Новости

22.12.2008 04:00
Рубрика: Власть

Между партией и властью

Никита Белых, бывший лидер бывшего "Союза правых сил", стал губернатором Кировской области. Из оппозиции - во власть, да не кем-нибудь, а главой региона, - такого в нынешние времена еще не бывало. В кругах либеральной общественности идут возбужденные толки. "Предал наше дело, поступился принципами, обменял убеждения на должность", - не скупятся на обвинения самые непримиримые из бывших соратников Никиты Белых. "Правильно сделал. Не век же нам, либералам, волочиться в обозе на потеху властительной публике. Пора врастать в систему, приобретать реальное влияние на ход государственных дел", - выносят оправдательный вердикт те бывшие члены СПС, кто голосовал за самороспуск этой партии, чтобы влиться в "Правое дело".

Чуть больше разнообразия наблюдается в гаданиях, с какой целью власть рекрутировала в свои ряды оппозиционера. Например, говорят: "Призывом Белых на госслужбу власть ослабляет демократическую оппозицию, лишает ее харизматичного лидера". Рассуждают и так: "Ему доверили не Тюменскую область, не Красноярский край или иную стратегически важную территорию - его бросили на депрессивный регион. Вот пусть он там побарахтается в непролазном болоте проблем, пусть узнает, почем фунт губернского лиха, авось поймет, чего стоят его либеральные принципы в столкновении с суровой реальностью". Или - совсем уж цинично: "Его пример другим оппозиционерам наука: будете себя хорошо вести - глядишь, вам тоже обломится должность".

Что на должность главы региона назначен не уличный вития, а молодой, энергичный менеджер, не лишенный амбиций, имеющий опыт в бизнесе и, главное, уже хорошо показавший себя на посту вице-губернатора Пермской области, - это простое соображение, лежащее на поверхности, изощренными толкователями почему-то в расчет не берется. Но разве нельзя предположить, что в условиях кризиса (а он особенно больно ударит по российской провинции) верховная власть решила ускорить назревшую ротацию губернаторских кадров? Я склонен думать, что в ряду причин, объясняющих назначение Никиты Белых, эта - не последняя.

Дефицит свежих лиц в управленческом корпусе особенно остро ощущает провинция. Казалось, с отменой губернаторских выборов обновление местной элиты пойдет энергичнее. Но нет, большинство глав регионов остались на своих постах: были избранными, стали назначенными. И вот начало кадровой ротации положено. Начало, что и говорить, нетривиальное. На губернаторский пост назначен политик, настойчиво и последовательно критиковавший власть, выступавший ее принципиальным оппонентом. Тем самым, хотелось бы думать, создан прецедент. Ну да, о привлечении представителей разных партий на работу в органы власти президент говорил в своем Послании Федеральному Собранию. Правда, тут есть один нюанс: прежде чем принять предложение, сделанное ему, Никита Белых расстался с "Союзом правых сил". Если так пойдет дальше, то политикам, не состоящим в "Единой России", придется выбирать между партией и властью. Между убеждениями и должностью. Одно с другим пока не совмещается.

Хотя Белых и заявил: "Я не отказываюсь от своих убеждений и хочу заметить, что они во многом соответствуют тому, что декларирует руководство страны", - проблема все же есть. И проблема, заметим, не новая. Просто в нынешние времена о ней забыли и не было повода вспомнить. А вот в начале 90-х целый ряд регионов пребывал, например, под правлением губернаторов-коммунистов. В политической географии страны тому даже было название - "красный пояс". Он обхватывал центральные области России, главы которых выступали единой командой и - о, сказочная эпоха! - свое несогласие с курсом Кремля выражали открыто, не стесняясь участия в краснознаменных митингах под портретами Ленина, Сталина и Зюганова. Сколько крови они попортили Ельцину! Особенно - брянский губернатор Юрий Лодкин. В апреле 1993 года сокрушительной критикой режима он впервые добился избрания на пост главы администрации. А уже в конце сентября, поспешив в Белый дом на подмогу Руцкому и Хасбулатову, навлек на себя президентский гнев, был с треском снят с поста, едва не угодил в "Лефортово". И тут же сделался народным героем. "Красная" Брянщина едва ли не на руках внесла его в Совет Федерации, а в декабре 1995-го КПРФ преподнесла ему думский мандат. В течение трех лет Лодкин неотвязно преследовал президента судебным иском, требуя восстановления в губернаторской должности. Тяжбу с Ельциным, подарившую истцу немало горячих сторонников, Лодкин прекратил тотчас же, как только в декабре 1996 года был снова избран губернатором. Из оппозиции - во власть, из власти - в оппозицию и обратно. Этим челночным движением туда-сюда Лодкин занимался в течение десяти лет, совершенно не мучаясь выбором между партией и губернаторской должностью.

Но бывало и по-другому: заняв государственный пост, член политической организации, а то даже и лидер ее начинал вести себя, как Иван, не помнящий партийного родства. Тогда товарищи ему напоминали, откуда он, собственно, родом и кого представляет во власти. Например, в самом начале путинской эпохи тогдашний полпред президента в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко схлопотал публичный выговор по партийной линии. Вообще-то он, вступив в государственную должность, приостановил свое членство в "Союзе правых сил", но, по мнению соратников, так увлекся строительством властной вертикали, что и вовсе начал отходить от идеалов либерализма. Созвав пресс-конференцию, депутаты Госдумы от СПС заявили: деятельность приволжского полпреда расходится с генеральной линией партии. От проработки, прилюдно устроенной, Кириенко, конечно же, радикально не поправел. И смешно было на это надеяться. Проработчики должны были понимать: разморозить свои партийные активы, где у него за время нового пребывания на госслужбе не набежало ни процента и даже образовался отрицательный баланс, Кириенко посмеет не раньше, чем расстанется с должностью.

Никита Белых теперь, видимо, тоже будет периодически испытывать на себе укоряющий взгляд бывших соратников. Но что делать, губернаторский век продлевается не решениями партийных съездов и пленумов, а продуктивной работой. Четким, отлаженным взаимодействием с федеральным правительством. Трансфертами, кредитами, субвенциями, поступающими из центра. Потому-то реальная власть живо приводит в чувство любого, даже самого ярого оппозиционера. Партийные баррикады кончаются там, где начинается власть.

Случай с Никитой Белых, разорвавшим политические связи с либералами ради губернаторского кресла, подтвердил сегодняшнюю несовместимость партийной карьеры с государственной (если речь не идет о "Единой России"). Но сам факт, что губернатором стал бывший лидер оппозиционной партии, все же достаточно показателен. Продекларированное президентом привлечение разнопартийцев в органы госуправления должно войти в практику. Чтобы принадлежность к правящей партии не служила основным пропуском во власть, а членство в иной политической организации не было главным тому препятствием. Чтобы будущим кандидатам на государственные посты не пришлось выбирать между партией и властью.

Власть Позиция Колонка Валерия Выжутовича
Добавьте RG.RU 
в избранные источники