Новости

Национальный план борьбы с коррупцией начинает приобретать предметные очертания. Перед уходом на зимние каникулы Госдума приняла закон "О противодействии коррупции" - базовый, в пакете из четырех президентских законопроектов. Борьбу с коррупцией как приоритетную задачу новый глава государства провозгласил с первых же дней после вступления в должность. Назвав коррупцию "системной проблемой", Дмитрий Медведев призвал "противопоставить ей системный ответ". И вот основные составляющие этого ответа получили законодательное оформление.

Начать с того, что наконец дано определение понятию "коррупция". Это "злоупотребление служебным положением или полномочиями, дача (получение) взятки, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег или имущества, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими лицами". Перечень коррупционных деяний можно гипотетически расширять (например, включить в него такую форму взятки, как продвижение по службе), но едва ли до бесконечности: главное сказано.

Достаточно основательными представляются и меры по профилактике коррупции. Особенно важной из них, на мой взгляд, является антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов. Рядовые граждане вряд ли подозревают, каков коррупционный потенциал закона, регулирующего, скажем, экспортные пошлины на тот или иной товар. Но кое-что они постигли и собственным житейским опытом. Спросите автомобилистов, чем пахнут бесконечные поправки в КоАП, связанные с нарушением ПДД, и они вам ответят на этот вопрос даже без всякой экспертизы.

Еще одно важное нововведение: госслужащих обяжут декларировать собственные доходы и доходы членов семьи. Должностному лицу также предписывается уведомлять руководство о случаях, когда лично к нему обращаются лица "в целях склонения его к совершению коррупционных или иных правонарушений". Но в закон не попала норма, обязывающая чиновника информировать правоохранительные органы о "ставших ему известными случаях коррупции". Последнее признано излишним. И справедливо. Мало того что чиновники станут стучать друг на друга, так еще и не предусмотрена ответственность на тот случай, если "информация" не подтвердилась. Не говоря уж о том, что эта норма закона может оказаться инструментом для сведения личных счетов.

Надо заметить, коррупционное могущество российских чиновников прирастает провинцией. Там - корневая система поборов, откатов, казнокрадства. В Москве же - скорее, верхушка. Но чем ближе к столице, тем чаще приходится давать взятки. По данным Левада-центра, 83 процента сибиряков никогда не раскошеливались на мзду. На Урале таковых оказалось 72 процента. В Поволжье - менее 68 процентов. А в Москве взятки дает каждый второй. Средний размер подношений составляет 5 тысяч рублей. Максимальная взятка, которую давали опрошенные, - 75 тысяч. Минимальная - 20 рублей. Коррупция растворена в российской повседневности. Ею пропитана наша жизнь. Чтобы получить лицензию на открытие коммерческой палатки, надо "дать". Чтобы разжиться справкой из ЖЭКа, надо "дать". А гаишник, который без всякого повода вас тормозит, потом вдумчиво, чуть ли не на просвет разглядывает ваши документы в поисках какого-нибудь непорядка, обещающего мзду... А постовой, которому задержанный кавказец, не имеющий регистрации, вынужден сунуть сотню-другую, чтобы тот отпустил его восвояси...

Озверевшие от поборов граждане в своих настроениях дошли до края. По опросам ВЦИОМ, каждый третий россиянин требует введения смертной казни за коррупцию и экономические преступления. Почти 40 процентов опрошенных настаивают на радикальной чистке и сокращении госаппарата. И столько же респондентов предлагают сделать нормой конфискацию имущества не только коррупционеров, но и членов их семей. Сообщения о том, что мэр такого-то города пошел под суд за взятки, народ воспринимает с мстительным удовлетворением. Как показывают опросы, жители многих регионов желают такой же участи и своим руководителям. Но почему карательная машина, доселе равнодушная к фигурам, достойным ее внимания, вдруг принимается перемалывать их? Этим вопросом рядовое большинство не задается. А зря. "Коррупция - это существенный механизм в поддержании внутриэлитного баланса, - считает руководитель аналитической группы "Меркатор" Дмитрий Орешкин. - Власть покупает чиновника возможностью жить на не совсем легальный доход. Безусловно, есть огромное число абсолютно честных и порядочных чиновников, но существует негласное правило игры: ты можешь "химичить" в определенных пределах в обмен на лояльность. И это даже поощряется. Если же вдруг ты проявишь нелояльность - не к государству, а к конкретному клану, - у этого клана всегда есть за что тебя привлечь".

Рыночная эпоха приумножила ресурсы власти. Она, например, открыла чиновнику хотя и нелегальную, но практическую возможность совмещать госслужбу с коммерческой деятельностью. Но если чиновник определяет правила игры на рынке и нередко выступает на этом же рынке самостоятельным игроком, то коррупция непобедима. Взятки гладки. В том смысле, что собственный коммерческий интерес при решении какого-то вопроса для чиновника - лучшая смазка.

Отдельный сюжет - подарки чиновникам. Материальные знаки внимания государственным служащим долго не удавалось регламентировать. И вот введены законодательные ограничения: все "протокольные" подарки, стоимость которых превышает 3 тысячи рублей, признаны недопустимыми. На умеренность принимающей подношения стороны, выходит, никто не надеется. Нет упований и на умение должностного лица самостоятельно определять, связан ли подарок с его служебной деятельностью. Оно и понятно. Живем-то не во Франции, где всякое подношение стоимостью свыше 35 евро считается взяткой. Живем и не в Америке, где подарок на сумму более 305 долларов подлежит сдаче в госказну.

Ну ладно, предельная цена на подарок чиновнику установлена. Но едва ли эта мера окажется эффективной. Ведь подарок (а по сути взятка) не всегда имеет вещественное воплощение. В ходу все чаще такие знаки вознаграждения, как, например, устройство родственников влиятельного чиновника на доходные посты в сфере бизнеса. Подобные подарки, понятное дело, не требуют декларирования.

Свод правил, регламентирующих поведение чиновничества, несколько лет назад пыталась принять Госдума, но безуспешно. Отклоненный законопроект предписывал нашим госслужащим не допускать "коррупционно опасных ситуаций, создающих конфликт интересов". Ну почему же конфликт? Должностной мздоимец, принимая решение, не обязательно попирает государственный интерес, наоборот, чаще всего он за взятку делает то, что и обязан делать без всяких подношений.

"Системный ответ" на "системную проблему", каковой является коррупция, приобрел форму закона. "Мы должны, - сказал президент, - в новый год войти с современным антикоррупционным законодательством". К этому Россию обязывают Конвенция ООН против коррупции и Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. Но пока не подвергнутся усекновению сами функции, с которых кормится бесчисленная армия "разрешателей" и "запретителей", до тех пор коррупционно опасные ситуации будут воспроизводиться автоматически, а не из-за отсутствия писанных для чиновничества законов.

Власть Позиция Происшествия Преступления Должностные преступления Борьба с коррупцией Колонка Валерия Выжутовича
Добавьте RG.RU 
в избранные источники