Новости

17.03.2009 03:00
Рубрика: Экономика

Финансовое противоядие

"Большая двадцатка" ищет пути выхода из кризиса

Министры финансов и главы центробанков стран "большой финансовой двадцатки" в минувшие выходные обсуждали введение новых механизмов по выходу мировой экономики из кризиса. В принятом по итогам встречи коммюнике, среди прочего акцент сделан на готовности стран с сильной экономикой помочь развивающимся рынкам справиться с бегством капитала.

Однако международные финансовые институты, в первую очередь МВФ, ныне сами испытывают финансовые трудности. "Денег на всех не хватит", - заявил глава фонда Доминик Стросс-Кан. И в этой связи богатые страны "двадцатки" должны оказывать финансовое содействие своим более бедным коллегам.

По оценкам, бюджет фонда должен быть удвоен и достигнуть 500 миллиардов долларов. Первой на просьбу МВФ откликнулась Япония. Заявили о своей готовности участвовать и Евросоюз, и Китай. К России пока никто не обращался, пояснил в эксклюзивном интервью корреспонденту "РГ" замглавы долгового департамента минфина, российский су-шерпа в "группе 8" Андрей Бокарев. "Но если такое предложение поступит, мы его рассмотрим", - сказал он, добавив при этом, что вопрос реформирования самого фонда продолжает оставаться на повестке дня.

Проведенная год тому назад реформа МВФ не принесла никаких результатов. Как и прежде, право принятия решений в рамках оказания финансовой помощи остается за США, ЕС и Японией, которые имеют перевес голосов. А передел квот, проведенный в пользу развивающихся стран, был чистой формальностью. МВФ, не секрет, дает кредиты на жестких политических условиях, которые навязывают основные акционеры фонда - США, ЕС и Япония. Выполнение же этих условий редко когда идет во благо. Яркий пример тому Аргентина. В конце 1990-х годов ее правительство четко выполняло все предписания. И страна оказалась на пороге дефолта, причем случилось это не в кризисное время.

Реформа фонда необходима еще и потому, что миру нужна международная организация, которая бы следила за тем, чтобы страны вели согласованную макроэкономическую и бюджетную политику. Российская сторона считает, что такой функцией можно было наделить реформированный фонд. Лидеры "двадцатки" в апреле на саммите в Лондоне, считают в российском минфине, должны обсудить предложения по такому контролю, к примеру, применение санкций к странам, нарушающим утвержденные показатели бюджетного дефицита или государственного долга.

Более того, Россия и Италия предлагают создать глобальный стандарт учета и отчетности для того, чтобы объединить все основные регулирующие документы и нормативные акты, которые регламентируются в рамках организаций на национальном уровне. И, конечно, необходимо модифицировать информацию о предоставлении отчетности, поскольку сегодня большинство стран столкнулись с ситуацией, когда существуют разные подходы, стандарты и национальные законодательства. Тут следует отметить, что даже международные организации, такие как Базельский комитет, Международный центр по ценным бумагам, Форум финансовой стабильности, имеют отличные друг от друга критерии и подходы к регулированию рынков. Требуется изменить подходы и к раскрытию информации с тем, чтобы она была доступной для рядовых инвесторов, а не только для рейтинговых агентств.

Не менее остро встает на повестку дня и вопрос поддержки национальных экономик. Надо, считают в российском минфине, четко определить, где должна заканчиваться граница государственной помощи. Она требуется в момент кризиса, но впоследствии может привести к существенным дисбалансам в экономиках - к нарастанию государственного долга, увеличению дефицита бюджета.

К слову сказать, ЕС уже отрицательно отнесся к американской идее по раскручиванию печатного станка. Кризис мог бы иметь гораздо менее разрушительные последствия, если бы в мире использовалась не одна, а несколько валют при международных расчетах. Россия предлагает сегодня расширить список таких валют, включив в него ряд региональных. А в будущем можно задуматься об отказе от какой-либо международной валюты, заменив ее, к примеру, на СДР, расчеты по которой ведутся в рамках МВФ. Тогда эмиссию международной валюты будет осуществлять не отдельно взятое государство, а какая-либо международная организация. Но этот вопрос в отличие от других, пояснил Бокарев, действительно будущего.

Комментарий

Валерий Миронов, заместитель директора НИИ "Центр развития" при Государственном университете - Высшей школе экономики:

- Встреча министров финансов "большой двадцатки" показала общий жесткий настрой стран Еврозоны и БРИК на спор с администрацией США по поводу необходимости изменения мировой системы финансового регулирования. Дискуссия предстоит острая. На мой взгляд, перевесят предложения США. Хотя и ненадолго, до окончания кризиса.

Показательно, что на встрече министр финансов России Алексей Кудрин обратил внимание на то, чтобы США и ЕС взяли "дополнительную ответственность за свою макроэкономическую политику". Саму по себе макроэкономическую политику контролировать трудно. Здесь, подразумевает Кудрин, нужен единообразный контроль за финансовыми институтами. Особенно за банками США и Великобритании, где их деятельность наиболее свободна от государственного вмешательства.

Установление же подобного контроля - это в первую очередь пересмотр базельских соглашений, которые предполагают либеральные меры регулирования банковского дела. Во многом они и привели к глобальному мировому кризису. Деньги стали рождаться из самих денег, то есть выпускаться на основе хитрых финансовых инструментов. Капиталы стали свободно передвигаться. Финансовые пирамиды - довлеть над реальным производством. И потеряв контроль над денежной массой, монетарные власти оказались неспособны проводить макроэкономическую политику, то есть бессильны перед кризисом. Что с этим делать, как в нынешних условиях организовать порядок контроля по ограничению или запрету выпускать банкам разного рода производные ценные бумаги, с помощью каких механизмов усилить контроль за рейтинговыми агентствами и их объективными оценками сложнейших финансовых сделок, на эти вопросы придется искать ответ сообща.

Понятно, что американцев устраивает текущий порядок. Они и дальше хотят выстраивать под себя либеральную международную финансовую систему, зафиксировать cвой статус-кво идеей поддержки спроса и реэкспорта. Например, для преодоления кризиса США предлагают, чтобы каждая страна тратила на стимулирование спроса не менее 2 процентов национального ВВП. В этой связи Международному валютному фонду предлагается скоординировать финансовую политику таким образом, чтобы помочь странам принять такой норматив. Для этого, по всем расчетам, МВФ должен быть докапитализирован на 250 миллиардов долларов. Япония и ЕС согласились "влить" в МВФ деньги. 50 миллиардов долларов ждут от Китая. Если мир примет только такой сценарий координирующей роли МВФ, то вопрос о глобальном реформировании мировой финансовой системы отойдет на второй план. И залатав местные проблемы, страны вернутся к той финансовой системе, которая была до кризиса. То есть либеральные меры облегчат выход из кризиса, хотя они же в кризис и ввели. Однако понятно, что через несколько лет ситуация повторится. И этого ни Европа, ни Россия, ни другие страны допустить не могут. Поэтому сразу же после окончания кризиса поднимут вопрос пересмотра глобальной финансовой архитектуры.

Что касается проблем протекционизма, о которой не раз заходила речь на встрече министров финансов, то здесь позиция у многих была схожа. Это затормозит процесс глобализации. В условиях кризиса вызывает ответный протекционизм и гонку девальвации, обесценение национальных валют. Однако на практике реализовать антипротекционистские меры - труднодостижимая задача. Например, не поддержи российское правительство наш автопром, он бы исчез окончательно. Но тем самым автомобильная автопромышленность в США и в Европе чувствовала бы себя гораздо здоровее. Так что мир ждет, что апрельский саммит поможет в поиске оптимальных и компромиссных решений по выходу из кризиса.

Экономика Макроэкономика