Новости

23.03.2009 03:00
Рубрика: Культура

Шоу должно продолжаться!

Дирижер Энрике Маццола о русском опыте и о ситуации в итальянской опере
Текст: Валерий Кичин (Рим)

Энрике Маццола уже хорошо знаком нашим любителям классической музыки. Совсем недавно, в феврале, с большим успехом прошли два его московских концерта - с Национальным симфоническим оркестром и с оркестром и хором Большого театра. Запомнилась и уже давняя встречу с ним, когда он дирижировал "Севильским цирюльником" в театре "Геликон-опера".

Мы встретились теперь в Риме перед премьерой комической оперы современного итальянского композитора Луки Ломбарди "Голый король" по пьесе Евгения Шварца, которую поставил в Римской Национальной опере московский режиссер Дмитрий Берман. Разговор начался с его недавних московских впечатлений.

Энрике Маццола: Они очень сильные. Энергетика русских музыкантов изумительна. Интересно, что буквально через день после того, как состоялся последний концерт с оркестром и хором Большого театра, я сел в самолет и полетел в Рим, где Дмитрий Бертман начинал репетировать "Голого короля". Я думаю, Москва теперь одно из немногих серьезных мест в мире, где еще понимают музыку. И хотя гонорары за выступления там намного ниже, но уровень музыкальной жизни - самый высокий. Сегодня это музыкальная столица мира.

Российская газета: Мы-то в России думали, что музыкальная столица  - Рим! Что, это уже не так?

Маццола: А когда Рим был музыкальной столицей? Италию считают музыкальной страной только благодаря опере. Италия очень хорошо умеет создавать и еще лучше умеет терять созданное. Она создает идею, а развивают ее другие. Так что теперь Италия не только не является музыкальным центром мира, ее даже нельзя назвать центром оперного искусства. Я дирижировал во многих странах. Теперь такие музыкальные центры - Париж, Берлин. В сентябре я дирижировал "Реквиемом" Верди с барселонском "Лисеум" - в этом театре очень высокое качество исполнения. Вообще, в Испании опера развивается очень успешно. Вот недавно построили потрясающий театр в Валенсии.

РГ: А Вена?

Маццола: Что такое высокий профессионализм в опере? Стабильно высокое качество. А в Венской опере меняют оркестр едва ли не на каждом спектакле. Премьера там - почти всегда фантастика. Но посмотрите тридцать пятое представление - вам не захочется ходить в оперу. Это проблема немецкой репертуарной системы. Москва выгодно отличается и в этом отношении: ее главные симфонические оркестры входят в число лучших в Европе. Это касается и стиля работы: высокий профессионализм, серьезное отношение к делу, высокая дисциплина.

РГ: У вас был и опыт работы с театром "Геликон-опера".

Маццола: Более десяти лет назад. Я там дирижировал "Севильским цирюльником". И был в Москве тогда впервые. В 1997 году она сильно отличалась от того города, который я увидел теперь. Это была Москва, полная мечты и надежд. Теперь мне она показалась городом, где чувствуется разочарование. Совершенно очевидны социальные контрасты: супер-богатые и, рядом, супер-бедные. И все же я почувствовал там веру в будущее. В этом главное отличие сегодняшней России от Италии. В России молодые жаждут этого будущего, в Италии - живут только сегодняшним днем. Вот почему я хочу дирижировать в России. Я говорю это сейчас не потому, что вы из России. Я то же самое сказал бы и итальянскому журналисту.

РГ: Поговорим об опере. Каково ее состояние сегодня. Есть ли в ней потребность у современной итальянской публики?

Маццола: Публика любит развлечение. Опера - вид такого развлечения. Но она не может уподобляться музею. А в Италии опера словно законсервировалась. Никто не думает, что ей нужно развитие - как это происходит за пределами Италии. Опера - не только музыка, это визуальные впечатления, это акустические эффекты. Я думаю, для итальянской оперы пришло время пробудиться от спячки. Шоу должно продолжаться! Реформация оперы - самая насущная наша проблема, ее нужно решать как можно скорее. Главная часть ее публики пересекла рубеж пятидесятилетнего возраста. Молодые не ходят. Более того, в наших школах перестали учить музыке. И молодежь перестала ею интересоваться. Но понятно, что без притока молодой аудитории опера просто умрет. Я думаю, единственно разумный способ решить эту проблему - делать оперные спектакли более интересными и, я бы сказал, более кинематографичными.

РГ: Что в этом смысле вы можете сказать о "Голом короле"?

Маццола: Это выразительное исключение из правила. Мы имеем в ней итальянскую оперу и русского режиссера, который принес с собой нечто очень необычное для Италии. Конечно, я тоже вношу свой опыт, наработанный в европейских театрах.  Это своего рода космополитическое шоу, и я думаю, такой эксперимент окажет очень позитивное влияние на итальянский театр. Интересен сам тип оперы: с одной стороны, очень простой музыкальный язык, с другой - сложная музыкальная структура и высокая степень символики.

РГ: Что вы думаете о исполнении главной партии Свинопаса поп-звездой итальянской эстрады Элио?

Маццола: Я работал с Элио уже пять раз. И на современной опере, которую мы делали для россиниевского фестиваля, и в концертах. Нам очень хорошо работается вместе. Он популярен среди молодежи, и его имя поможет привлечь ее внимание.

РГ: Вы собираетесь приехать в Москву снова?

Маццола: Я бы мечтал об этом. Но хочется не просто приезжать с разовыми концертами - было бы интересно начать какой-то большой совместный проект. И конечно, для меня было бы большой честью, если Дмитрий Бертман пригласит меня на открытие реконструированного здания его театра.

Культура Театр