Новости

10.02.2009 05:00
Рубрика: Власть

С больной "Булавы" для "Мономаха" шапка

Отчего новая ракета не летает, а падает

На коллегии Роскосмоса, где подводились итоги прошлого года и корректировались задачи нынешнего, первый вице-премьер правительства Сергей Иванов вновь привлек внимание к судьбе ракетного комплекса "Булава". Его разработчики из Московского института теплотехники, специалисты  Воткинского машиностроительного завода, где производились опытные образцы ракеты, и первые руководители отрасли услышали весьма нелестные замечания в свой адрес. 

Случилось так, что заместитель главы правительства, курирующий оборонно-промышленный  комплекс, фактически подтвердил один из главных тезисов статьи, с которой еще осенью 2007 года выступил в "Российской газете" кандидат технических наук Олег Сергеев ("На полигон - по расписанию? "Булава" запуталась в технологических пеленках" - "РГ-Экономика", спецвыпуск (zip-архив) "ОПК", 31.10.2007 г.). Поводом для высказанных тогда сомнений и тревоги стала подмена наземной отработки нового комплекса с реальными пусками в условиях специально оборудованного полигона идеей так называемых "статистических" испытаний, когда по результатам стартов непосредственно с подводной лодки, в том числе стартов неудачных и аварийных, должны набираться данные для доработки ракеты и ее серийного производства. 

Самоликвидация "Булавы" на этапе разделения второй и третьей ступени при ее десятом, как было заявлено - контрольном, пуске с борта ракетоносца "Дмитрий Донской" 23 декабря 2008 года развеяла последние иллюзии. Принятие нового ракетного комплекса на вооружение ВМФ руководством минобороны отодвинуто на неопределенный срок. А первый вице-премьер, обращаясь к главным конструкторам и руководителям ведущих предприятий ракетно-космической отрасли, публично констатировал: "Недостаточное внимание уделяется наземной отработке изделий. Нередки случаи, когда реальные испытания заменяются математическими расчетами подтверждения соответствия изделия заданным техническим требованиям...". 

- Считаю, что руководству Роскосмоса, - перешел к прямым рекомендациям  Сергей Иванов, - необходимо занять более активную позицию в отношении обеспечения летно-конструкторских испытаний и подготовки серийного производства ракетных комплексов стратегического назначения "Булава".     

Пока в аппарате главы Роскосмоса и в ведущих ракетных КБ переваривают полученные рекомендации и готовят планы мероприятий, мы решили узнать, как оценивает сложившуюся ситуацию уже знакомый нам эксперт - кандидат технических наук, полковник запаса Олег Сергеев. Он закончил Высшее военно-морское училище инженеров оружия, в разные годы служил в частях РВСН и Главном разведывательном управлении генштаба. 

Что на суше хорошо, в море - головная боль

Российская газета: Вас, Олег Леонидович, никак не заподозришь в любви к Московскому институту теплотехники и их морскому детищу "Булаве". Отчего такая строгость и скептицизм?     

Олег Сергеев : Их неудачи как головного разработчика нового ракетного комплекса для ВМФ не случайны. Если хотите, они были запрограммированы. Потому что чересчур самонадеянной по замыслу и ущербной в реализации оказалась концепция тотальной унификации стратегических ракет морского и наземного базирования. 

РГ : Но идея-то красивая! И на первый взгляд, вполне здравая...

Сергеев : Только на первый взгляд. Желание понятно: заменить вместе в подводными лодками второго-третьего поколений ракетный комплекс "Тайфун" (ракеты РСМ-52, на твердом топливе), а в дальнейшем и "Синеву" (РСМ-54, на жидких компонентах) одной твердотопливной ракетой "Булава", что сделана по образцу и подобию своего наземного аналога "Тополь-М". Водрузить "Булаву" на подводные лодки типа "Юрий Долгорукий" и "Владимир Мономах", которые сейчас строятся, и станут они, как любят выражаться наши стратеги, "основой морской компоненты стратегических ядерных сил  России"... 

Да только, по известной русской пословице, гладко было на бумаге. То, что хорошо при наземном пуске, создало массу проблем, когда ракете пришлось стартовать с морской акватории. 

РГ : В чем эти проблемы и как вы их объясняете?

Сергеев : В море стратегический ракетоносец находится в условиях "гидрокосмоса", когда ошибки в определении места и курса неизбежны. При этом точность выработки данных для стрельбы зависит от времени нахождения подлодки на заданном курсе при минимальных отклонениях по скорости, глубине, крену и дифференту.

А так называемые мобильные (наземные, грунтовые или железнодорожные) ракетные комплексы, в отличие от комплексов морского базирования, подвижны лишь условно. Их пусковая установка при подготовке к выстрелу вывешивается и строго горизонтируется гидравлическими опорами. И не где попало, а в заранее выбранных местах старта с геодезической привязкой особой точности. Для баллистических ракет подводной лодки такие  условия могут быть созданы лишь при швартовке у пирса в месте базирования.

РГ : Вы хотите сказать, что разработчики "Булавы" изначально не придали этим различиям должного значения? Но ведь Московский институт теплотехники - это не частная лавочка, рожденная в лихие 90-е. В этом КБ работали и работают выдающиеся конструкторы...

Сергеев : Я былых заслуг не оспариваю. Но в данном случае утверждаю: не имея опыта морского ракетостроения, МИТ взялся за создание новой системы оружия на голом месте. А все существовавшие до этого наработки, в том числе многолетний опыт уральского КБ имени Макеева, где как раз специализировались на баллистических ракетах для подводных лодок, был отвергнут за ненадобностью.  

РГ : Бывает, что по-другому нельзя. На том же Урале ученые-ядерщики мне рассказывали: когда призывают придумать что-то новое, но при этом не бросать старое - делать будут старое, хотя и под новыми вывесками...

Сергеев : Тут, я полагаю, иной случай. Что бы ни говорили в свое оправдание разработчики "Булавы", летные испытания характеризуют ее не как подвижную, а как стационарную стартовую платформу - по системе управления, модели и параметрам полета. Косвенно об этом говорит и ненадежность попадания в так называемую "трубку траекторий" из-за характерных для "Булавы" аварий на этапах разделения первой, второй и третьей ступеней. 

РГ : У журналистов и независимых экспертов есть нечто общее: к месту и не к месту напираем на аварии. А ведь при всяких испытаниях, тем более при испытаниях новых систем оружия как без этого обойтись? Ведь и "Барк" - перспективная разработка макеевского КБ - была прикрыта после третьей подряд аварии...  

Сергеев : Тогда явно поторопились. Ведь это, напомню, случилось на первой стадии испытаний, при пусках с наземного стенда в Неноксе - это специальный морской полигон на берегу Белого моря в Архангельской области. Там отрабатывались практически все наши морские межконтинентальные ракеты. А "Булава", по прихоти создателей, обошла его стороной. 

Для примера скажу, что при академике Макееве и некоторое время после его ухода с наземного стенда по каждому новому "изделию" проводилось от 16 до 20 пусков на различные дальности. Результаты этих испытаний обеспечили модернизацию ракет для полета по настильным траекториям, в том числе из высоких широт, для поражения защищенных малоразмерных целей и повышения стойкости к поражающим факторам различной природы. А после завершения испытаний с наземного стенда проводилось до 18 пусков ракет в различном боевом оснащении с подводных лодок из Белого, Баренцева и Норвежского морей. 

РГ : И как часто случались в то время отказы и аварии при испытательных пусках с реальных носителей? 

Сергеев : Конечно, не семь из восьми, как с "Булавой". Точно могу сказать про ракетный комплекс Д-19 "Тайфун" с ракетой РСМ-52: из тринадцати пусков с головной подводной лодки только два признаны не вполне успешными. Хотя это ракета такого же типа, как и "Булава" -  трехступенчатая, на твердом топливе. Правда, весила она не 30-40, а почти девяносто тонн. И могла забросить на те же восемь тысяч километров головную часть весом две с половиной тонны - с десятью боевыми блоками индивидуального наведения на цель и комплексом средств преодоления ПРО.

РГ : Хотите сказать, ничуть не уступала гипотетической "Булаве"?

Сергеев : Я другое хочу сказать. Отказ МИТа от стендовых пусков указывает на то, что в "Булаве" нет объектов, корректировка которых по результатам испытаний повышала бы надежность и точность разведения боевых блоков. Метод же проб и ошибок, выдаваемый за "статистические испытания", не результативен - даже если прибавить к семи неудачным еще пять или даже десять пусков. Не секрет, что бортовая система наведения первой межконтинентальной баллистической ракеты на наших подлодках включала азимутальную астрокоррекцию. 

РГ : То есть ракета уже в полете "подправляла" свой курс по звездам?

Сергеев : Да. Таким образом обеспечивали требуемую точность стрельбы даже при значительных ошибках навигационного комплекса в определении курса АПЛ. На более совершенных ракетах (РСМ-50, -52 и -54) применялась полная астрокоррекция - она учитывала ошибки в определении не только курса, но и местоположения стреляющей АПЛ. 

РГ : А в "Булаве" для этого места не нашлось? Или придумали что-то более совершенное?

Сергеев : Что придумали взамен - это вопрос к МИТу. А известное многим ракетчикам  ЦКБ "Геофизика", где создавались упомянутые системы и делалось много чего еще для космоса, авиации и ВМФ, сейчас в состоянии банкротства. 

"Булава" из "Тополя" как секрет Полишинеля

РГ : Вернемся к вашему утверждению, что разработчики "Булавы" взялись за морскую ракету "на голом месте". Но ведь не секрет, что изначально речь шла не просто о новой, а о создании унифицированной ракеты путем модернизации и доработки уже существующих и неплохо показавших себя "Тополей". Таким образом даже обещали сэкономить немалые деньги для военного бюджета... 

Сергеев : Не мне вам говорить, куда мостят дороги щедрыми посулами. А если по существу и прямо, то модернизация "Тополя" в "Булаву" - это все равно, что переделка автомобиля в самолет. У "Тополя" просто нет для этого модернизационных  резервов. И поле для внедрения инноваций, чтобы соответствовать требованиям баллистических ракет для подводных лодок, ограничено. Это давно не тайна для экспертов. А лучше всех про это знают в Свердловском НПО автоматики имени Н.А.Семихатова, где создавали системы наведения для первых разработок Московского института теплотехники и всех без исключения ракет, созданных в уральском КБ под руководством Виктора Макеева. 

РГ : А почему так важны для отработки морских ракет пуски с наземного стенда? Ведь не только вы и другие эксперты об этом говорили - вице-премьер Сергей Иванов особым образом акцентировал это на коллегии Роскосмоса.

Сергеев : В самых общих чертах можно объяснить так. Ошибки навигационных комплексов на ракетных подводных лодках имеют отвратительное свойство накапливаться в бортовых системах наведения. И чтобы разобраться, отделить, грубо говоря, мух от котлет и понять природу явлений, воспроизвести их в наземных условиях, а потом дать рекомендации и прогноз успешности доработок, требуется добыть, как выражаются специалисты, не зашумленную информацию. А ее можно получить при пусках ракет с наземного стенда - без влияния отклонений, которые создает подвижная платформа - в данном случае АПЛ.

РГ : К такому приему только мы прибегаем? Выглядит довольно допотопно... 

Сергеев : Вы так думаете? В США считают иначе. Они скрупулезно отработали наземный этап при создании ракет "Трайдент-1" и "Трайдент-2". На этом фоне обещания создателей "Булавы" переплюнуть американцев, минуя стендовые испытания, выглядят, мягко говоря, неубедительно. А если называть вещи своими именами - профанацией и авантюризмом. При очевидном отставании отечественного приборостроения, электроники и программного обеспечения испытания с наземного стенда при отработке комплексов межконтинентальных морских ракет нам объективно необходимы. 

Ведь главная целевая функция таких ракет - точность стрельбы. Она подчиняет себе все тактико-технические элементы АПЛ, включая навигационный комплекс, систему выброса ракеты из шахты (в данном случае это пороховой аккумулятор давлении или парогазогенератор), специальную гидродинамическую защиту ракеты и много чего еще. Добавьте к этому подготовленные в навигационном отношении районы боевого патрулирования, где тщательно изучены ориентиры на морском дне, а также все гравитационные аномалии...

РГ : Они тоже могут влиять на поведение ракеты и точность стрельбы? 

Сергеев : Да, через работу инерциальных систем. Влияние на точность оказывает и то, насколько устойчиво движение ракеты на подводном участке. То есть как сработают маршевые жидкостные двигатели при "мокром" старте из затопленной водой ракетной шахты. В твердотопливной ракете, стартующей из "сухой" шахты при помощи пороховых аккумуляторов давления, применяется типично русское изобретение - так называемое устройство формирования каверны. Это обеспечивается зарядами твердого топлива, которые создают газоструйную защиту для снижения гидродинамических нагрузок на стартующую ракету. 

РГ: Что-то похожее на торпеду "Шквал"? 

Сергеев: Именно. Некоторые технологические приемы, использованные в подобных конструкциях, в свое время стали предметом шпионского скандала при попытке американцев узнать секрет влияния каверны на скорость торпеды "Шквал".

РГ: Вы упомянули и про гравитационные аномалии, и про шпионские разборки. А как вам такое предположение: "Булава" падает не сама по себе,  на нее открыли охоту американцы со своих радарных станций на Аляске и в Скандинавии? 

Сергеев : Каким образом? 

РГ : Расставляют электромагнитные ловушки, создают непреодолимые плазменные поля - словом, дурят "Булаве" мозги, сбивают с курса, не дают развернуться на орбите двигателям третьей ступени и головного блока. Короче, полный беспредел, если верить публикациям и комментариям в Интернете...      

Сергеев : Боюсь, что разочарую ваших читателей. Реальность, полагаю, и проще и сложнее этой экзотики - электромагнитной и всей прочей. Даже при очень сильном воображении она не в состоянии воздействовать на автономные инерциальные системы наведения баллистических ракет. Тем более, если учесть, что американцы ни разу не испытывали мощные излучатели в целях противоракетной обороны. 

Если же говорить об их реально существующих РЛС в Европе, этим станциям уже за тридцать, и такому хламу давно пора в утиль. Вменяемые  европейские аналитики не без оснований считают, что американская затея с ПРО имеет главной целью втянуть Россию в новый виток гонки вооружений, который может стать губительным для экономики.

РГ : А если они и впрямь решили таким образом взломать наш ракетный щит? Расправиться бесконтактным образом?  

Сергеев : Хорошо. Давайте говорить конкретно о "Булаве". Одно из ее рекламируемых достоинств - укороченный, в сравнении с другими ракетами, активный участок траектории (АУТ). То есть "Булава" быстрее стартует и быстрее проходит тот самый разгонный участок, на котором ее могут засечь радары и спутники. Тогда почему именно она попадается в мифические сети и ловушки, расставленные неизвестно кем, а та же "Синева" без всяких проблем летит из Белого моря то на Камчатку, то еще дальше в Тихий океан и попадает точно в цель. Или путешествует в обратном направлении - с востока на север, не замечая никаких противоракетных каверз... 

Может, все дело в том, что в отличие от журавля-"Булавы" синица-"Синева", как и почтенный "Трайдент", прошла классическую для морской баллистической ракеты отработку автономной системы наведения. Хотел бы ошибиться, но думаю, что "Булава" еще долго будет служит раздражителем умов ученых и профессионалов-ракетчиков. Пока правительство России, Военно-промышленная комиссия и главкомат ВМФ ясно не определятся в своем отношении к этому проекту. 

Тем временем

Завершение испытаний и передача ВМФ России атомной подводной лодки стратегического назначения "Юрий Долгорукий" состоится в 2009 году - об этом заявил в Санкт-Петербурге начальник управления заказов и поставок кораблей, морского вооружения и военной техники минобороны РФ вице-адмирал Анатолий Шлемов. Головной корабль в серии стратегических ракетоносцев проекта 955 "Борей" строится на Севмаше с 1996 года. Из стапельного цеха выведен в апреле 2007 года. По неофициальным сведениям, к тому времени на его постройку было затрачено не менее 23 миллиардов рублей. Спущен на воду и перемещен к достроечной набережной 12 февраля прошлого года, 21 ноября на подлодке введен в действие ядерный реактор.   На заводские испытания в море еще не выходил. Между тем стрельбы с использованием основного вооружения, включая ракетный комплекс "Булава-М" запланированы на март 2009 года. 

Повторение непройденного

В выпускном классе "Булаву" оставили на второй год

   о чем говорят 

Сроки приема "Булавы" на вооружение будут зависеть от результатов дальнейших ее испытаний, заявил журналистам начальник российского Генштаба генерал армии Николай Макаров. По его словам, в наступившем году испытательные пуски будут продолжены. Заместитель Макарова генерал-полковник Анатолий Ноговицын перед этим признал, что причина неудачного испытательного пуска "Булавы" 23 декабря лежит на стыке производства и конструкторской мысли. 

"Эта грань между производством и конструкторским решением, - уточнил военачальник. - Причем грань очень тонкая. Не всегда конструкторские идеи может сразу освоить производство...". 

По его словам, при испытаниях такого оружия ошибок избежать практически невозможно. "Проблемы были, и некоторые вопросы пока еще остаются. Это неизбежно. Но мы уверены в том, что технически двигаемся в нужном направлении. Сегодня мы оптимистично смотрим на эту проблему", - передает Интерфакс слова Ноговицина. Однако от прямого ответа на вопрос о возможном смещении сроков принятия "Булавы" на вооружение за 2009 год заместитель начальника Генерального штаба ушел.

"Если говорить о принятии на вооружение, то нужно автоматически говорить о серийной закупке. А здесь есть вопросы", - тут же поделился он сомнениями и привел пример, когда в Вооруженных силах, в виде исключения, принимались на вооружение единичные образцы - чтобы потом, после доработки, если она еще потребуется, запустить серию. На промежуточных этапах изделия могут производиться небольшими партиями, что иногда применяется в мировой практике. 

"Когда ракета будет принята на вооружение, мы должны ставить ее в серию. Получить результат, а потом не запустить серию - такого мы себе позволить не можем. Это очень дорого и накладно", - заключил Ноговицын. 

"У меня как ракетчика, который много занимался испытаниями, сам испытывал новые ракеты, нет сомнений, что "Булаву" доведут до ума, - вторит ему бывший начальник 4-го ЦНИИ минобороны РФ генерал-майор Владимир Дворкин. - Никаких оснований для пересмотра этой программы совершенно нет". 

Как и Ноговицын, генерал-ракетчик Дворкин последний неудачный пуск "Булавы" увязывает с возможными недоработками смежников Московского института теплотехники -  поставщиками аппаратуры и систем управления. "Некоторые из этих предприятий профессионально ослаблены", - заявил генерал. Сказывается, по его словам, и то, что контроль продукции на выходе со стороны военных представительств стал менее эффективным, чем  в советские времена. Это негативно отразилось на качестве комплектующих. 

Генерал-полковник Ноговицын, в свою очередь, упирает на то, что не все предприятия ОПК сумели выжить и выйти из системного кризиса. Но даже там, где сохранили школу и готовы к производству, не хватает настоящих профессионалов. "Одних специалистов с дипломами мало. Должен быть накоплен практический опыт, технологический. Это целый процесс - из эксклюзивного образца сделать серию", - развил свою мысль замначальника Генштаба.

Помимо Воткинского машиностроительного завода в кооперации с МИТом состоят десятки других предприятий и организаций. Чьи именно недоработки осложняют жизнь новой ракете, конкретно не называется. Оказавшись во Владимире, где на ВПО "Точмаш" производят среди прочего электронные платы и некоторые другие узлы для автоматики и систем управления к "Тополям" и "Булаве", я напрямую спросил: к вам претензии были? 

- Пытались поначалу. Даже комиссия приезжала, - не стал уходить от ответа генеральный директор Юрий Замбин. - Но, к счастью, разобрались...

Это было, напомню, после неудачного пуска 23 декабря, когда ракета самоликвидировалась на стадии разделения второй и третьей ступеней. Генерал Дворкин считает, что "драматизировать это событие не стоит" и ссылается на свой богатый опыт в прошлом: "Могу совершенно точно сказать, что из первого десятка испытательных ракетных пусков половина, а то и больше бывают неудачными и аварийными". А что касается негативной статистики при пусках "Булавы", то она, по словам генерала, не характерна для Московского института теплотехники. 

- У них традиционно уровень наземной отработки и результаты испытаний первого десятка ракет были выше, чем у других разработчиков, - свидетельствует Владимир Дворкин, который в должности начальника 4-го ЦНИИ минобороны имел прямое отношение к отработке стратегических систем вооружения. А трудности на "Булаве", считает он, вполне преодолимы, поскольку "основные проблемы для разработки нового комплекса морского базирования Московским институтом теплотехники решены".

Генерал особым образом акцентирует то обстоятельство, что "не было ни одного аварийного выхода ракеты из-под воды. Это - очень важно, поскольку МИТ никогда не занимался морской тематикой". 

- Мы обречены доводить до ума "Булаву", - заявил корреспонденту ИТАР-ТАСС хорошо информированный источник в оборонно-промышленном комплексе, пожелавший остаться анонимным. - Альтернативы ей нет. В текущем году ее испытания будут не только продолжены, но и активизированы. Планируется увеличить количество испытательных пусков с борта подлодки "Дмитрий Донской", специально переоборудованной под такие ракеты. Запусков будет более пяти. В случае успеха испытания "Булавы" будут продолжены уже с борта "Юрия Долгорукого". При этом есть одно обязательное условие - "Юрий Долгорукий" должен успешно выполнить как одиночный пуск одной ракеты, так и пуск залпом - двух ракет с интервалом в несколько секунд. Только это может стать достаточным основанием для принятия "Булавы" на вооружение ВМФ... 

По заключению того же источника, задача может быть полностью решена в лучшем случае в 2010 году, и то, если все пойдет штатно. При этом он решительно не согласился с появившимися суждениями о возможной замене "Булавы" уже существующей ракетой "Синева" или новой разработкой. 

- Кто так говорит, тот не знает существа дела, - цитирует агентство своего собеседника. - Затрачены огромные средства! Именно под "Булаву" спроектированы и уже частично изготовлены пусковые установки для серии субмарин типа "Юрий Долгогрукий" и для подлодки "Дмитрий Донской", которая сейчас используется для испытания этих ракет. А заменить "Булаву" ракетой "Синева" невозможно из-за технических различий: первая из них твердотопливная, имеет сухой старт, вторая - жидкостная с водным стартом, к тому же превосходит "Булаву" по габаритам. Если менять ракеты, то надо ломать еще не вошедшие в строй подлодки и заново их конструировать. Иными словами, начинать все сначала... 

В главном штабе ВМФ и в штабах пониже от комментариев по "Булаве" в последнее время воздерживаются. Оно и понятно - кому охота получить кота в мешке, да еще с непредсказуемым поведением? Главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал Владимир Высоцкий назвал положение "сложным" и в очередной раз попросил у журналистов тайм-аут: "Мы оцениваем ситуацию. В феврале смогу что-то сказать". 

Публикацию подготовил Александр Емельяненков
Использованы материалы информационных агентств

Полностью текст статьи публикуется только на сайте

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке