Новости

01.04.2009 03:00
Рубрика: Экономика

Торговля устроит всех

Владимир Малышков: У нас только в одной сфере услуг 47 тысяч вакансий, а это больше, чем в столице зарегистрировано безработных

Будут ли введены карточки на продовольствие в столице? Кто не пускает фермеров со своей продукцией в Москву? Остановят ли свои скачки цены? На эти и другие вопросы читателей ответил по "горячей линии" "РГ" руководитель департамента потребительского рынка и услуг столицы Владимир Малышков.

Других карточек не будет

Полина Сухарева, пенсионерка, г. Москва: Владимир Иванович! Говорят, скоро введут карточки на продовольствие. Это правда? Неужели снова будем жить, как в войну?

Владимир Малышков: Никаких карточек в Москве не будет. Зачем они, если продовольствия в городе до нового урожая хватит? Кто вообще пустил такие слухи?

Российская газета: В Госдуме на этот счет законопроект имеется - о карточках для малоимущих.

Малышков: У столичных пенсионеров, многодетных семей, инвалидов и других категорий малообеспеченных граждан есть социальная карта москвича. По ней они получают 10-15-процентные скидки на продукты в 466 социальных магазинах, которые обязались предоставлять их владельцы по договору с правительством Москвы. Город дает им за это льготы при аренде помещений и по оплате коммунальных услуг. Еще примерно тысяча магазинов по этой карте предоставляют 5-10-процентные скидки. В общей сложности скидками пользуются 2 миллиона москвичей.

Межуев Михаил Мефодьевич, г. Москва: В "РГ" за 8 мая 2008 года было опубликовано сообщение, что правительство Москвы приняло постановление о некоторых мерах поддержки отдельных категорий жителей столицы. В соответствии с этим документом мой отец, участник Великой Отечественной войны, обратился в свою районную управу Раменки Западного административного округа. Ему сказали, что знать ничего не знают и слышать ничего не слышали.

Малышков: Это какое-то недоразумение. Ваш папа прикреплен к социальному магазину?

Межуев: Да, к "Копейке", получает там 10-процентные скидки.

Малышков: Это один вид поддержки, предусмотренный тем постановлением. Далее. Как ветеран ВОВ, он может раз в месяц бесплатно или со скидкой постричься в парикмахерской.

Межуев: В управе на сказали, что у них было немного талонов, но все отдали в Совет ветеранов. Больше нет, и не ждите.

Малышков: Я обязательно разберусь с этим. Оставьте, пожалуйста, свой адрес и номер телефона.

РГ: Мэр Москвы недавно сказал, что в школах будут бесплатно кормить детей, родители которых оказались безработными. Но в департаменте образования утверждают, что этого еще нет.

Малышков: Предложение одобрено. А не действует потому, что из школ нет заявок.

РГ: Какие документы нужно предоставить для того, чтобы ребенок получил бесплатное питание?

Малышков: Справку с биржи труда, что отец или мать поставлены на учет как безработные. На другое утро их сын или дочь получат в школе бесплатное питание.

Подешевели яйца и куры

РГ: Владимир Иванович! Во всем мире в кризис цены на продовольствие падают, а у нас растут. Почему?

Малышков: И у нас кое-что дешевеет. Например, яйца в Москве за две последние недели упали в цене на 1,5 процента, куры - на 0,3, масло подсолнечное и сметана - на 0,1. На месте стоят пока цены на говядину, сливочное масло, пшеничную муку, картофель, яблоки. Но кое-что и подорожало: на 1,1 процента - капуста, на 0,2 - морковь и творог, на 0,1 - лук и гречка. В целом же в конце марта наметилась тенденция снижения роста цен на продовольствие - с 0,7 процента до 0,3 за неделю. В апреле, думаю, произойдет их стабилизация.

РГ: Вопрос в том, надолго ли? В народе говорят: вот съедим старые запасы, цены снова и запляшут...

Малышков: К продуктам, закупаемым за рубежом, это не имеет никакого отношения. Ведь в договоре, заключенном на этот год, скажем, в ноябре прошлого года, указывается только объем. Расплачиваются же, как принято в мировой практике, по ценам, складывающимся на фондовом рынке. Поднимутся цены на продовольствие по другой причине. Дело в том, что слишком велика зависимость России в обеспечении продовольствием от заграницы. Москва, например, за рубежом покупает 80 процентов мяса, а говядины - почти 90. Ситуация была бы еще хуже, если бы столица не начала скупать разоренные колхозы и потихонечку их восстанавливать. В результате сейчас у нас почти три десятка агрохолдингов, которые в этом году поставили городу 18 процентов потребляемой продукции. Не будь их - считай, чуть ли не каждый пятый килограмм пришлось бы покупать за рубежом за валюту. Представляете, какие затраты потребовались бы, если учесть, что товарооборот города по продовольствию составляет 630 миллиардов рублей!

РГ: То есть цены росли бы еще быстрее?

Малышков: Конечно. А сейчас они в Москве растут медленнее, чем в целом по стране. По России с начала года продукты подорожали на 4,5 процента, в Санкт-Петербурге - на 4,8, а в столице - на 3,8. С помощью своих запасов удается сбивать и ажиотаж, который то и дело возникает вокруг какого-нибудь вида продовольствия. В этом году, например, вдруг разгорелся сахарный бум. Город сразу же выставил из своих резервов сначала порядка 257 тонн по отпускной цене для аккредитованных магазинов 20 рублей 89 копеек за килограмм. С учетом транспортной и торговой наценок этот сахар попал на прилавок для ветеранов и других малоимущих москвичей по 23-24 рубля за килограмм. В коммерческих же магазинах продавался по 28 рублей. Но дефицита в городе не было, поэтому страсти быстро затихли.

РГ: Но кардинально повлиять на продовольственное обеспечение городские власти не в состоянии?

Малышков: Это можно сделать только на государственном уровне. А у нас, к сожалению, никто не контролирует ситуацию на таком громадном рынке, как российский. Разве можно видеть из Москвы, что нужно в Красноярском крае или, наоборот, с Дальнего Востока - в чем нуждается Москва? А в России нет даже своего министерства торговли. Таких стран во всем мире всего десятка полтора наберется. В США, например, в этом министерстве 6 тысяч человек работают! У нас же, к сожалению, нет и закона о торговле, а значит, и твердых правил. Руководствуемся 600 подзаконными актами!

РГ: Но вы же доктор наук, профессор. Возьмите и напишите закон!

Малышков: Написали давно. Обсудили на Всероссийском совещании в Екатеринбурге, все участники подписались под проектом. И вот уже четвертый год он находится в правительстве РФ. Сначала лежал у Грефа и Набиуллиной, затем у Христенко и Зубкова... Единственное, что с ним сделали за это время руками разных ведомств - минпромторга, ФАС, минсельхоза и других, - выхолостили почти весь документ. И знаете, почему они это делают? Потому что для них важнее ведомственные интересы, а не покупателя.

Кто стоит на пути у фермера?

Латыпов Рафкат Закирович, глава фермерского хозяйства, Тверская область: Владимир Иванович! В течение пяти лет безуспешно пытаюсь добиться у управы района Строгино разрешения поставить палаточку или лоток для торговли овощами. Помогите, пожалуйста.

Малышков: С палаткой не помогу, их установка в Москве запрещена. Помогу другим: выделим вам место на сельхозрынке.

Латыпов: Бесполезно. И вас не послушают, и меня туда не пустят, я уже пробовал. Да и цены там, знаете, какие - 1,5 тысячи рублей за день.

Малышков: Дайте мне ваш номер телефона. Обещаю, что место на сельхозрынке получите. Нужно будет два - получите два.

Латыпов: К тому же работают эти рынки всего три раза в неделю, хотя москвичи хотят есть каждый день...

Малышков: Сельхозрынки работают каждый день!

Латыпов: Мне в Строгине бы хотелось, по пути из дома...

Малышков: Найдем рядом. Побольше бы вас, фермеров, было!

Латыпов: Нас много, целая ассоциация в Тверской области. Но других тоже не пускают. Спекулянты на кольце скупают все и тут же перепродают втридорога. У меня в прошлом году несколько тонн лука, моркови и картофеля сгнило. Один раз через управу пробился на рынок выходного дня, но через три дня сказали: все, больше работать не будешь. Накипело уже - дальше некуда.

Малышков:

Для меня эта проблема не новость. Понимаете, в чем дело? Раньше в каждой области и районе были торгово-закупочные базы, которые покупали сельхоз продукцию, а затем продавали населению или государству. Эту систему разрушили, а другой не создали. И теперь если и ездят по России, то спекулянты. На этой неделе будем подписывать соглашение с Центросоюзом о сотрудничестве, снова вернемся к вопросу, как исправить сложившуюся ситуацию.

Торговля без работы никого не оставит

РГ: Торговля всегда давала в бюджет города приличную долю налогов...

Малышков: И сейчас дает. За прошлый год вместе со сферой услуг от нее поступило более 20 процентов налогов только от предприятий. Пять лет подряд находимся на первом месте по наполнению бюджета Москвы.

РГ: Сейчас во всех отраслях падают доходы, из-за чего, по оценкам экспертов, в ближайшее время столице придется урезать бюджет с 1 триллиона 300 миллиардов до триллиона. Торговля тоже теряет?

Малышков: Да. Мы чувствуем это по магазинным чекам. Количество их не снижается, а вот стоимость одного чека уменьшилась на 20-25 процентов. Это значит, что если раньше москвичи покупали сырокопченую колбаску, то теперь многие довольствуются вареной. Налогов будет собрано, по моей оценке, меньше на 25-35 процентов.

РГ: В 90-е годы, когда встали многие заводы и фабрики, москвичей спасла уличная торговля. А сейчас эта ниша занята - кругом рынки, магазины...

Малышков: Уличной торговле возврата больше нет. А вот чтобы сохранить рабочие места для москвичей, правительство Москвы на время кризиса приняло мораторий на закрытие даже тех рынков, которые планировалось прикрыть в этом году.

РГ: Спасает их это? Не разоряются?

Малышков: Все 96 работают - и сельскохозяйственные, и строительные, и автомобильные.

РГ: А вот на небольших магазинах, расположенных в шаговой доступности от жилья, кое-где появились таблички "закрыто", "помещение сдается в аренду"...

Малышков: Таким магазинам и в самом деле очень трудно выживать. Представьте себе, каково им обеспечить ассортимент и удержать цену, разъезжая по базам, чтобы с одной привезти 50 килограммов колбасы, с другой - 30 килограммов рыбы, с третьей - 100 килограммов овощей... На оплате одних транспортных услуг разоришься, а ведь еще за электроэнергию надо платить, за коммуналку. Пользуясь моментом, такие магазинчики сейчас скупают сетевые структуры, оставляя их как бы в качестве своих партнеров, но логистику беря на себя. Легче выжить владельцу 5-6 магазинов: можно сформировать групповой заказ. А вот помощь одиночкам берет на себя город. Те, что относятся к малому бизнесу, платят символическую плату - 1000 рублей за квадратный метр в год за арендованные у города помещения. Оплачивает город и 50 процентов кредитной ставки.

Не для того мы создавали эту сеть из 5,5 тысячи предприятий, чтобы потерять ее. К тому же это ведь тоже рабочие места.

РГ: Почти во всех отраслях идут увольнения. Безработица в городе выросла до 42 тысяч человек. В вашей сфере тоже происходит сокращение кадров?

Малышков: Нет. У нас - дефицит кадров. Если взять вместе с бытовым обслуживанием, не хватает даже 47 тысяч человек. Менеджеров по продажам, продавцов-кассиров, грузчиков, упаковщиков товаров, барменов, кондитеров, официантов... Всю столичную биржу труда трудоустроим. Пусть приходят!

РГ: Может, мало платите?

Малышков: Судите сами. Средняя зарплата в торговле - 22 146 рублей, у менеджеров - от 18 до 26 тысяч, уборщики получают 12-14 тысяч рублей. С голоду не помрешь, и семью прокормишь.

Экономика Работа Занятость Экономика Товары и цены Кризис в отраслях и регионах
Добавьте RG.RU 
в избранные источники