Новости

22.01.2009 04:00
Рубрика: Общество

Шведская стенка

Отказавшись отдать ребенка экс-супругу, россиянка угодила в стокгольмскую тюрьму

Под личный контроль Уполномоченного по правам ребенка по Краснодарскому краю взято дело анапчанки Ирины Буньковой. Вот уже больше года она томится в шведской тюрьме, куда ее "определил" бывший супруг-иностранец, пожелавший, чтобы их дочь жила с ним, а не с матерью.

Жених по переписке

В квартире родителей Ирины до сих пор хранится ее скрипка работы старинного немецкого мастера. Пятилетняя белокурая дочка Ингрид сейчас живет в России, в Анапе, вместе с бабушкой и дедушкой. Ингрид осторожно, кончиками пальцев, касается скрипичных струн: ведь на них играла ее мама.

Швеция всегда была для Иры Буньковой, скромной учительницы анапской школы искусств, страной грез. Однажды, приехав в Петербург погостить, она купила газету брачных объявлений. Ее внимание привлекли романтические строчки: "Моя королева, дам тебе все, что ты пожелаешь, если не предашь мою любовь". Завязалась переписка с автором объявления. Йон (имя изменено по этическим соображениям), как выяснилось, жил в маленьком городке в Швеции. Но однажды переписка оборвалась. Потом шведский друг объяснил Ирине, что попал в автокатастрофу.

- Позже, после развода Иры, мы узнали, что предыдущий брак Йона распался из-за его пристрастия к спиртному, - рассказывают родители Ирины. - Из-за этого он и попал в аварию. Если бы не его верный пес, который притащил к нему случайного прохожего, не видать бы ему белого света.

Свадебный минор

Спустя год жених-иностранец сделал Ирине предложение руки и сердца. Она приняла его не раздумывая и покинула Россию. Крепкий рыжеволосый Йон казался не просто опорой, а скалой, ведь он когда-то служил на флоте. Уже потом, по словам родственников Ирины, выяснилось, что их бывший зять побывал и в "горячих точках", в Косово. В первый год после свадьбы супруг стойко держался, а на второй начал ходить по кабакам. Ирине пришлось самой содержать семью. Ирине повезло, она нашла вакансию по специальности. Когда узнала, что у нее будет ребенок, обрадовалась, рассчитывая, что муж остепенится. Йон действительно на время стал другим. Вдвоем купили жилье в кредит. Однако с рождением Ингрид чуда не произошло. Как заявит в суде Ирина, муж не только пил, но и в нетрезвом состоянии бил ее. Они развелись, и в августе 2005 года суд округа Худдинге Стокгольма вынес решение предоставить Ирине право единоличной опеки над дочерью.

В сентябре 2006 года Бунькова переехала вместе с Ингрид в кризисный центр для женщин, объяснив это тем, что муж угрожал ей и она опасается за свою жизнь. Суд оставил за Йоном право видеться с дочкой при условии, что он будет предоставлять отрицательные результаты пробы алкогольного теста перед встречами. А на Ирину неприятности сыпались одна за другой. Врачи поставили ей диагноз: рак груди. Пройдя курс лечения, в ноябре 2006 года, она увезла малышку к родителям, в Россию. Как объясняла Ира, в Швеции у нее не было своего жилья, она не хотела, чтобы маленький ребенок переезжал с места на место. По словам Ирины, она оставила сообщение об отъезде в детском саду, куда ходила Ингрид, рассчитывая, что воспитатели, если что, передадут информацию бывшему мужу.

Ей же самой предстояла операция.

Киднеппинг поневоле

- Не волнуйся, малышка будет жить у нас, пока у тебя все утрясется, - подбадривали родители Иру по телефону.

Но именно то, что Бунькова, официально не уведомив бывшего мужа, увезла дочь в Анапу, позже юристами будет расценено как преступление.

В мае 2007 года Йон подает исковое заявление в суд другого округа Стокгольма - Седертерн. Отец по-своему любит дочь и готов на все, чтобы Ингрид была рядом с ним. Он заявил судьям, что Ирина скрывала девочку и не давала ему возможности встретиться с ней. Кроме того, вывезла ребенка в Россию без его согласия. Он также представил окружному суду Седертерн справку о том, что избавился от алкогольной зависимости и работает водителем такси. И судьи вынесли решение: право на единоличную опеку над дочкой передать отцу. Одним из доводов стало то, что у девочки есть место в стокгольмском детском саду, и если она вернется из России к отцу, то оба родителя смогут с ней видеться.

Отказ же Ирины вернуть дочь отцу был расценен как похищение ребенка. За самоуправство ее посадили в тюрьму на четыре месяца.

Затем срок продлили по заявлению бывшего супруга, ссылаясь на то, что Ингрид в Швецию так и не вернулась, так что в целом Ира сидит за решеткой уже год и четыре месяца. Дедушка с бабушкой официально оформили опекунство над ребенком, ведь и у Ирины, и у малышки - двойное гражданство.

Корреспонденту "РГ" удалось поговорить с Йоном по телефону.

- Проблема в том, что они не признают закон, - высказал свою точку зрения Йон. - У Ирины нет денег, квартира в Анапе, где сейчас живет семья Климович, куплена на мои средства, я оформил ее на Ингрид. У меня есть юрист, работающий на меня в России, в Краснодаре, он сказал мне, что опека, которую оформили Климович на Ингрид, нелегальна. У них нет денег. Я хочу вернуть свою дочь. Я не раз давал Ирине шанс. Вообще я ее простил, хотел вернуться к обычной жизни. Но она не пожелала объединить со мной свои действия. Поэтому я пошел в полицию и написал на нее заявление. Если она не вернет мне дочь до конца декабря, то будут последствия. По закону я могу держать ее в тюрьме до трех лет.

Комментарии

Галина Дорошенко, уполномоченный по правам ребенка по Краснодарскому краю:

- Увы, но этот случай не исключение, а типичная трагедия российских женщин, которые выходят замуж за иностранцев. К сожалению, прежде чем решиться на такой шаг, у нас не принято детально изучать законодательство чужой страны, особенно в части семейного и имущественного права. Ирина Бунькова находится на территории иностранного государства, в местах заключения. Это создает дополнительную проблему для определения опеки над дочерью в ее пользу. Дело осложняют и правовые ошибки Ирины: в прежних судебных разбирательствах она не настояла на том, чтобы алкогольная зависимость ее бывшего супруга была документально доказана и юридически признана. Прежде чем вывезти девочку в Россию, не обратилась за консультацией в российское консульство, где ей могли бы оказать правовую поддержку и подстраховать от неверных шагов. Без защиты мы россиянку не оставим.

Общество Семья и дети В мире Европа Швеция Все о любви