Новости

17.03.2009 03:00
Рубрика: Общество

Смерть ей к лицу

Бум пластической хирургии не вписан в правовые рамки

На днях в одной из московских клиник произошла трагедия: у 40-летней женщины во время операции по липосакции начался аллергический приступ. Затем остановилось дыхание и она умерла.

А месяцем раньше в другой известной клинике города чуть не погибла 35-летняя пациентка, которая решила изменить форму подбородка. Желание быть красивой обернулось для нее отеком головного мозга, остановкой сердца и дыхания и заражением крови.

Каждый такой случай чреват для медиков серьезными профессиональными проверками, судебными исками и нервотрепкой. Но даже если причиной стала врачебная халтура или низкая квалификация, дело закончится "по вышке" небольшим условным сроком для медика. А чаще всего денежным штрафом, не соизмеримым с той ценой, которую уже заплатил и еще заплатит изуродованный пациент. Вся беда, что наше законодательство безнадежно опоздало за бурным ростом пластики.

Количество судебных разбирательств прогрессирует. Счет пострадавших клиентов идет уже на тысячи, а летальных случаев - на десятки. Чуть ли не каждая десятая пластическая операция происходит с серьезными осложнениями. Некоторые хирурги признаются, что до 40 процентов пациентов просят исправить ошибки предыдущих "специалистов".

Согласно исследованиям специалистов из США, после процедуры липосакции у пациентов всех возрастов увеличивается возможность наступления смерти. Люди пожилого возраста, особенно после 65 лет, после вмешательства пластических хирургов часто живут не более трех месяцев. Согласно исследованиям ученых из медицинского центра Университета Вандербильта в США, женщины, которые прошли процедуру увеличения груди, подвержены суициду в три раза больше, чем остальные.

- Агрессивная реклама подобных услуг формирует вредные потребительские стандарты у людей и толкает многих из них на абсолютно не нужное им хирургическое изменение внешности, - считает директор Института демографических исследований Игорь Белобородов.

Рынок пластических операций даже в условиях экономического спада продолжает процветать. Пластическая хирургия, как бизнес, законодательно никем и ничем не регулируется. А потому, считают эксперты, этот рынок очень криминализирован. У всех на памяти убийство известного московского пластического хирурга Евгения Лапутина. Его смерть связывают с профессиональной деятельностью. Кстати, преступление до сих пор не раскрыто.

На этом рынке крутятся огромные деньги. Только в США американцы на "пластику" ежегодно тратят до 7 миллиардов долларов. Сколько в России - никто не подсчитывал. Причем рост таких пациентов предопределен. Американские психологи считают, что люди, вступившие на путь искусственного исправления недостатков своей внешности, оказываются в серьезной психологической зависимости. Для обозначения подобного недуга существует особый термин - "дисморфический синдром". Один раз попробовав и почувствовав эффект от пластической операции, люди уже многократно обращаются к этому виду "косметики".

Швейцарская медицинская ассоциация провела любопытное исследование. Выяснилось, что до 40 процентов пациентов российских клиник пластической хирургии недовольны результатами операций. Не исключено, что швейцарцам в условиях экономического кризиса есть резон очернять российских конкурентов. Но как быть со статистикой Мосгорбюро судебно-медицинской экспертизы, в которой говорится: до 8 процентов из общего числа возбужденных гражданских дел по поводу некачественного лечения приходится на неудачные пластические операции?

Как нынешний закон защищает пациентов, пострадавших от ошибок таких врачей? Защищает очень слабо. Вроде бы удачный пример с телеведущей Оксаной Пушкиной. Она с помощью кампании в СМИ довела дело до обвинительного приговора изуродовавшему ее врачу. Но та отделалась двумя годами условно и штрафом в 200 тысяч рублей.

Когда пациент попадает в подобный тупик, врач уговаривает его идти на мировую и предлагает бесплатную "работу над ошибками". Пациент соглашается, но не от хорошей жизни. Закон оставляет ему небольшой выбор - или отсудить компенсацию, которой не хватит на исправление дефектов, или пойти на соглашение с медиками. Чтобы доказать халатность в работе врача, необходима медицинская экспертиза. Но зачастую срабатывает врачебная корпоративность: коллега не осудит коллегу. А независимой врачебной экспертизы у нас нет.

Хотя пластическая хирургия стала популярной в России недавно, это не помешало ей всего за несколько лет стать одним из небезопасных элитарных "развлечений". Некоторые исследования утверждают, что до кризиса услугами пластического хирурга готов был воспользоваться каждый второй россиянин.

Общество Здоровье