Новости

05.02.2009 07:00
Рубрика: Общество

Беззащитные

На панихиду по сгоревшим в Коми старикам приехало всего пять родственников. Хотя погибших было 23

В последние дни в Коми все, от таксиста до главы региона, говорят об одном - о трагедии в Подъельске.

В Сыктывкаре работает сразу несколько столичных комиссий, что делает ситуацию в местных коридорах власти, мягко говоря, накаленной. Все ищут ответ на извечный вопрос - кто виноват?

Вопрос крайне непростой, если учесть, что даже с наименованием, а точнее, статусом сгоревшего учреждения, до сих пор путаница. Если в первых сообщениях "Теплое гнездо" - так называлось заведение в селе - именовали интернатом, потом домом ветеранов, теперь выясняется, что оно вообще никаким статусом не обладало. Говоря формально, оно не было даже юридическим лицом. А было скорее "набором" физических лиц. Если еще проще, как выразился один из местных чиновников, "ТСЖ престарелых". Пожалуй, это наиболее точная формулировка.

История "Теплого гнезда" такова. В начале 90-х, когда стариков стали бросать так массово, что мест в официальных учреждениях уже не хватало, в Коми один за другим стали возникать т.н. дома ветеранов на основе их добровольного проживания под одной крышей. Например, в том же Корткеросском районе их было целых пять. Но постепенно четыре ввиду ветхости помещения были ликвидированы, постояльцы поумирали, оставшихся отправили в официальные интернаты, а "Теплое гнездо" осталось.

15 лет назад в здании бывшей школы, которая переселилась в новое каменное помещение, в виде своеобразной коммуны обосновались несколько стариков. В отличие от официальных учреждений соцзащиты это был обычный дом, который перешел на баланс муниципалитета. К нему республиканское агентство по социальному развитию прикрепило 8 соцработников из числа местных, которые обслуживали пожилых людей, как жителей обычного дома, нуждающихся в посторонней помощи. Так возникла одна большая коммунальная квартира с общим (холодным) туалетом, баней, прачечной, кухней, столовой, словом, всей необходимой инфраструктурой. Туда вселялись (а точнее, их вселяли в основном дети) все новые, не нужные семьям или оставшиеся без жилья постояльцы, и к 15-летию "Теплого гнезда", которое отметили в декабре, число их достигло 23. Из них лишь 8 ходячих, да и из тех - двое слепых.

Функционировало "Теплое гнездо", можно сказать, на принципах самоокупаемости. Если зарплату соцработникам агентство платило на законных условиях, то все остальное - еда, одежда и проч., закупалось за счет пенсий постояльцев. Они же оплачивали квартплату и коммунальные расходы. И даже установку пожарной сигнализации после того, как было получено предписание пожарных, тоже установили за свой счет.

Возможно, "Теплое гнездо" и дальше бы продолжало свою нехитрую жизнь, если бы вечером 31 января в одной из комнат вдруг не занялось пламя. Что стало источником огня, сейчас выясняет следствие. Но с этой секунды дом был обречен. Сначала пошел дым, но даже это не насторожило несчастных стариков. По словам соцработника Алексея Королева, даже когда он понял, что пожар своими силами не потушить, и, увидев в коридоре одну из женщин, которая шла с кружкой чая, крикнул: "Пожар, спасайся!", та ответила, что, это, мол, на кухне готовят. После чего раздался хлопок (по одной из версий, из-за распахнувшейся входной двери возникла мощная тяга) и пламя вырвалось наружу, как из огнемета. В считаные минуты дом сгорел.

Не помогли ни огнетушители, которые также были куплены на деньги постояльцев после предписания пожарных, - сторож так и не смог ими воспользоваться, начав тушить пожар водой из прачечной, ни пожарная сигнализация, которая даже вроде сработала, но сигнал никто не услышал, потому что он был выведен... в комнату сторожа. Ни сами пожарные, которые приехали через 24 минуты после звонка уже на пепелище.

Они были обречены с самого открытия "коммуны", поскольку "Теплое гнездо" находилось в деревянном здании пятой, самой опасной категории, и первый пожар стал для него и последним. В этом здании в принципе нельзя было жить беспомощным людям. И если даже они каким-то невероятным образом смогли вспомнить разработанную на случай пожара инструкцию, следовать на практике ее указаниям физически было не в их власти.

"Теплое гнездо" все эти годы оставалось практически бесхозным. Его "заведующий" Алексей Королев, которому грозит роль "стрелочника", выполнял обязанности "старшого" фактически на общественных началах. И хотя даже нашлась бумага, где на самом деле говорится, что он соцработник-заведующий, положа руку на сердце - какой может быть заведующий у заведения без юридического статуса? Тем не менее именно в его адрес выписывались предостережения пожарных. Поскольку больше некому.

Не исключено, комиссии найдут и более высокопоставленных виновных. Сам масштаб бедствия заставит это сделать. Ну не докладывать же президенту, что в гибели 23 человек виноват соцработник, пусть даже в ранге "заведующего коммуной" престарелых.

Тем более что в Коми это уже не первый прецедент такого рода. В 1998 году в поселке Благоево вспыхнул дом ветеранов. Тогда сгорело 11 человек. Так что дело, как видим, все-таки не в статусе заведения. Одинаково хорошо горят деревянные здания социальных приютов хоть со статусом, хоть без. А дело в том, что и тогда выводов, похоже, сделано не было.

Как заявила корреспонденту "РГ" замглавы Коми, курирующая соцвопросы, Ирма Кутаева, сейчас в регионе идет тщательная проверка всех заведений социальной сферы. И если она установит, что здания не соответствуют нормам, в том числе и противопожарным, не исключено, что после проверки часть их будет закрыта, а контингент переведен в более приспособленные. Раньше, видимо, это сделать было нельзя.

Но первыми выводы, похоже, сделали для себя подъельские дети. Во вторник в Коми был объявлен траур. В этот день жители села собрались на панихиду, которая проходила рядом с пепелищем, за неимением церкви, в здании которой по соседству находится котельная, обогревавшая "Теплое гнездо". Участники панихиды выступили перед местными школьниками с речью: запомните это пепелище на всю жизнь, чтобы, став взрослыми, не бросали своих родителей.

Кстати, о детях. После того как было объявлено, что родственники погибших получат денежную компенсацию, они стали находиться с удивительной скоростью. Хотя до этого не навещали их ни разу. Но на панихиду собралось всего пять человек. Погибших было 23.

от первого лица

Полпред Клебанов: наказание будет жестоким

"В случае с пожаром в Подъельске мы не дадим правоохранительным органам обойтись общими фразами", - пообещал "РГ" полпред президента в Северо-Западном федеральном округе Илья Клебанов, который был на месте трагедии уже в воскресенье в полдень.

Российская газета: Илья Иосифович, что вас больше всего поразило по приезде?

Илья Клебанов: По дороге в Подъельск мне показали все документы с предписаниями, которые были внесены в адрес руководителя муниципального образования о невыполнении противопожарных мероприятий в доме ветеранов, как он числится в акте инвентаризации. Какие меры предпринимались эти четыре года? Никто не объяснил мне, почему выдается предписание - и ничего не происходит, через год выдается еще одно - и снова ничего. Сколько надо предписаний? Представители Следственного комитета сообщили, что в ходе предварительного расследования будут выяснять роль должностных лиц по этим вопросам. У нас дома престарелых стали гореть как спички, а мы все чего-то выясняем.

РГ: Когда "петух клюнет", сразу вспоминают пожарных...

Клебанов: В конце 2008 года МЧС проверяло здание на противопожарную безопасность, итоги показали, что все хорошо. Вот это меня и возмущает: у чиновников все хорошо, а потом здание сгорает, и больше 20 человек погибают. Неужели считают, что звуковой сигнализации для учреждений, где проживают немощные люди, которые ходить не могут, достаточно?! Такие "мероприятия" проводятся непонятно для кого. Пожарные должны оповещаться в момент срабатывания сигнализации. А здесь - социальный работник позвонил через 40 (!) минут, когда пожар уже бушевал. Тушить пожар приехали 34 единицы техники, 141 человек. Они прибыли на место по нормативу, а жители поселка говорят, что огонь охватил здание за считаные минуты. Надо проводить профилактическую работу, а не показывать геройство, при котором полторы сотни человек приехали тушить небольшое здание, в то время как тушить уже нечего. Может, проще сделать нормальные сигнализации? Я говорил на эту тему с Сергеем Шойгу и обратил внимание на то, что ситуацию надо проверить в целом по стране, поскольку подобные сигнализации - сплошной формализм.

РГ: В таких трагедиях зачастую винят "человеческий фактор".

Клебанов: Раз там есть люди, значит, есть человеческий фактор, не было бы людей - ничего бы не загорелось. Я хочу, чтобы были четко названы виновные в этом деле. Пофамильно, любого уровня. Я потребовал от всех системного анализа. А заодно - прояснить, почему в муниципалитете с 1998 года не могли нормально оформить статус этого учреждения. В Коми, как мне сказали, еще 12 таких не до конца оформленных домов ветеранов. В России таких учреждений, которые находятся в странном юридическом пространстве, хватает. Люди там не "социально незащищенные" - они вообще ни от чего не защищены. В этом проблема!

Напомню, что пожар в Подъельске стоит на контроле президента страны, потому при расследовании обстоятельств любое проявление формализма будет караться не жестко, а очень жестоко.

Анна Беляева, Санкт-Петербург

справка "РГ"

Следствие закончено. Забудьте?

Что изменилось в домах престарелых после пожаров

12 июня 1997 года. Сгорел дом престарелых в поселке Косья Свердловской области. Погибли 16 человек. Пожар возник в палате от свечки (электричество отключили). Большому числу жертв способствовало то, что в поселке не было телефона.

Здание выгорело полностью. Спасшихся пациентов распределили по психбольницам ближайших городов. Вопрос о восстановлении дома престарелых даже не возникал.

23 сентября 2001 года. Загорелся дом-интернат для престарелых в Благовещенске Амурской области. Погибли два человека. Пожар возник из-за непотушенной сигареты.

Сразу после трагедии здесь устранили все недостатки. Провели реконструкцию, установили пожарную и дымовую сигнализацию, стеклопакеты на окнах вместо решеток. Теперь здесь ковры на полу, цветы на окнах. Курилка - излюбленное место здешних обитателей - огорожена пожаростойким стеклом.

6 февраля 2005 года. Загорелся дом престарелых для неоднократно судимых в городе Лодейное Поле Ленинградской области. Погибли шесть человек. К пожару привела неосторожность при курении.

После трагедии по всему зданию установили пожарную сигнализацию. Она срабатывает, даже когда кто-либо из постояльцев закурит. У дежурной медсестры сейчас есть пульт, наняты четверо пожарных, работающих по очереди круглые сутки.

20 марта 2007 года. Сгорел дом престарелых в станице Камышеватская Краснодарского края. Погибли 63 человека. Причина возгорания - неосторожность при курении.

Пожар оставил от здания только стены и крышу. На реконструкцию потрачено 60 млн рублей. Пациентов теперь стало вдвое меньше, зато в комнатах появились удобства. Пока нет только автоматической системы пожаротушения в каждой комнате. Цена вопроса - еще 5 млн рублей. Ждут помощи федеральных органов власти.

20 июня 2007 года. Загорелся дом престарелых в деревне Екатериновка Омской области. Погибли 10 человек. Причина возгорания - короткое замыкание электропроводки из-за неисправного светильника.

Персонал, дежуривший в ночь, уволен. На ремонт ушло 12 млн рублей. Здание восстановлено. После случившегося все дома престарелых в Прииртышье взяты на особый контроль Госпожнадзора и оборудованы пожарной сигнализацией.

4 ноября 2007 года. Сгорел дом престарелых в Чернском районе Тульской области. Погибли 34 человека. Причина возгорания - неисправность электропроводки.

До сих пор на пепелище ничего не построено, страшное место лишь огородили и поставили сторожа. 260 обитателей интерната расселили в другие социальные учреждения области. На месте сгоревшего здания планируется возвести комплекс на 300 пациентов. Но вопрос финансирования остается открытым.

15 августа 2008 года. Пожар в щебекинском доме-интернате для престарелых и инвалидов в Белгородской области. Погибли шесть человек. Причина возгорания - неосторожное обращение с огнем.

После трагедии отремонтирована пожарная сигнализация, налажена экстренная связь с пожарной частью. Древесные конструкции чердачных помещений обработаны противопожарным огнезащитным составом.

Мнение

Стариков предлагают тренировать по ночам

Олег Мануйло, начальник ГУ МЧС по Республике Коми:

- Как показала проверка, наш сотрудник выполнил все необходимые действия в полном объеме. Он провел ряд как плановых, так и внеплановых проверок, и именно благодаря его действиям там была установлена сигнализация, проведена тренировка с социальными работниками. Но эти решения не были выполнены до конца. А мы, к сожалению, не настояли на том, чтобы добиться через суд закрытия таких объектов. Но переселить все такие учреждения в специально приспособленные каменные здания невозможно. Это потребует колоссальных затрат. Значит, в нынешних условиях необходимо, чтобы руководители таких учреждений не экономили на средствах пожаротушения, а персонал в случае возникновения пожара точно знал, кому что делать. Например, в данном случае социальные работники должны были срочно эвакуировать людей, а не заниматься тушением пожара. Потому необходимо проводить постоянные тренировки - и не в дневное время, когда весь персонал находится на месте и все красиво выходят, а ночью. И с секундомером засечь, за сколько реально выйдут люди.

Общество Соцсфера Социология Происшествия ЧП Пожары Пожар в интернате под Новгородом
Добавьте RG.RU 
в избранные источники