Новости

15.01.2009 03:00
Рубрика: Общество

Будулай бы заплакал-2

О том, что взятые ими на воспитание дети - брат и сестра, приемные матери узнали лишь недавно

Рождественские встречи в станице Медведовской, до которой от Краснодара час езды, для журналистов представительства "РГ" уже традиция.

Мы приезжаем сюда, чтобы поздравить с новогодними праздниками своих героев, но всякий раз узнаем о таких удивительных поворотах в их судьбах, что просто грех снова не взяться за перо.

Добрая казачка

Татьяну Грудинину, местную жительницу, потомственную казачку и просто красавицу, в большой станице Медведовской знает каждый. И не только как певунью, руководительницу народного казачьего ансамбля "Кубанцы", но и как грозу местных алкоголиков и прочих аморальных элементов. И еще как защитницу обездоленных детей.

Первой спасенной ею сироте, Катюшке, сейчас уже 14. Татьяна увидела ее на станичной улице в рождественский сочельник пять лет назад. Схватила малышку в охапку и принесла домой. Отмыла, отогрела, накормила и только тут поняла, что ребенок - глухонемой. Потом узнала, что девочка появилась в станице вместе с цыганским табором, подобравшим ее где-то на вокзале. Таня дала ей имя и взяла в дом. И когда через семь месяцев погиб ее единственный сын, выжить и не сойти с ума от горя помогла приемная дочка Катя.

Рассказанную нами историю ("Будулай бы заплакал", "РГ-Неделя", 17.09.2004) потом повторили многие газеты и телеканалы. Катюшка вместе с мамой стали героинями популярных передач. Татьяне пришлось изливать душу перед всей страной и отвечать на многочисленные вопросы журналистов. По ее словам, согласилась на это она с единственной целью: чтобы своим примером указать путь другим.

- Я на собственном опыте убедилась, как верна народная мудрость, что сироту согреешь - дом отогреешь, - говорит Грудинина. - Без Кати у меня не осталось бы смысла в жизни. А теперь забот много, но радости еще больше.

Беспризорников Татьяна подбирала на улице и в холодных домах спившихся родителей. Года два назад в такую же студеную зиму ей в окошко постучали со словами: "Это вы детей спасаете? Там пацаненок замерзает!" Она кинулась в конец станицы, зашла в убогую хату и, как когда-то свою Катюшку, схватила в охапку пятилетнего хлопчика. У того отморозились пальцы, посинел нос и даже плакать не было сил. "Папка с мамкой три дня пьют, ушли куда-то, про меня забыли".

Таня спрятала его под свою шубу и принесла домой. Там вместе с бабой Машей они долго выхаживали его, отпаивали травяными настоями, растирали гусиным жиром, а когда передавали сотрудникам райотдела опеки, обе плакали. "Я бы всех своих найденышей у себя оставила, да тесно у нас", - сокрушается Татьяна.

Детей много не бывает

Баба Маша, увидев дочку с очередным найденышем, сказала, что та вся пошла в своего деда. Иван Коновалов умер от тифа в 1937 году, но в станице его до сих пор помнят.

- Рассказывают, что в голодном 1933 году он спас с полсотни детей, - продолжает Таня. - Работал тогда бригадиром и собирал осиротевших ребятишек. Одних домой приводил, других - в бригаду. Так и выжили. Сын мой, Саша, на деда был похож и очень этим гордился. Я его воспитывала в наших казачьих традициях.

В августе 2004 года Саша вместе с другом попал в смертельную аварию. Татьяна тогда не сломилась благодаря Кате, а Лена Моргунова, мама погибшего Дениса, слегла почти на два года. Вернуться к жизни ей тоже помогла приемная дочка. Когда год назад мы приехали в Медведовскую, то услышали очередную рождественскую историю. Оказывается, у Грудининой появился сын Тимошка, а у Моргуновой - дочка Леночка, но что они родные брат и сестра, приемные мамы узнали уже гораздо позже. Мы написали об этом неожиданном повороте в судьбах наших героев ("Большая родня", "РГ-Неделя", 24.01.2008), предложили читателям написать им, и Татьяна с Еленой получили столько писем, сколько не получали за всю жизнь.

На днях мы вместе перечитывали эти письма и знакомились с Аней и Кристиной - новыми приемными дочками женщин, которые появились в их семьях минувшей осенью.

- Мы уже спать укладывались, как вдруг постучали в окно, - вспоминает Татьяна. - Открываю дверь, вижу на пороге руководителя райотдела по делам семьи Анатолия Николаевича Нестерова, а с ним эти девочки. Принимай, говорит, сестричек, только тебе могу их сейчас доверить, а утром будем дальше решать их судьбу.

Восьмилетние Аня и Кристина - двоюродные сестры. За свою короткую жизнь им пришлось многого натерпеться. Бывало, и в собачьей конуре ночевали, и по соседям побирались. Сначала девочек забрали у спившихся родителей в реабилитационный центр, потом передали в приемную семью. Но тут им опять не повезло, и когда вскрылись факты жестокого обращения, сестричек изъяли у женщины, вызвавшейся заменить им мать.

Пока девчонки спали, Таня думала, что делать дальше. В ее доме всего три небольшие смежные комнаты. В одной - баба Маша, в двух других - она с Тимошкой и Катей. Но она решила не отдавать сестричек в чужие руки.

- Звонит мне Татьяна, просит срочно прийти, - рассказывает Лена Моргунова. - Я Ленуську в садик отвезла, и к ней. А тут такая история. Таня говорит: "Давай, подруга, девчонок себе возьмем. Я Аню, а ты - Кристину". Тут они вышли, у Кристины ножки тоненькие, глаза затравленные. Глянула на нее, себя сразу вспомнила. Как жила с бабушкой и дедушкой, материнской ласки никогда не знала. Думала, муж не согласится еще на одного ребенка, но он сказал, что решать мне. Теперь у нас трое детей. Старший, Степан, осенью в армию пойдет, останемся мы с девчонками.

Вместе навсегда

Грудинины и Моргуновы живут неблизко друг от друга, но встречаются часто. Недавно муж купил Лене иномарку, а на ее прежней "семерке" ездит Татьяна. Теперь она сама отвозит детей на занятия. Катя учится в краснодарской спецшколе, домой приезжает на выходные. Она печет замечательные пирожки, варит кубанский борщ и учит младших сестренок управляться по хозяйству.

Когда Грудинины и Моргуновы собираются вместе, кажется, что они одна большая семья. Ленуське уже почти четыре года. От былого заморыша не осталось и следа. Теперь это крепкий, веселый, смышленый ребенок.

Тимофей нынешней осенью пойдет в первый класс. Про себя говорит, что он казак, маму называет "звездой" и вместе с ее ансамблем "Кубанцы" объездил уже полкрая.

Ну а Татьяна планирует по весне затеять пристройку к дому и откладывает на это зарплату, которую ей платят как приемной маме. В приюте остается 11-летний брат Ани, и когда появится свободная комната, Грудинина мечтает и его взять на воспитание.

Кстати

Таня мечтает построить частный детский дом на родовом казачьем подворье, которое дед когда-то завещал внуку. После его гибели ей не раз предлагали продать участок, однако она не соглашается, не теряя надежды, что найдутся добрые люди, которые помогут реализовать задуманное.

В любом случае точку в этой истории ставить еще рано. Потому будем и дальше следить за судьбами наших больших и маленьких героев из станицы Медведовской.

Общество Семья и дети