Новости

28.01.2009 04:00
Рубрика: В мире

Миротворцам нужны реформы

Совбез ООН обсудил будущее "голубых касок"

Одно из первых заседаний Совета Безопасности ООН в 2009 году было посвящено обсуждению миротворческой деятельности Организации Объединенных Наций.

О том, почему международное сообщество проявляет постоянно возрастающий интерес к этой теме, "РГ" рассказал постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин.

Российская газета: Чем, на ваш взгляд, объясняется интерес ООН к проведению миротворческих операций?

Виталий Чуркин: Миротворческая деятельность была, есть и будет одним из ключевых направлений деятельности ООН. Вклад государств в операции по поддержанию мира во многом определяет их реальный статус и место в Организации. Судите сами: сегодня в мире развернуто 18 миротворческих операций с участием 112 тысяч "голубых касок". Если учесть, что еще 10 лет назад численность миротворческих контингентов ООН составляла всего 20 тысяч человек, то рост "нагрузки" на ООН - налицо. Во многом благодаря миротворцам удалось потушить целый ряд региональных конфликтов.

Современные миротворцы - это уже не только военные, но и полицейские, и гражданские эксперты. На них возлагается все более широкий круг задач: от непосредственно деятельности по поддержанию мира и наблюдению за выполнением мирных соглашений до помощи в социально-экономическом подъеме стран, выходящих из кризиса, защиты гражданского населения.

Однако и критики в адрес ооновского миротворчества звучит немало. На фоне увеличения спроса на сложные миротворческие операции, прежде всего в Африке (Дарфур, Чад, ЦАР, ДР Конго, Сомали), Организация Объединенных Наций в течение последних лет испытывает возрастающий дефицит ресурсов на их обеспечение - как финансовых и материально-технических, так и людских. Годовой бюджет ООН на миротворческую деятельность уже составляет семь миллиардов долларов.

Случается, как, скажем, в ДР Конго, что силами "голубых касок" не удается предотвратить возобновление вооруженных конфликтов. Зачастую у миротворцев попросту отсутствует адекватная материально-техническая поддержка (Дарфур), не всегда удается обеспечивать должный уровень подготовки и профессионализма выделяемого миротворческого персонала. Все это, несомненно, бросает тень на авторитет ООН и заставляет ее членов задуматься о путях совершенствования миротворческой деятельности.

РГ: В последнее время много говорится о необходимости реформирования миротворческого направления в работе ООН. В чем смысл этой реформы?

Чуркин: В ходе недавнего заседания Совета Безопасности ООН обсуждались различные варианты реформирования ооновского миротворчества. Речь идет о совершенствовании практики планирования и управления миротворческими операциями, задействовании потенциала региональных организаций, использовании механизмов превентивной дипломатии.

Мы считаем, что это движение в правильном направлении. Существующая структура управления миротворчеством действительно нуждается в корректировках: Совету Безопасности следует более реалистично подходить к разработке миротворческих мандатов, а также тщательно контролировать выполнение поставленных задач. Важно эффективно задействовать в процессе принятия решений страны, предоставляющие миротворческие контингенты.

Большие возможности существуют и для сотрудничества с региональными и субрегиональными организациями. В этом контексте есть неплохие возможности для налаживания взаимодействия между ООН и формирующимися миротворческими силами Организации Договора о коллективной безопасности. Разумеется, сотрудничество с партнерами ООН в миротворчестве следует выстраивать при соблюдении заложенных в Уставе ООН прерогатив Совета Безопасности как главного органа в сфере международной безопасности.

РГ: Каков вклад России в миротворческие операции ООН? Планируется ли расширение нашего участия в миротворчестве и если да, то в какой форме?

Чуркин: Наши миротворцы (более 270 человек) участвуют в операциях на Ближнем Востоке, в различных регионах Африки, на Гаити, в Косово. Российское вертолетное подразделение действует в составе миссии ООН в Судане. Еще одна российская авиагруппа развертывается в составе операции ООН в Чаде и ЦАР.

По общему объему закупок для миротворческих операций ООН Россия в последние годы занимает первое место, обеспечивая свыше 13 процентов от объема оплачиваемых услуг. При этом подавляющая часть всех контрактов - это авиауслуги. На долю имеющихся в России авиапоставщиков приходится почти 76 процентов всех контрактов.

Россия намерена наращивать свое участие в миротворческих операциях под эгидой ООН. В частности, планируется оказание большего содействия Организации Объединенных Наций в вопросах подготовки полицейских контингентов и командного состава полиции, направление квалифицированных сотрудников в секретариат ООН и полевые миссии. Российские компании рассчитывают не только укреплять, но и по возможности диверсифицировать свое участие на рынке услуг ООН.

РГ: Известно, что Россия участвует в программах обучения ооновских миротворцев. Как вы оцениваете эффективность этой работы?

Чуркин: Министерство внутренних дел РФ предлагает широкий набор услуг по подготовке соответствующих специалистов. В частности, на базе Всероссийского института повышения квалификации сотрудников министерства в Домодедове ежегодно проходят обучение около 80 военнослужащих и представителей правоохранительных органов из африканских стран, которые затем принимают участие в миротворческих операциях ООН. Российские инструкторы, в свою очередь, направляются в зарубежные центры подготовки миротворцев.

Так что в целом возможности для наращивания работы в этой важной для международного престижа России области существуют.

В мире США Международные организации ООН