Новости

04.03.2009 05:29
Рубрика: В мире

С Россией!

Эдуард Кокойты: Наш народ свой путь выстрадал

Первоначальная эйфория от долгожданной независимости в Южной Осетии должна была неизбежно пройти. Холодная и долгая зима могла остудить всплеск эмоций от августовской победы. Произошло ли это в действительности или власть Южной Осетии нашла рецепт избежать головокружения от успехов? Об этом на "Деловом завтраке" в "Российской газете" рассказал президент Южной Осетии Эдуард Кокойты.

Российская газета: Эдуард Джабеевич, позвольте сразу неудобный вопрос. Некоторое время назад в прессе и Интернете появились резкие материалы, критикующие и вас, и ваш откровенно пророссийский курс. Люди разочаровались или здесь что-то другое?

Эдуард Кокойты: Критические материалы, о которых вы говорите, - это интервью таких фигурантов, как бывший председатель правительства Юрий Морозов, генерал Баранкевич, как скрывающийся в Грузии террорист Алан Парастаев и пара-тройка обиженных подрядчиков.

Они выражают мнение своих работодателей, а не народа. Осетины слишком долго ждали признания независимости и хорошо знают ей цену, чтобы так быстро разочароваться.

Да, республике сейчас трудно. Газопровод из России недостроен. Всю зиму Цхинвал мерз без газа. Ожидаемое после окончания военных действий масштабное восстановление затянулось. Чем не преминули воспользоваться наши политические противники: оказывается, Россия и Южная Осетия вместе неспособны восстановить республику. Что ж, мы вместе докажем - это не так.

РГ: Вы признаете хотя бы часть претензий ваших критиков?

Кокойты: Я ни в коем случае не снимаю с себя ответственность за все происходящее в республике. Но надо понимать реалии. Процесс восстановления не может быть одномоментным. Его осложняет тяжелейшая в зимних условиях транспортная логистика. Ситуацию усугубило отсутствие газа и, как следствие, - отсутствие тепла. А кроме того, необходимость готовить проектно-сметную и прочую документацию и очень непростая схема взаимодействия с российскими министерствами и ведомствами. Сейчас создается новый механизм взаимодействия, который нас обнадеживает.

Сегодня я в целом удовлетворен работой нового кабинета министров Республики Южная Осетия, вижу потенциал, неравнодушие и профессиональный подход нашей команды. Так что работа предстоит всем нам гигантская. И я очень рад, что сегодня мы имеем очень эффективное правительство и крепкие, надежные отношения со Счетной палатой РФ, минрегионом, минфином, Пенсионным фондом. Я уверен в успехе общего дела.

РГ: Вы не раз говорили, что при распределении гуманитарной помощи были допущены просчеты. Сейчас, когда в республике заработала в полную силу правоохранительная система, виновные наказаны?

Кокойты: В сентябре мы действительно испытывали проблемы в распределении гуманитарной помощи. Сегодня они полностью решены, хотя для прокуратуры и Комитета экономической безопасности Южной Осетии работа найдется. Были такие примеры. Строительные материалы, пришедшие по линии гуманитарки, использовались подрядчиками и вносились в сметы. Вообще в виде авансов мы выплатили довольно большие суммы, но качество оказалось чрезвычайно низким. Сегодня приходится менять кровли, окна, отделку. Мы хотим восстановить Цхинвал на века, добротно, красиво. Поэтому пороть горячку не будем, наученные горьким опытом сентября.

РГ: Много времени и денег потеряли?

Кокойты: К счастью, вовремя прекратили эту вакханалию, хотя и отчасти в ущерб темпам. Мы выявили в сметах приписки на полтора миллиарда рублей. Обиженные подрядчики в отместку стали настраивать против нас население. Начали говорить, что они, мол, медленно строят только потому, что правительство денег не платит. Нас фактически шантажировали - платите или республика зимой замерзнет. Мы, конечно, могли бы взять и оплатить все, что строители просили. На время эта мера повысила бы мою популярность среди жителей. Но, уверен, ненадолго. Приближающаяся весна уже показала, что мы были правы. Как только началась оттепель, отремонтированные крыши потекли. Вставленные стеклопакеты оказались некачественными. И люди увидели, что тех строителей действительно надо было гнать.

Я говорю открыто: да, мы потеряли время, но не потеряли российские деньги.

РГ: Поэтому с такой готовностью согласились на инспекции и комплексную проверку Счетной палаты РФ, о чем было объявлено на днях?

Кокойты: Не просто согласились, а глава Счетной палаты Степашин приехал по моему личному приглашению, и я ему за это очень благодарен. Он приехал - и несколько подрядчиков сразу ушли. Они думали, с нами можно "договориться". Помнится, они же мне говорили: "Вы что, хотите против системы пойти?" Не знаю, какая у них "система", а наша вместе со Счетной палатой РФ такого не приемлет. Мы ценим и дорожим помощью России. Мы понимаем, что сейчас кризис, поэтому цена этих денег многократно возросла. Мы хотим, чтобы каждый рубль был потрачен максимально эффективно. С началом весны в республике начнется масштабное строительство: сейчас идет мощная подготовка к нему. Главное, мы не дали растратить эти деньги. Пусть и в ущерб темпу.

РГ: Сколько времени надо, чтобы восстановить республику?

Кокойты: Сколько времени займет построить город на 70 тысяч жителей "с нуля"? Пять - десять лет. Еще раз напомню, что разрушена вся инфраструктура Цхинвала. Неуместно сравнивать, а особенно это неуместно в российской прессе - тот факт, что грузины своим беженцам построили пять тысяч домов, которые сами беженцы за некачественный и неудобный проект называют "курятниками". А мы зимой после бомбежки "Градом" не смогли мгновенно восстановить 606 полностью разрушенных домов в Цхинвале и более тысячи домов в сельской местности. А еще три тысячи жилых зданий частично разрушены. Вдумайтесь: нам предстоит восстановить сейчас то, что было уничтожено не за пять дней войны, а за 20 лет блокады, геноцида и войн. Даже в советские времена наша автономия не без основания считалась самой бедной. Мы, осетины, жили хуже всех других районов Грузии, при том что работали лучше всех. Нам меньше всего выделялось средств из бюджета Грузинской ССР. Например, последний раз водопроводные коммуникации в Цхинвале ремонтировались в 1957 году, а последний социальный объект был сдан в 80-м.

РГ: Сможет ли Южная Осетия сама, без помощи России, завершить все восстановительные работы?

Кокойты: Нет. Но вечно нахлебником России республика не будет. 17 лет заморожены Квайсинские рудники, а это богатые месторождения свинца и цинка. Возьмем под государственный контроль лесозаготовки бука, дуба, каштана, которые до войны осуществлялись грузинами на оккупированных территориях Ленингорского района. Большие перспективы имеет сельское хозяйство, виноделие, в более отдаленной перспективе - экологический и горнолыжный туризм. Естественно, в качестве основных партнеров мы видим российский бизнес, хотя двери нашей экономики будут открыты для всех. У Южной Осетии достаточно основ государственности и экономического потенциала, чтобы состояться как независимое и успешное государство.

РГ: И вы думаете, что ваши соседи так просто дадут разрабатывать вам ваши недра и наслаждаться независимостью?

Кокойты: Мы не питаем иллюзий. Война против нас и против России не закончилась. Она перешла в другую фазу. Сейчас грузинское руководство и спецслужбы развернули против нас информационную войну. Для этого привлекают отщепенцев из числа нашего народа, используют также подкуп и коррумпированность некоторых кругов в самой России. Именно поэтому многие информационные вбросы и провокации против меня приходят не только из Грузии и из Европы, но и с российских информационных площадок.

Цель усилий наших недругов понятна. Им необходимо в республике раскачать ситуацию и вызвать рост антироссийских настроений. Этого можно добиться распусканием слухов о том, что "деньги украли", что идет борьба за власть.

РГ: Так, может, все проще и дело не в происках грузинских спецслужб? А как раз в том, что не делитесь и не присылаете "откаты" на выделенные из российской казны средства, поэтому на вас и спускают собак те, кто рассчитывал на эти коррупционные схемы?

Кокойты: Может, отчасти и так. Я уверен, что, обвиняя Россию в коррупции, наши недруги действуют целенаправленно. Грузинских лоббистов в самой России немало. Они пытаются проводить свои интересы, в частности, через грузинский криминалитет в России, который "решает вопросы" путем подкупа и давления.

РГ: Если говорить о провокациях, то логичным было бы ожидать, что грузинские спецслужбы постараются приложить максимум усилий, чтобы вас физически ликвидировать или скомпрометировать. Кампания по компрометации уже началась. Как вы относитесь к "черному пиару", нападки вас задевают?

Кокойты: Никак не отношусь. Мне некогда отвлекаться. Этим людям только и осталось, что мстить и огрызаться. У них работа теперь такая. Наверное, им не мало платят. Надо понимать, что, проиграв в настоящей войне, Саакашвили будет провоцировать Южную Осетию и Россию к вступлению в ее новую, "холодную" стадию. Это - информационная война. Ее цель - внести разобщенность в общество, посеять ростки искусственного протеста, внести раскол в новую, очень профессиональную и эффективную команду, рассорить нас с Россией. Не выйдет. Только опять просадят деньги западных налогоплательщиков. То на бронетехнику и амуницию для грузинской армии их выбрасывали, теперь на прокорм следующей порции предателей и провокаторов, на заказные публикации.

Я говорил западным журналистам, которые спрашивают о судьбе российских денег в Осетии: что же вы не интересовались деньгами западной помощи Грузии, когда средства выделялись на социальную сферу, а попадали на рынок вооружений? Если бы интересовались - может, и войны бы не было.

РГ: Вы можете привести конкретные примеры информационной войны?

Кокойты: Один из свежих, но, уверен, далеко не последних - "громкие разоблачения" против меня, с которыми выступил в прессе беглый осетинский чиновник Алан Парастаев.

Нужно понимать, кто такой Парастаев, чтобы адекватно реагировать на его заявления грузинским СМИ. С поста председателя Верховного суда был уволен за то, что его сын участвовал в похищении человека. Похитителя наши милиционеры застали прямо на месте преступления. Парастаев приехал и демонстративно требовал пистолет, чтобы застрелить своего сына. Пистолет ему, естественно, никто не дал, у нас действует сила законов, а не законы силы. Вот свой пост ему и пришлось покинуть. Позднее Парастаев обвинялся в подготовке государственного переворота и подготовке покушения на президента республики. Вместе с МГБ Грузии с самого начала участвовал в реализации совместного грузино-американского проекта "Альтернативное правительство Дмитрия Санакоева". Парастаев такой же предатель осетинского народа, как и его проворовавшиеся коллеги Санакоев, Тезиев, братья Каркусовы.

Интервью Парастаева - это не первый и не последний вброс "компромата". Есть такие вбросы и в российских СМИ, и в зарубежных. Я только не пойму, почему комментаторами в российской прессе выступают грузинские министры, в частности Темури Якобашвили и предатели осетинского народа, такие как Парастаев? Почему выступления генерала Баранкевича в одной из московских газет анонсирует телеканал "Рустави-2", вдумайтесь... за двое суток до его опубликования?

РГ: А вы не допускаете, что все эти парастаевы, баранкевичи, морозовы, санакоевы - просто оппозиционеры, которые хотят принять участие в политической борьбе, как это делается в любой демократической стране?

Кокойты: А кто из них востребован политическими партиями Южной Осетии, народом? Хотя бы один? Никто. Почему - понятно: народ ни за одним из них не пойдет. Это типичные политические маргиналы, оказавшиеся за бортом реальной политики. Я и подавляющее большинство населения республики олицетворяли пророссийский курс, мои оппоненты - прогрузинский.

Санакоев, Парастаев и иже с ними руководствуются мотивами своей личной коммерческой выгоды в ущерб интересам Южной Осетии и России. Победили мы. Но это была не простая победа. Мне ведь пришлось убеждать, объяснять, бороться за свою позицию. И сегодня, после победы, у нас есть энтузиазм, радость, но Тбилиси как был от Цхинвала 90 километров по прямой, а Владикавказ - почти 200 километров по горам, так и остались. Но наш народ свой путь вместе с Россией не просто выбрал, но и выстрадал.

РГ: Когда в Цхинвал придет газ из России?

Кокойты: Газопровод - это основа нашей новой экономики. Он свяжет наши страны гораздо более сильно, чем даже транскавказская магистраль. Это понимают и в Тбилиси, и за океаном. Это сейчас ключевой вопрос. За успех проекта я беспокоюсь больше всего. На днях я встречался в "Газпроме" с Алексеем Миллером, он сказал, что "Газпром" свое слово сдержит, несмотря ни на что: в третьем квартале этого года газопровод будет сдан. Мои опасения по поводу работы подрядчика - фирмы "Стройпрогресс" и других ее дочерних организаций и "компашек", были услышаны. Хотя понятно, что директор "Стройпрогресса" Джуссоев проект провалил, задолжал деньги и в бюджеты всех уровней, и субподрядчикам.

Но в настоящее время работы на объекте ведутся очень активно. Приехали бригады сварщиков из Санкт-Петербурга, Дагестана, Саратова. В конце февраля я провел совещание по ходу строительства. От "Газпрома" был заместитель руководителя департамента Вячеслав Соркин. Что доказывает: "Газпром" - самый надежный партнер. Заказчика по южному участку представлял первый заместитель "Итеры" Геннадий Скиданов, от "Стройпрогресса" был очередной новый представитель, от Минрегиона России - руководитель аппарата Юрий Коваль.

Я так вижу нашу задачу: помочь строительству газопровода всеми силами и средствами республики. Помочь надо и подрядчику тоже - он запутался в своих проблемах. А чтобы меня не обвинили в политическом интересе, замечу, что письмо на имя Миллера еще в декабре прошлого года отправил глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров, которого нельзя заподозрить в политических пристрастиях. Но и у него те же претензии к Джуссоеву и его организации "Стройпрогресс": качество, отставание по срокам, нарушения природоохранного законодательства, неплатежи в бюджет. Тема газопровода - это яркий пример того, как на беде народа готовы наживаться коммерсанты и тесный кружок бывших и действующих чиновников. Чему удивляться, если Морозов, бывший премьер правительства республики, который с первыми разрывами бомб бросил все и сбежал во Владикавказ, теперь работает у Джуссоева заместителем?

У меня только один вопрос: понимают ли люди, которые присоединяются к хору антироссийских и антиосетинских голосов, что они делают, или дальше своего кошелька взгляд не поднимают?

РГ: Информационная война часто бывает прелюдией к силовому давлению...

Кокойты: Мы прогнозируем диверсии на инфраструктурных объектах, и прежде всего на газопроводе.

Грузинский милитаризм не усмирен, он снова вооружается. Например, Грузия полностью восстановила свой флот. Более того, ей на вооружение поступило восемь боевых кораблей.

Кроме того, оформлены поставки французских комплексов ПВО, систем РЛС, трехкоординатных РЛС - мобильных радаров среднего радиуса действия, а также систем Ground Master-400. Несмотря на ранее заявленное прекращение продажи оружия Грузии, возобновил военные поставки в эту страну Израиль.

РГ: Как, по-вашему, наблюдатели ОБСЕ способны не допустить повторение агрессии?

Кокойты: Мы ОБСЕ не доверяем. До сих пор с их стороны не поступило никакого внятного объяснения, почему в ночь с 7 на 8 августа прямо перед началом войны и обстрела города грузинскими "Градами" наблюдатели покинули свои позиции. Некоторые представители ОБСЕ, правда, пытались информировать свое руководство об истинном положении дел, но проблема в том, что штаб-квартира этой организации была в Тбилиси. Там правдивые рапорты о положении в Южной Осетии застревали и до Европы не доходили.

Не изменилась позиция европейских наблюдателей и сейчас. На днях их руководитель заявил во всеуслышание, что они находятся в регионе только для того, чтобы не допустить международного признания Южной Осетии и Абхазии. О каких непредвзятости, нейтралитете и объективной позиции можно после этого говорить?

РГ: Вы думаете, они выполняют некие заранее данные им установки? Может, у них просто такое искреннее видение событий?

Кокойты: Я убежден, что Европа использует двойные стандарты. Простой пример: на днях с высокой трибуны чешский представитель, председательствующий в Евросоюзе, предъявил форменный ультиматум независимому государству - Белоруссии. Напрямую было сказано, если та признает Абхазию и Южную Осетию, то получит проблемы на пути европейской интеграции.

В отношении стран, признавших независимость Косово, ничего подобного не происходило. Никто даже не пытался воздействовать или вмешиваться.

РГ: А на бытовом уровне европейские наблюдатели могут быть вам полезны? Например, был же успешный обмен пленными. Любой даже мало-мальски положительный результат уже стоит того, чтобы использовать потенциал ОБСЕ.

Кокойты: Эта организация полностью ориентирована на Грузию. Никакого успешного обмена пленными и роли ОБСЕ в этом процессе не было. Когда к нам приезжал Хаммерберг, то мы отдали всех грузин, которые у нас были, - без условий и разговоров. А в Грузии продолжают удерживать 28 осетин, и европейские наблюдатели палец о палец не ударили, чтобы проявить свое участие в их судьбе. То есть мы демонстрируем к европейским институтам доверие и уважение, а взамен - ничего. Кредит доверия не бывает вечным.

Кроме того, в грузинских тюрьмах много лет томятся невинно осужденные осетины. Красноречивый пример с Георгием Засеевым. Его пожизненно осудили якобы за теракт в Гори, хотя он никогда в жизни в Гори не был. Я понимаю, что Совет Европы не может влиять на правосудие независимой Грузии. Но хотя бы заявить свою обеспокоенность возможной предвзятостью грузинских судов против осетин они могли? Европу совершенно не интересуют судьбы осетинских узников. Они обеспокоены только судьбами грузинских беженцев из Осетии. И ни разу не подняли вопрос о 120 тысячах осетинских беженцев, жертвах грузинского геноцида.

Мы не закрываемся от Европы. Мы хотим честных и равноуровневых отношений: офис ОБСЕ в Тбилиси должен быть равнозначен аналогичному офису в Цхинвале по своему статусу.

РГ: Но вам все равно неизбежно придется как-то выстраивать отношения с Грузией, ведь вы соседи. Если вместо Саакашвили придет иной политик, это возможно?

Кокойты: У нас нет ненависти к грузинскому народу. Могу сказать, что даже во время военных действий мы прятали у себя в здании МВД грузинских старух и стариков, среди которых были ветераны Великой Отечественной войны. Мы фактически спасли их, ведь они могли попасть под горячую руку тех, кто потерял родственников под грузинскими бомбами и танковыми гусеницами.

Я не думаю, что на место Саакашвили придет более адекватный человек, ведь все так называемые оппозиционеры первым делом летают в Вашингтон и там проходят кастинг на профпригодность. Для меня совершенно очевидно, что место Саакашвили займет не тот, кого выберет грузинский народ, а тот, на кого сделают ставку за океаном.

Но это не значит, что контакты с Грузией надо заморозить. У нас есть прекрасные примеры взаимодействия. Например по линии общественности. До войны, например, довольно успешно работала Лига матерей погибших. Те люди, которые не связаны с политическими процессами и грязными деньгами, вполне могут развивать связи. Контакты общественности, прогнозирую, будут усиливаться и даже будут брать на себя в какой-то мере обязанности большой политики между нашими двумя странами.

Досье "РГ"

Эдуард Джабеевич Кокойты родился 31 октября 1964 года в Цхинвале. Окончил Цхинвальскую среднюю школу N 5.

Трудовую деятельность начал электромонтером в Цхинвальском городском отделении связи.

1983-1985 гг. срочная служба в ПВО. Окончил Юго-Осетинский государственный педагогический институт. В 1990-1992 гг. - первый секретарь городского комитета комсомола.

С 1990-1993 гг. - депутат Верховного Совета Республики Южная Осетия первого созыва. Во время событий грузино-осетинского противостояния создал и возглавил отряд самообороны.

В 1997-2000 гг. работает торговым представителем в России.

18 декабря 2001 года избран на должность президента Республики Южная Осетия.

12 ноября 2006 года Эдуард Кокойты избран на должность президента Республики Южная Осетия повторно.

Женат, имеет троих сыновей.

В мире экс-СССР Южная Осетия Годовщина войны в Южной Осетии Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники