Новости

30.01.2009 01:45
Рубрика: Спорт

Рыцари собрались на Босфоре

Лауреатам Фэйр-Плей вручены награды за спортивное благородство
Текст: Николай Долгополов (член Международного комитета Фэйр-Плей, Стамбул)

Кризис безжалостен. Вот и премии за честную игру из-за элементарной нехватки денег и благоразумной экономии пришлось вручать сразу за два года, чтобы хоть как-то сократить расходы.

И если бы не президент Национального олимпийского комитета Турции, известный журналист - сочетание редчайшее - Тогай Баятлы, награды, возможно, пришлось бы рассылать по почте. Но Баятлы выручил, проведя и заседание нашего Международного комитета, и Генеральную ассамблею с участием таких экзотических стран, как Буркина-Фасо, и далеких, как Чили, в роскошном здании НОК в Стамбуле.

А перед торжественной церемонией - нежданная напасть. Десять турецких скалолазов погибли под снежной лавиной в горах Трабзона. Около сцены поставили траурные венки, но награждение, на которое собрался полный зал, все равно не отменили.

Победителей было много, но начну свой рассказ с седовласого подтянутого человека, одетого в молодежный и отлично на нем сидящий синий блейзер и серые брюки. Это итальянец Эдоардо Манджаротти, признанный лучшим фехтовальщиком всех времен и народов. Шестикратный олимпийский чемпион, тринадцатикратный победитель чемпионатов мира, в миланской коллекции которого 13 олимпийских и 26 мировых наград, получил главный приз - Трофей основателя Международного комитета Фэйр-Плей француза Жана Боротра за безупречную спортивную карьеру, проведенную в духе честной игры. Вы не поверите, но впервые чемпионом Олимпиады Манджаротти стал... в 1936-м!

прямая речь

Российская газета : Синьор Манджаротти, простите, но сколько же вам лет?

Эдоардо Манджаротти : 7 апреля отпраздную 90-летие. Только давайте перейдем с английского на официальный язык моей любимой фехтовальной федерации: мы - мушкетеры, говорим по-французски. Кстати, в Стамбул я прилетел сегодня ночью из Парижа, где проходило первое заседание Международной федерации фехтования под председательством нового президента - вашего Алишера Усманова. И шапо (шляпа. - "РГ"): Усманов провел встречу со знанием дела.

РГ : А часто вы ездите на такие мероприятия? Все-таки тяжело.

Манджаротти : Не часто, а обязательно и на все. Не имею права пропускать. Я же пожизненно почетный член нашей федерации.

РГ : Вы знаете, первый раз я увидел вас в Минске в начале 1970-х, где вы - мэтр - раздавали кучу автографов молодым фехтовальщикам.

Манджаротти : Только давайте будем точны в датах. Это было в 1970-м на первом чемпионате мира среди молодежи. Хорошее было первенство. В нем участвовала и моя дочь Карла.

РГ : Вы же из династии потомственных фехтовальных маэстро.

Манджаротти : Мой папа Джузеппе был лучшим в Италии. А мы - три его сына, Дарио, Марио и ваш покорный слуга, тоже фехтовали - в 1936-м я вместе с командой Италии выиграл на Олимпиаде в Берлине первенство в шпаге. Мне было тогда 17.

РГ : И когда вы повесили саблю на гвоздь?

Манджаротти : Ничего я никогда не вешал - ни шпагу, ни рапиру. Участвовал еще в четырех Олимпийских играх. Если б не война, этих Олимпиад было гораздо больше. А так в 1948-м, 1952-м, 1956-м я ни разу не оставался без наград, и в Риме в 1960-м я закончил тем, с чего начал в Берлине в 1936-м, - командное золото в шпаге. Я решил, что этого хватит.

РГ : А почему вы не стали тренером?

Манджаротти : Если уж совсем откровенно, то было бы как-то неловко, если б мои ученики не добились того, что удалось мне. У больших фехтовальных маэстро лучше получалось на дорожке, чем в тренировочном зале. Вы невольно требуете от учеников того, чего добивались сами, а глубокое мастерство дается немногим. Правда, дочь стала неплохой рапиристкой - участвовала в Играх-1976 в Монреале и, несмотря на всякие угрозы, не побоялась и приехала к вам в Москву в 1980-м.

РГ : Да, династия не прервалась.

Манджаротти : Династия прервалась. Мой внук в некотором смысле тоже мушкетер. Только без шпаги. Он пересел на коня. Увы, занялся конным спортом. Ничто в этом мире не длится вечно.

РГ : Вы следите за нашими российскими фехтовальщиками?

Манджаротти : Как не следить, если долгие годы они были моими друзьями и оппонентами. Лучшими считаю Марка Мидлера и Виктора Ждановича. И журналистов ваших помню. Передайте мой привет Льву Россо. Все же годы берут свое.

РГ : Льву Россошику из "Спорт-Экспресса"?

Манджаротти : Именно. И напишите, что из известных фехтовальных маэстро получаются неплохие спортивные организаторы. Мы с Карлой открыли несколько клубов по всей Италии, а не только в моем Милане. Дети идут к нам, и некоторые выходят если не в Манджаротти, то в чемпионы.

РГ : Пусть и несколько банально, но не могу не спросить: как вам удается быть в такой форме? Вы же после вручения премий еще и потанцевали на ночном банкете.

Манджаротти : Но только танго, мой друг, медленное танго. А почему я не езжу на инвалидной тележке? (Манджаротти надолго задумался. - Н.Д.). Напишите, что я старался быть оптимистом. Не расстраивался по пустякам. И если даже проигрывал таким классным фехтовальщикам, как ваши, русские, то шел тренироваться, не посыпая голову пеплом из Везувия.

Осталось в спорте благородство

Есть что рассказать и о других лауреатах, пусть не столь прославленных, как Манджаротти. К примеру, дипломом награждена мексиканка Энрикета Базилио Сатело. В 18 лет она первой из всех женщин мира зажгла олимпийский огонь на открытии Игр. Это случилось в 1968-м в Мехико. И с тех пор красавица живет строго по олимпийскому графику, посвящая все свое время пропаганде идей олимпизма.

Юный стрелок из лука Мюрей Морино Дешамп Дюшен мечтала попасть на Олимпийские игры в Пекин. И на международных отборочных соревнованиях даже завоевала это право. Но спустя несколько минут после награждения чилийка заметила, что судьи насчитали ей лишние очки. Заплакала, но попросила отдать первенство сопернице. Пекин пролетел мимо. Но не зря девиз Фэйр-Плей звучит в переводе приблизительно так: это лучше, чем победа.

Мне же, как члену Международного комитета, выпала честь наградить дипломом за, как говорят в зарубежье, продвижение идеалов Фэйр-Плей коллегу из Литвы Антанаса Ваупшаса. Прыгун в длину, перемахнувший еще в 1960-х заветный рубеж в 8 метров, он написал шесть спортивных монографий и превратился в добровольного пропагандиста Фэйр-Плей. Читает лекции о честной игре в школах и институтах, воспевает ее в своих статьях. Недавно тяжело заболел, но все же вернулся в журналистику. Еще раз поздравления, Антанас!

Мы - за честную игру

И, быть может, читатели нашей газеты помогут найти примеры благородства, проявленные в нашей стране. Не обязательно в спорте высших достижений. Место для Фэйр-Плей есть и в массовой физкультуре. Обо всех добрых примерах можете рассказать нам, прислав свои сообщения в "Российскую газету" по электронному адресу sport@rg.ru. Мы поведаем о героях на своих страницах, а быть может, и представим их на награду в российский комитет Фэйр-Плей, возглавляемый профессором Владимиром Родиченко. А там, кто знает, последуют представления и в Международный комитет.

Ждем! И не надо бояться. Больше оптимизма, как советует маэстро Эдоардо Манджаротти.

Спорт Спортивная жизнь Спортсмены