Новости

03.04.2009 08:00
Рубрика: Власть

Двадцать в лодке, не считая финансов

Мировые лидеры ищут выход из кризиса

Международный бизнес-центр "Эксель", где проходил саммит "большой двадцатки", - место довольно мрачное.

Он находится на берегу Темзы в районе Королевских доков. Но и повод для сбора лидеров был невеселый. Никто не ждал, что обсуждение будет легким - двадцать стран, двадцать экономик и почти столько же взглядов на то, как следует выходить из кризиса. Но все оказалось не так страшно.

Лидерам удалось согласовать итоговый текст коммюнике и пойти на компромисс - включить пункт как о беспрецедентных - в размере 1 трлн долл. - вливаниях в финансовые институты, так и положение о необходимости регулирования финансовой политики.

Основными вопросами саммита стали реформа финансовых институтов, прежде всего МВФ, борьба с протекционизмом и регулирование финансовых потоков. Как и на прошлогодней встрече в Вашингтоне, каждый из лидеров выступал с небольшой речью, отражающей собственное видение того, каким способом вернуть мировую экономику к нормальной жизни. Порядок выступавших, чтобы никому не было обидно, определялся сроком пребывания на посту главы государства.

Из России с рецептом

Речь российского президента основывалась на тех предложениях, которые Москва отправила в Лондон в канун саммита. Дмитрий Медведев говорил о том, что дна кризиса мир еще не достиг, но коллапса финансовой системы удалось избежать за счет вливаний со стороны центробанков. Тем не менее доверие на кредитных рынках пока не восстановлено, к тому же реальный сектор лихорадит. Минимизация же последствий кризиса и стабилизация - тактические задачи, а надо думать и о стратегии, о создании новой транспарентной международной финансовой системы, с учетом интересов разных стран. Потрясения глобальны, значит, и ответы на них также должны быть глобальны.

Главный глобальный ответ, по мнению Медведева, - это создание новой международной архитектуры финансовых отношений - предсказуемой и прозрачной, с четкой правовой основой. Страны должны нести равномерную ответственность за принятие решений. Для этого надо действовать решительно, без промедлений - выходить на консенсусные и инновационные решения.

Медведев рассказал коллегам про российский опыт борьбы с кризисом и добавил, что предпринятые меры вполне достаточны. Аккуратно затронув тему протекционизма, он подчеркнул, что стимулированием внутреннего спроса занимались все страны в той или иной степени. Беспрецедентные вливания в банковский сектор и системно важные отрасли, субсидии отечественным производителям, изменение таможенных пошлин - этим занимались многие страны. Когда речь шла об экстренных мерах по поддержке экономики своей страны, у многих просто не было другого выбора. И Россия - не исключение.

Но откат к протекционизму и в дальнейшем способен лишь ухудшить ситуацию в мировой экономике, спровоцировав дальнейшее сужение глобального спроса, считает Медведев. Россия, по Медведеву, намерена сделать все возможное, чтобы не допустить принятия новой череды подобных защитных мер.

По словам российского президента, самый серьезный риск для преодоления кризиса - отсутствие цельного представления обо всех программах стимулирования, предпринимаемых в разных странах, и о степени их влияния на глобальный бюджетный дефицит. Такую информацию надо раскрывать, считает он, и организовать тесную координацию на международном уровне национальных макроэкономических политик. Транспарентность должна быть подчинена единым принципам во всех ведущих странах. И здесь поможет расширенный Форум финансовой стабильности. Решение о его расширении - убедительное свидетельство того, что вашингтонские договоренности выполняются, считает Медведев.

Другой тезис Москвы - необходимость принятия стандартов макроэкономической и бюджетной политики, соблюдение которых являлось бы обязательным для ведущих мировых экономик.

Одной из главных задач встречи можно назвать регулирование финансовых рынков. Медведев считает, что нужны глобальные стандарты раскрытия информации о деятельности рыночных институтов: данные о крупных сделках, о бонусах менеджмента, о собственниках должны быть доступны всем. Нужно обязательно сделать достоянием общественности данные о тех, чья непрофессиональная работа привела предприятие к банкротству, считают в Москве.

Прозрачными должны стать и хедж-фонды, и государственные регуляторы. Это касается даже назначения чиновников, тем более когда государство временно берет на себя некоторые рыночные функции. Одновременно Россия предлагает расширить функции институтов саморегуляции потребителей - они даже могли бы участвовать в советах директоров.

Кроме того, не менее важно и решение о разработке международного соглашения, определяющего глобальные стандарты регулирования и надзора в финансовом секторе - SURF. Среди новаций, которые можно внести в соглашение, - новые единые правила по финансовой отчетности, обмену информацией, "несотрудничающих" юрисдикций, рейтинговых агентств. Можно было бы даже опубликовать список офшоров, а также начинать создавать международные арбитражи.

Одна из главных идей, с которыми Медведев приехал в Лондон, - реформа валютной системы. Ссылаясь на успехи евро в качестве общеевропейской валюты, Россия предлагает новую резервную валюту, возможно, частично обеспеченную золотом. Выпускать ее могут международные финансовые институты. Правда, на самом саммите это не обсуждали - только на полях.

Вступился Медведев и за развивающиеся страны: помощь им не должна снижаться. Россия в ближайшие три года выделяет дополнительно 100 миллионов долларов на эти цели.

Надо пересмотреть и квоты в международных финансовых организациях в пользу развивающихся стран. Ресурсы МВФ, конечно, надо увеличить, но только если фонд реформируется. Иначе Россия идею не поддержит.

Сколько президентов, столько и мнений

Еще до встречи в Лондоне по многим вопросам в стане лидеров "двадцатки" наметился серьезный раскол. Фактически образовалось два лагеря, один из которых во главе с США, Японией и Китаем выступает за выход из кризиса за счет государственных расходов, а другой, в основном состоящий из европейских стран, наоборот, ратовал за ограничение этих расходов.

Проблема в том, что суть многих предложений, выдвинутых к лондонскому саммиту "двадцатки", ставит под сомнение дальнейшее преобладание в мире англосаксонской модели капитализма, которая основывается на преобладающей роли рынка, дерегулировании и индивидуалистической идеологии. Эта модель как устраивала, так и вполне устраивает Соединенные Штаты, зато многие другие страны предлагают в срочном порядке менять основы финансовой архитектуры.

"Саммит обязан определить контуры новой архитектуры мирового финансового рынка, - заявил президент Франции Николя Саркози, выступавший на саммите дуэтом с канцлером Германии Ангелой Меркель. - Необходимо создать наблюдающую структуру и наделить ее полномочиями, следить за движением денег". Причем характер контроля должен быть глобальным и распространяться на все национальные рынки. А те страны, которые не собираются выполнять решения "двадцатки", он предложил назвать публично.

Эту ответственность на себя решила взять Меркель, сразу же указавшая на США. По ее мнению, именно Вашингтон даже не пытается пересматривать практику работы финансовых институтов, и вообще пора ломать тенденцию, когда стороны не занимаются поиском главных проблем кризиса, да еще и не выполняют ранее взятые на себя обязательства.

Между тем Франция и Германия считают, что начало реформирования мирового финансового рынка - вопрос решенный. "Мы приехали решать важные вопросы, а не обсуждать второстепенные детали", - заявил французский лидер. Настрой Саркози был такой, что прошла информация, будто Франция и Германия вообще могут отказаться от подписания итогового документа, если их позиция не будет учтена. Но уезжать, как сообщали некоторые западные газеты накануне саммита, Саркози не стал. Решил все-таки поговорить о кризисе.

Париж и Берлин в первую очередь настаивают на усилении финансового регулирования и увеличении резервов Международного валютного фонда. В частности, Николя Саркози считает, что в первую очередь должны быть выработаны четкие правила контроля хедж-фондов и новый взгляд на работы офшорных финансовых центров.

В Париже при этом не скрывали недовольства Великобританией, которая занимала недостаточно жесткую позицию по офшорам. Зато премьер-министр Гордон Браун выступил за вполне конкретное - и наиболее достижимое - предложение к саммиту, касающееся увеличения средств МВФ минимум на 500 миллиардов долларов. "Существенные финансовые вливания необходимы для МВФ, чтобы позволить ему развиваться и поддерживать уязвимые экономические системы, защищая их от финансового краха, - соглашался с ним премьер-министр Австралии Кевин Радд. - Австралия также заинтересована в разрешении этой проблемы, поэтому всегда будет голосовать за стимулирование мировой экономики".

Одной из задач очередной встречи "двадцатки" Браун также называл коллективный отказ от любых протекционистских действий и придание импульса торговле, на что должно быть выделено по крайней мере 100 миллиардов долларов.

Против протекционизма лидеры "двадцатки" выступили еще на саммите в Вашингтоне в конце прошлого года, однако по сути это стало лишь политическим заявлением, а на практике страны активно защищали собственные экономические интересы в ущерб мировой торговле. Поэтому нет ничего удивительного, что к лондонской встрече вопрос об отказе от протекционизма зазвучал с новой силой. На этом акцентировала внимание Ангела Меркель, на это напирал австралийский премьер-министр.

Компромисс как итог

Еще до обеда лидеры прошлись по всем пунктам предварительного варианта итогового коммюнике. Главное - макроэкономическая ситуация, финансовое регулирование рынков, реформирование международных финансовых организаций, торговля и восстановление экономики после кризиса. Участники успели высказаться по разным темам по несколько раз. И в итоге сделали почти невозможное - достигли компромисса. С одной стороны, они договорились "залить" кризис деньгами, пообещав выделить до 1,1 триллиона долларов на борьбу с кризисом. Эта сумма включает и прямую помощь, и заимствования наиболее пострадавшим странам. Параметры и размер помощи - пока предмет обсуждения. При этом у Москвы есть оговорка: деньги МВФ получит, только если даст четкие гарантии своего реформирования. "МВФ должен изменить ряд своих характерных черт, свои функции, порядок принятия решений", - считает Дмитрий Медведев. По его словам, значительная часть помощи пойдет через фонд ЕврАзЭС и по линии двусторонних соглашений РФ с соседними странами, нуждающимися в поддержке. Кстати, реформу МВФ поддержали почти все - разница в подходах стран лишь в методах и глубине реформирования.

С другой стороны, и Европейские предложения об усилении регулирования были учтены. Дмитрий Медведев также остался доволен разговором. На итоговой пресс-конференции он рассказал, что государства проявили весьма ответственный подход. В отличие от "ознакомительного" саммита в Вашингтоне, где многие вопросы носили общий характер, а в декларации содержался набор тем, сейчас пришли к вполне конкретному документу по преодолению кризиса, доволен российский лидер. Конечно, все вопросы решить невозможно, да и цели такой не было. Медведев не исключил, что по итогам саммита могут быть заключены международные соглашения по темам протекционизма, судьбы финансовых институтов и ответственности государств за макроэкономическую политику.

Предложения России во многом созвучны записанному в коммюнике, рассказал российский шерпа Аркадий Дворкович. Это касается и международных институтов, и стандартизации регулирования финансовых рынков, и того, чтобы экономическая политика, проводимая одной страной, не оказывала негативного влияния на другие. Дворкович оценил саммит как "шаг вперед" по сравнению с вашингтонской встречей.

Не огорчило Москву даже то, что идея супервалюты так и не прозвучала в официальной части саммита. "Это не самая простая тема, и никто не рассчитывал, что сегодня будет решение", - сказал Медведев. Задача в том, чтобы национальные валюты чувствовали себя нормально, а резервные были предсказуемы, пояснил он. "Но это не означает, что нас устраивает ситуация с резервными валютами. В параграфе 12 коммюнике говорится о том, что мы предпримем все усилия для сбалансированной монетарной политики, - рассказал президент. - Это значит, что мы вернемся к этому вопросу". Пока дискуссия по новой резервной супервалюте, уточнил российский шерпа Аркадий Дворкович, должна проходить в рамках МВФ.

По протекционизму было принято специальное заявление. Страны обещали воздерживаться от примитивных защитных мер и внимательно пересмотреть уже принятые. Если они неэффективны, надо отказаться, но сначала надо в этом убедиться, считает российский президент.

В коммюнике также зафиксировано, что надо следить за вознаграждениями менеджеров крупных компаний. Медведев признался на итоговой пресс-конференции, что сразу после возвращения в Москву даст указание на этот счет. "Топ-менеджеры компаний с госучастием или полностью государственных не должны получать огромные бонусы, а должны "самоограничиться", - считает он. - Нужно вести себя прилично в этой ситуации".

Но, несмотря на позитивные результаты саммита, перелома ситуации не произошло, считает Медведев, ведь закономерностей развития кризиса никто не знает. "Не могу сказать, что после сегодняшних решений ситуация кардинально изменится", - продолжил он. Но шансы выйти из кризиса совместно есть, уверен президент: еще 20 лет назад и представить было нельзя, что такие разные страны соберутся вместе и быстро договорятся в трудной ситуации. Это отмечали многие участники саммита. После Великой депрессии, например, потребовалось 15 лет и одна война. "Скорость, с которой мы действуем, наводит на мысль, что многие решения, которые мы принимаем, будут достаточно эффективны", - заключил он.

Поделился российский президент и своими впечатлениями от Барака Обамы. "Я действительно рад, что познакомился с президентом США, - сказал он. - Это была хорошая встреча, и мне показалось, что нам удалось найти контакт. На многие вопросы мы смотрим одинаково". Но есть и расхождения. "Не могу сказать, чтобы мы сильно продвинулись по сложным вопросам", - признал Медведев. Но ему явно понравилось то, что президент США умеет давать точные ответы на конкретные вопросы. "Беседовать с ним легко", - заметил президент.

"Хорошие личные отношения являются очень благоприятным фоном для развития межгосударственных отношений". Хотя, по его мнению, бывает и такая ситуация, что личные отношения хороши, а вот межгосударственные - оставляют желать лучшего.

Отметил Медведев и "совершенно другой подход" к обсуждению проблемы ПРО - "наши партнеры готовы обсуждать варианты".

Власть Работа власти Внешняя политика В мире Европа Великобритания Хроника кризиса-2008 Саммит G20 в Петербурге
Добавьте RG.RU 
в избранные источники