Новости

26.12.2008 04:00
Рубрика: Экономика

"Выйти в кеш": западный вариант

Спекулятивные интересы западных инвестиционных фондов ставят под удар будущее российской электроэнергетики

За обсуждениями целесообразности инвестиционных программ в электроэнергетике в период кризиса выявляется примечательная особенность. Ряд акционеров генкомпаний, совсем недавно выступавших за программы модернизации и демонстрировавших заинтересованность в "долгосрочном росте капитализации активов", в одночасье повели себя как типичные спекулянты, заинтересованные в краткосрочном росте акций, но никак не в развитии компаний.

Момент для смены поведения выбран явно подходящий: изношенность энергооборудования в среднем по России достигает 60 процентов. Наступивший финансовый кризис превращает инвестиционные программы компаний в тяжелую, но жизненно необходимую для будущего этих компаний нагрузку для стратегических акционеров и делает еще более насущной задачу модернизации энергетики.

Инвестиционные программы энергокомпаний до 2011 года общим объемом в 3,1 трлн рублей были приняты за несколько месяцев до реформирования РАО ЕЭС и достались по наследству новым собственникам генерирующих компаний. Положительное отношение акционеров, в том числе западных инвесторов, к этим программам и к энергетическим активам в целом сохранялось до сентября этого года, когда финансовый кризис заставил некоторых инвесторов в пожарном режиме избавляться от дешевеющих благодаря их паническим продажам активов. Причем любыми методами и без какого-либо беспокойства за будущее того, что совсем недавно они называли привлекательным объектом для инвестиций.

Так, с наступлением перемен целая группа западных инвестиционных фондов во главе с известными активистами десятков корпоративных конфликтов Prosperity Capital Management Александра Браниса и Halcyon Advisors Девида Херна поспешила воспользоваться предъявленной еще в июне офертой Onexim Holdings Ltd. на выкуп акций ТГК-4 у миноритариев. Прореагировав на оферту 2 месяца спустя после ее объявления, фонды позднее возмутились тем, что оферта не может быть исполнена в силу прямого требования законодательства о запрете приобретения зарубежными компаниями более 50 процентов компаний, являющихся естественными монополиями (ТГК-4 включена в реестр субъектов естественных монополий), без соответствующего согласования специальной государственной комиссией.

Далее события развивались стремительно. Несмотря на то что в пятницу, 17 октября, на акции ТГК-4 судом были наложены обеспечительные меры, запрещающие совершать какие-либо операции с ценными бумагами компании ввиду статуса ТГК-4, уже в субботу, в выходной для своих сотрудников день, Центральный московский депозитарий перерегистрировал права на акции ТГК-4 в интересах отдельных инвестфондов. Часть акций предприятия, включенного в реестр естественных монополий, таким образом, оказалась на счетах зарубежной Onexim Holdings Ltd., а судебное решение участниками этой сомнительной операции было проигнорировано.

Не удосужились поинтересоваться правомерностью своих действий и номинальные держатели акций ТГК-4 - сплошь уважаемые финансовые институты Deutsche Bank, Citigroup, Morgan Stanley, Goldman Sachs и Clearstream. Странно, что никому из этих именитых международных финансовых институтов, а также Центральному московскому депозитарию не пришло в голову учесть решение суда. Вероятно, теперь свои действия они смогут объяснить российскому правосудию. Закон, конечно, может нравиться, а может и нет, но это закон, даже в том случае, если это нарушает чьи-то планы.

Закаленные в боях иностранные инвестфонды, хорошо знакомые с методами психологического воздействия на центры принятия решений, оперативно отреагировали на изменение ситуации, организовав в прессе кампанию под лозунгом "Нарушают права миноритариев". Действительно, эти инвестиции перестали соответствовать целям и задачам спекулянтов, а значит, им больше нет места в их портфелях. А все обязанности по финансированию инвестпрограмм можно переложить на плечи стратегических инвесторов, пришедших в отрасль всерьез и надолго.

Объем инвестпрограммы той же ТГК-4, которую они поддерживали, приобретая акции компании, составляет примерно 900 млн долларов, и уже сейчас на нее требуется дополнительно 400 млн долларов. Вопрос о том, что выход части акционеров из капитала ТГК-4 обвалит стоимость компании и поставит под угрозу сотни рабочих мест, заказы на новое российское оборудование, модернизацию уже существующего, что в конечном итоге негативно отразится на российской экономике в целом, спекулянтов не волнует.

Разумеется, позиция западных фондов аргументирована и подкреплена основаниями. Ведь главная цель таких инвесторов - это максимизация прибыли в краткосрочной перспективе. И в этой связи трудно упрекнуть их в нелогичности: наступивший финансовый кризис заставляет не на шутку опасающихся за свои деньги менеджеров избавляться от дешевеющих активов. На языке финансового мира это называется "уходить в кеш". Но ведь это те же самые люди и компании, которые осознанно инвестировали в энергокомпании и их планы по реализации инвестпрограмм. Глава Prosperity Александр Бранис в одном из недавних интервью заявил, что российский рынок "подходит прежде всего для долгосрочных инвесторов, к каким мы себя относим". А на вопрос журналиста одного из российских деловых изданий: "Если бы не было кризиса, количество акций, выставленных по оферте, все равно было бы таким же высоким, как сейчас?", его коллега Девид Херн из Halcyon ответил: "Конечно, нет. Например, ТГК-4 я бы не выставил, потому что это хорошая компания".

Истинная стратегия инвестиций возглавляемых этими господами структур очевидна. Как и тот факт, что единственный мотив для принятия ими решений - это краткосрочная конъюнктура рынка, которая, как можно уточнить в любом вузовском учебнике по экономике, вообще-то не является весомым критерием для долгосрочного инвестора. По словам г-на Херна, "если можно продать ТГК-4 по оферте и переложить эти деньги в другие активы, то я это сделаю".

А г-н Бранис вторит ему: "На сегодняшний день мы решили, что есть более выгодные инвестиции... лучше сегодня вложиться в другие объекты". К тому же не секрет, в какие активы перекладывают средства западные фонды и для чего эти средства предназначены: полученные доллары можно вывести из российской экономики в незатронутые кризисом сектора. Государство приветствовало и поддерживало стратегические иностранные инвестиции в энергетику, но явно не такие.

Показательно, что когда на горизонте замаячили призрачные перспективы кризиса, удалиться со сцены предпочли не только небольшие фонды, но и крупные стратегические инвесторы. Так, немецкий концерн RWE, который должен был главенствовать в альянсе с российской компанией "Синтез" (через контролируемую ею "Корес Инвест") в покупке ТГК-2, в последний момент вышел из проекта, оставив российского партнера с обязательной офертой миноритариям на 15 млрд рублей и инвестпрограммой, один лишь первый этап которой стоит 40 млрд рублей.

И снова на сцене появились господа из уже обозначенных инвестфондов, в свойственной им манере напомнив о необходимости поскорее забрать свои средства. Причем и представители Onexim Holdings Ltd., и представители "Синтеза" по-прежнему не отказываются от планов модернизации. Однако реализация инвестиционной программы в нынешних условиях, да еще и сопровождающаяся ультимативными претензиями недавних соратников, способна усложнить жизнь даже крупного международного инвестора. Не говоря о менее могущественных компаниях, как группа "Синтез", которая, будучи покинутой своим немецким партнером, вынуждена оспаривать покупку ТГК-2 в суде, так как не способна потянуть такой проект в одиночку.

Представители инвестиционных фондов не хотят быть откровенными сами с собой и с государственными органами, к справедливости которых они без устали взывают в своих публичных заявлениях. Надуманные причины для неисполнения оферты ТГК-2? Сомнительные основания для придания ТГК-4 статуса стратегического объекта? Ущемленные права миноритариев? Поток популизма извергается при любом удобном случае, однако ни к букве, ни к духу закона все это не имеет ни малейшего отношения. Может быть, имеет смысл решать все спорные вопросы тому, кто и должен этим заниматься - судам?

Российская система правосудия достаточно развита для того, чтобы не реагировать на внешнее давление. Впрочем, как и западная, так что непонятно, что именно вызывает упреки представителей западных фондов. И в этом главный вопрос: способны ли инвестиционные фонды, в панике пытающиеся "выйти в кеш", дать беспристрастную оценку российскому законодательству и судебной системе? И должны ли они это делать вообще...

На деле вся эта борьба за справедливость и небывалая активность миноритарных акционеров могут привести только к одному итогу. Если потакать тому, кто откровенно пользуется своим положением в собственных целях и не считается со стратегическими интересами отраслей присутствия, российская энергетика останется у разбитого корыта: с изношенным оборудованием, без перспектив его модернизации, с рыночной стоимостью ниже средств на собственных счетах и невозможностью привлечь кредиты. А менеджеры иностранных фондов, выведя из экономики РФ средства, спокойно дождутся более выгодных инвестиционных возможностей. Которых, благодаря им, в российской энергетике к тому моменту может уже и не остаться.

Экономика Отрасли Энергетика Кризис в отраслях и регионах Реформа электроэнергетики
Добавьте RG.RU 
в избранные источники