20idei_media20
    08.04.2009 02:00
    Рубрика:

    В ближайшие пять лет цена нефти не поднимется выше 30-50 долларов за баррель

    На состоявшемся в марте в Вене заседании ОПЕК было решено оставить квоты на добычу нефти без изменений до мая. Наблюдатели считают, что это способствует некоторому оживлению мировой экономики и возвращению предсказуемости цен на биржах.

    Но что будет с ценами на нефть через год - три - пять? Цикличность их формирования подсказывает, что рано или поздно они начнут расти. Вопрос только когда и до какого уровня. Эксперты, собравшиеся в начале марта на очередное заседание Экономического клуба ФБК, были сдержаны в своих прогнозах: 30-50 долларов за баррель в течение ближайших пяти лет.

    Однако в российской элите сегодня доминирует мнение о том, что снижение краткосрочно, на один-два года, и цены на нефть опять вернутся к уровню 80-100 долларов. Несомненно, очень этого хочется.

    Бывший заместитель министра энергетики РФ Владимир Милов считает, что нет никаких оснований ожидать такого скачка. По самым оптимистическим прогнозам, всерьез о возвращении спроса на сырьевые товары раньше конца 2010-го - начала 2011-го говорить не приходится. И даже если спрос начнет расти, сработают новые факторы сдерживания, возникшие в последнее время.

    На нефтяном рынке резко вырос объем свободных добывающих мощностей, которые, по последним данным, составляют 5,6 миллиона баррелей в день, а также существенно увеличился объем складских запасов нефти в Западной Европе. Это значит, что рост спроса на нефть при необходимости можно будет покрыть, просто задействовав существующее производство.

    К слову, рост запасов в странах Запада в четвертом квартале впервые за долгий период составил в противовес стандартной сезонной практике 170 тысяч баррелей в день. Это уже тенденция. Сегодня Россия выступает за создание новых запасов, для чего, естественно, потребуются значительные инвестиции, которые, надо сказать, хоть и дороги, но стоят столь необходимой экономике рыночной предсказуемости. В этом же ключе идет разговор о долгосрочных договорах на поставки по примеру газового сегмента экономики.

    Игра на нефтяных фьючерсах 2008 года показала, что инструменты управления нефтяным рынком просто перестали работать. Правда, перед всплеском цен на нефть в прошлом году было резкое сокращение объема свободных добывающих мощностей до коридоров 1-2 млн баррелей в день. Оно создавало очень сильное давление на ожидание, провоцируя рост нефтяных фьючерсов. Таким образом, он был связан не только со спекуляцией, но и с некоторыми объективными факторами.

    Сейчас опять свободных мощностей много, причем если в мае ОПЕК станет сокращать свои квоты, то у рынка появится больше свободной мощности и он будет знать, что вообще-то месторождения и скважины есть и добывать нефть в случае роста спроса будет откуда.

    "Черного золота" хватит еще на 40 лет

    Стало влиять на цены и то, что нефть в последние годы в значительной степени перестала быть в чистом виде физическим товаром, она стала также и финансовым товаром. Ее цена определяется не столько соотношением физического спроса и предложения, сколько некоторыми ожиданиями и факторами наличия большого количества капитала.

    Остается одно - ужесточать параметры регулирования. Сейчас в ОПЕК вновь заговорили о дисциплине соблюдения квот на добычу нефти. Но аналитикам хорошо известна цена таких обязательств. Сомнительно, что у производителей найдутся воля, коллективная организованность для того, чтобы исключительным образом повлиять на рынок. Скорее, здесь будет сильна психология фрирайдерства: "Давайте-ка, пока другие снижают, добудем больше и выиграем". Это на самом деле стандартная индустриальная психология, которая, кстати, доминирует среди собственников и менеджеров российских нефтяных компаний.

    - В конце 2001 года, когда Россия вела переговоры с ОПЕК о снижении добычи и мы обещали снизить ее на 150 тысяч, - отметил Владимир Милов, - в реальности увеличили на 50 тысяч баррелей.

    Но цены, естественно, влияют и на перспективы нефти как базовой составляющей экономики. В 1980 году считалось, что при таком гораздо более низком уровне мирового потребления нефти осталось на 29 лет. То есть она должна была бы сейчас уже закончиться.

    Однако оказалось, что разведанных запасов хватит еще на 41 год при нынешнем уровне добычи и потребления. Иными словами, мы сейчас обеспечены нефтью лучше, чем 30 лет назад. Открываются новые месторождения. Для рынка это означает, что мы на самом деле попали в ситуацию, когда падение спроса, с одной стороны, и инвестиционные заделы, с другой стороны, резко уменьшают давление на нефтяной рынок как минимум в пятилетней перспективе.

    "Роснефть" в своих планах на этот год ориентировалась на следующие показатели:

    - Мы заложили в расчет цену 50 долларов за баррель нефти марки Brent и 47 долларов за баррель Urals, - сообщил президент ОАО "НК "Роснефть" Сергей Богданчиков. - Это цена, которая, как мы считаем, будет наиболее реалистична.

    Горячие деньги ищут себе применение

    В апреле 2004 года председатель Федеральной резервной системы США Алан Гринспен произнес слова, которые через четыре года перевернули весь мир и поставили его на грань экономической катастрофы. Аналитик сказал, что мировая экономика вступила в эпоху устойчивого роста цен и о дешевой нефти можно забыть. Мир в это поверил, поверило этому и российское правительство.

    Однако немалому числу экспертов было понятно, что мировые цены на нефть не являются отражением реального соотношения спроса и предложения. В цене существовали компоненты, связанные с притоком спекулятивного капитала в нефтяные фьючерсы.

    Но и сегодня горячие деньги активно ищут себе применение. Рынок акций перестал быть привлекательным еще год назад. Как следствие, инвесторы посчитали, что нефтяные и другие товарные фьючерсы могут стать тихой гаванью для капиталов, которые переждут проблемы, вызванные кредитным кризисом. Однако цены на нефть "не послушались" и буквально рухнули в три-четыре раза. Упал спрос на сырье. Капитал замер.

    Россия исключительно интересна для затихшего капитала. Но пока только с позиции макроэкономики. Что касается общего объема иностранных инвестиций в российский нефтегазовый комплекс, он всегда был слишком мал.

    Очевидно, что отечественный нефтегазовый сектор не в состоянии работать с новыми сложными месторождениями без участия иностранных компаний, в особенности с арктическим шельфом. Его Россия одна не освоит точно.

    Это совсем не простое размышление. Ведущие мировые аналитики в последние месяцы так или иначе признали, что спекулятивная модель экономики не оправдала себя. Куда и как идти дальше? Ответа пока нет. Хотя наиболее прагматичные подходы к разрешению финансово-экономического кризиса предлагает именно Россия.

    справка

    15 марта в Вене вице-премьер Игорь Сечин предложил от имени российского правительства меры, которые позволят улучшить ситуацию на рынке нефти в условиях кризиса. Первое - организовать систему оптимально распределенных торговых площадок для торговли нефтью и нефтепродуктами. Во-вторых, создать единую платежно-расчетную систему на основе поставочных контрактов (с контролем состава участников, постепенным вытеснением экономически необоснованных посредников и т. д.). И, в-третьих, увеличить число "маркеров" нефти и применить корзины валют в расчетах за нее

    Факт

    В ОПЕК входят 12 стран: Алжир, Ангола, Эквадор, Иран, Ирак, Кувейт, Ливия, Нигерия, Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ и Венесуэла

    Поделиться: