации, в Интернете например. Или проблема оснащенного новыми техническими средствами массового терроризма. Ведь есть люди, которые говорят, что надо жертвовать правами в пользу безопасности и искать терроризм на уровне едва брезжущих в голове идей. А если это закончится "государством большого брата"? Но и повышенную опасность терроризма нельзя не учитывать.

Один из базовых принципов декларации - свобода передвижения. Но современные миграционные потоки не должны приводить к неприемлемым социальным сдвигам. Значит, нужно какое-то регулирование, означающее ограничение. Это надо обсуждать, и обсуждение должно носить открытый характер. Я бы на месте руководства ООН подумал о том, как организовать это обсуждение в международном масштабе.

РГ: 15 лет действия новой Конституции РФ были удачными или нет с точки зрения практикования принципов декларации?

Лукин: За истекшие 15 лет Конституция стимулировала некоторые положительные тенденции в нашем обществе. Например, при всех недостатках и ограниченностях уровень свободы - выражения, передвижения, слова, совести - у нас сейчас более высокий, чем в коммунистические годы. Конституция все это зафиксировала и защищает.

С другой стороны, я бы не стал говорить, что все основные положения Конституции строго соблюдаются. Еще великий законодатель Древней Греции Солон сказал: "Законы совершенны настолько, насколько наши граждане способны их соблюдать".

РГ: Наши - способны?

Лукин: Это уже проблема укорененности правового сознания. В нашей стране лишь относительно небольшое число граждан готово действовать мужественно, решительно, иногда с риском для того, чтобы положения закона были реализованы. Соблюдение Конституции и декларации зависит от нас с вами. Права надо отстаивать.

РГ: Но социологические опросы показывают, что идея "правового государства", озвученная еще при Горбачеве, не очень согревает душу нашим гражданам.

Лукин: Люди, конечно, в первую очередь заботятся о себе, своей семье, куске хлеба. Многим мало дела до текстов, даже таких значимых, как конституционные. Но тогда люди образованные, просвещенные должны прикладывать достаточные усилия для преодоления общей пассивности. Еще великий Гете сказал: "Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идет на бой".

РГ: Но если каждый день ходить на бой в райцентре, не станешь ли первым кандидатом в неадекватные? Мне кажется, что к приносящему раны донкихотству звать можно только себя, а не других.

Лукин: Ходить на бой надо с умом. Это долгий разговор. Хоть 15 лет с новой Конституцией - это медленный путь возникновения и наращивания правового сознания, но все-таки люди сегодня стали чаще обращаться в суды. Так или иначе они участвуют в выборах. Хотя у нас существует еще серьезная проблема общественного контроля над бюрократией. Сегодня важен контроль над исполнительной властью со стороны представительной, свободная пресса. Пресса же ближе к "корням травы"...

РГ: Какие тенденции отслеживают мониторинги?

Лукин: Мы не мониторинговая организация, мы лишь получаем жалобы - по 200 в день. И стараемся по мере сил их удовлетворить. Кое-что удается сделать, а что-то - нет. Но однако мы все-таки корректируем своеволие властей на всех уровнях. И помогаем в 7-8 процентах жалоб. А это немало.