15.12.2008 03:00
    Поделиться

    Гала-концертом Мариинского театра откроется Московский фестиваль "Русская зима"

    Открытие 45-го филармонического фестиваля "Русская зима" пересеклось с закрытием праздничного марафона "Мариинке 225", который начинался февральским гала на родной петербургской сцене, охватил юбилейными мероприятиями Европу, Японию, Америку, а теперь финиширует на сцене Концертного зала имени П.И. Чайковского.

    Две полукруглые цифры - 45 "Русской зиме" и 225 Мариинке - слились на московской сцене неслучайно. Петербургский маэстро Валерий Гергиев давно контактирует с Московской филармонией, появляясь здесь и с собственными проектами, и в программах "Русской зимы". Еще несколько лет назад, по словам худрука Московской филармонии Александра Чайковского, руководство "ломало голову, как бы "Русскую зиму" вообще сохранить и сделать, чтобы она отличалась от простых рядовых концертов", а теперь афиша столичного зимнего фестиваля выглядит реестром звезд мирового уровня. В ближайшие недели на "Русской зиме" выступят Валерий Гергиев с Мариинским театром (15 и 16 декабря), Геннадий Рождественский (17 декабря), Симфонический оркестр Артуро Тосканини с дирижером Лорином Маазелем (20 и 21 декабря), Виктор Третьяков и Александр Князев (25 декабря), Юрий Башмет и Денис Мацуев с новогодними сюрпризами (31 декабря), не считая еще двадцати с лишним программ с российскими и зарубежными музыкантами. Однако тон "Русской зиме" задаст именно Мариинка, которая два вечера подряд будет закрывать на московской сцене юбилейное 225-летие. "Может быть, сама дата в мировой истории не ах какая, да еще на фоне финансового кризиса и других исторических событий в последние месяцы, но все-таки в мире мало театров с такой историей. А если вспомнить, что происходило за эти годы в Мариинском театре и что было инициировано им, то я отказался от мысли скромничать", - сказал Гергиев. Праздничный гала он составил из арий и сцен из русских опер, "Парсифаля" Вагнера и третьего акта "Отелло" Верди, где в партии мавра выступит знаменитый мариинский тенор Владимир Галузин. В следующий вечер на сцене Концертного зала им. Чайковского покажут сценическую версию "Очарованного странника" Родиона Щедрина, запись которой на DVD маэстро считает одним из важнейших достижений юбилейного мариинского сезона. "Мы хотели не только оставить документ, фиксирующий деятельность театра, но и донести эту оперу всему миру. В Ковент-Гарден ставят Томаса Адеса, но и в Мариинском театре происходят исторические события", - сказал во время встречи с журналистами Гергиев, прилетевший на день в Москву, чтобы получить в Государственном Кремлевском дворце присужденную ему Международную премию Фонда Андрея Первозванного "За веру и верность", провести брифинг и улететь в однодневную гастроль в Ханты-Мансийск.

    Брифинг нежданно-негаданно превратился в полуторачасовой монолог маэстро, по ходу которого он высказался по различным проблемам, и прежде всего по теме, только что стартовавшей на новом витке в СМИ, - о строительстве Мариинки-2. Маэстро терпеть не может комментировать тему стройки, хотя, по собственным словам, занимается строительством уже шесть лет. Его раздражает неточная информация, которая вызывает негативную реакцию и у рядовых граждан, и у людей, от которых зависят решения. "Я всегда был категорическим противником проекта, который выходил бы за пределы бюджета. Но даже я не успеваю уследить, как меняются цифры: пока называли цифру 130, она вдруг стала 160. Спрашиваю, почему 160? А мне говорят - уже 230. Кто-то должен за это отвечать?" - недоумевал маэстро, отвечая на собственный вопрос: "Сам я являюсь весьма высокооплачиваемым специалистом, и мне трудно понять чаяния тех, кто этого не имеет и ходит рядом с такими деньгами. Но мне кажется, что не только я, но и другие люди понимают, что они ответственны".

    Комментировать новый "канадский" проект Джека Даймонда и Дональда Шмита, сменивший, по источникам информации, "французский" вариант Мариинки-2 со скандальным куполом Доминика Перро, маэстро не стал, заметив в скобках, что "не хочет иметь дело ни с кем из архитекторов, кто не понимает, что такое оперный театр, не хочет сам стать частью эксперимента даже для самого талантливого архитектора и не желает быть инициатором проекта, имеющего риск рухнуть".

    Маэстро также не желает, чтобы Мариинка добавила к рою нынешних проблем в стране собственные. Театру же Гергиева теперь придется считать все до копейки: спонсорские программы сократились и театр зависит от бюджета и продажи билетов. Уже пришлось отказаться от постановки "Манон Леско", стоимость которой превышала миллион рублей. "В этой ситуации я должен думать о коллективе, а не о группе постановщиков. Тем более, у нас так принято, что приглашают каких-то солистов и платят по принципу: 1 - певцу, а 2 - расторопному молодому менеджеру. У нас вообще в стране на академическую музыку смотрят как на новую олигархическую струю. Так не должно происходить. Если певец поет в Метрополитен-опера за обычные деньги, почему у нас он должен получать баснословные гонорары?".

    Гергиев не в первый раз настойчиво педалировал болезненные для музыкантов темы: нельзя платить по 2 миллиона поп-звездам, которые поют "детские песенки". "Если у нас великая культура, о которой мы все так любим говорить, то зачем делать такие глупости!". В этом контексте состояние российской музыкальной школы маэстро назвал "унизительно позорным". "Россия стоит сейчас перед страшным выбором, потому что может забить последний гвоздь в золотой фонд культуры, игнорировать труды предыдущих поколений, - заключил Гергиев.- Устрашающий ентертейнмент (еntertainment - (англ.) увеселение, развлечение) побеждает везде. В Италии - оперной стране транслируются сегодня 1-2 оперы. У нас вообще что-то осталось только на канале "Культура". А мы при этом входим в круг крупнейших музыкальных держав - Италия, Австрия и Германия, Россия, Франция. Для нас культура - краеугольный вопрос будущего".