Новости

01.04.2009 00:30
Рубрика: Культура

Гойе не снилось

В "Красный факел" запустили "Саранчу"

Пьесы сербского драматурга Биляны Срблянович уже не первый год привлекают внимание отечественного театра.

Полные горьких обобщений, они являются социальными гротесками. Такими были "Семейные истории" или "Америка. Часть 2". Переехав во Францию, Срблянович отчасти изменила себе и написала хоть и резкую, но глубоко лирическую, почти исповедальную пьесу о предельном разладе поколений, о перевернутом мире, в котором молодые говорят о смерти, а старики - о будущем. По крайней мере именно лирический мотив стал определяющим для режиссера Василия Сенина, который поставил пьесу в новосибирском "Красном факеле".

В отличие от стильной и холодной московской постановки Романа Козака он прочитал пьесу как обжигающее свидетельство последних времен, где отсутствие любви стало ключевым в отношениях четырех поколений - от 11-летней девочки до 80-летнего старика. Он взглянул на всю историю глазами главного персонажа по имени Надежда, одинокой женщины 35 лет, которая подобно герою "Божественной комедии" оказалась в сумрачном лесу своей жизни. Отринутая за что-то своей бабушкой, она мечется в поисках любви, но на любой призыв о помощи откликается резким и грубым отказом. На этой дороге ей встречается стареющий тележурналист Макс, звезда эфира (Лаврентий Сорокин), боящийся старости и смерти; его бывшая жена (Татьяна Классина), выгоняющая свою мать (Галина Алехина) из дома; его коллега телеведущая (Галина Кривонос), которая составляет с маленькой дочерью боевой отряд стерв против своего мужа; муж тоже - тот еще тип, подкаблучник с изуродованной реальными и семейными военными действиями психикой (Андрей Черных); его отец - циничный хамелеон-академик, который умирает на глазах девочки-садистки, спокойно смотрящей телевизор; Фредди, брат "стервы", ставший геем и от страха перед старостью делающий себе одну подтяжку за другой (Константин Телегин), который уводит своего больного отца на дальнюю автозаправку и оставляет там одного.

Сенин разворачивает пьесу во все стороны, заставляя вспомнить о гойевском "Каприччио". Вслед за Срблянович он не столько ужасается и саркастически смеется, сколько идентифицирует себя с некоторыми героями пьесы. И оттого его очерк современности звучит еще страшней. В финале спектакля Надежда (которую Елена Жданова играет парадоксально - мягко, без намека на неврастению) узнает, что ее бабушка два года как умерла. Сцена внезапно превращается в кладбище, и только здесь становится понятно, что пьеса Срблянович и вправду имеет отношение к дантовскому "Аду". Макс умирает под тихий шепот Надежды, и ровный молочный туман, освещенный кладбищенскими свечами, заливает все пространство.

Василий Сенин, художник Илья Кутянский и художник по изысканным костюмам Фагиля Сельская превратили социальный гротеск Срблянович в экзистенциальную драму, придав пьесе дополнительный объем и позволив актерам создать выразительную галерею образов.

Культура Театр Театральный дневник Алены Карась
Добавьте RG.RU 
в избранные источники