Новости

09.04.2009 04:48
Рубрика: Экономика

Энергетические парадоксы

Потребителям становится все труднее платить по счетам, однако энергосбережением никто всерьез не занимается

В условиях кризиса предприятия и социальная сфера неизбежно будут вынуждены внедрять энергосберегающие технологии, убежден генеральный директор ОАО "Челябэнергосбыт" заслуженный энергетик РФ Вячеслав Середкин.

Российская газета: Вячеслав Павлович, сказался ли финансовый кризис на объемах энергопотребления?

Вячеслав Середкин: По уровню электропотребления мы вернулись почти на десяток лет назад: снижение составило порядка 10 - 12 процентов. Главным образом это произошло за счет промышленности. При этом население стало потреблять больше электроэнергии, причем выросла не только его доля в общем объеме (с 7 - 8 в 2000 году до 25 в текущем), но и физический объем. К началу второго квартала общее падение потребления затормозилось, ситуация стабилизировалась, и это уже хорошо.

РГ: Исправно ли рассчитываются ваши клиенты?

Середкин: Уровень платы за электроэнергию снизился. На 1 марта общий объем кредиторской задолженности Челябэнергосбыта составил 1,45 миллиарда рублей. В том числе промышленность и сельское хозяйство должны свыше 600 миллионов, федеральный бюджет - около 100 миллионов, областной и местные бюджеты - 85 миллионов, но эта сумма снижается. Задолженность малого и среднего бизнеса - 430 миллионов рублей, предприятий ЖКХ - 190 миллионов.

РГ: Насколько выросли неплатежи по сравнению с докризисным периодом?

Середкин: В благополучные 2007 - 2008 годы дебиторская задолженность составляла порядка 400 миллионов рублей. При ежемесячном объеме продаж в два миллиарда это несущественно. В  конце прошлого года буквально за два месяца она выросла в два с лишним раза, а за январь-февраль нынешнего года - еще на 600 миллионов. Неплательщиков тоже стало больше: раньше их было два-три, а сейчас - 50 - 100. Но сейчас ситуация стабилизировалась: в феврале было уже лучше, чем в январе. Ожидаем улучшений и по итогам марта. А дальше все зависит от того, как быстро дойдут федеральные деньги до реального сектора экономики.

РГ: Недавно в Челябинске, в областной прокуратуре, прошло совещание по проблеме неплатежей. Есть ли эффект от этого мероприятия? 

Середкин: Региональная власть нас поддерживает, но всех проблем моральная поддержка не решает. Челябинская угольная компания нам много должна, но, когда нет спроса на ее продукцию, рассчитываться с энергетиками угольщикам нечем.

РГ: Вы прибегаете к отключениям злостных неплательщиков?

Середкин: Случается, но чаще вводим штрафные санкции. Крупных потребителей пока не трогаем. Добивать предприятие, у которого и без того полно проблем, неразумно. Пытаемся договариваться. Предлагаем реструктуризацию, составляем графики погашения задолженности, как с ЧУК.

РГ: Очевидно, в результате неплатежей потребителей и у вашего предприятия появилась кредиторская задолженность?

Середкин: Мы ни рубля не должны нашим сетевым партнерам. Челяб­энергосбыт - единственная из энергоснабжающих компаний области, которая полностью рассчитывается с МРСК Урала. Расчеты на оптовом рынке идут с некоторыми задержками, но значительных долгов перед генерацией мы не допускаем.

РГ: Наверное, приходится кредитоваться в банках под высокие проценты?

Середкин: Да, кредитов набрали много. Нам дают, потому что оборот у компании большой. У нас партнерские отношения с несколькими банками: они не стремятся поднимать процентные ставки и при этом наблюдать, как мы себя чувствуем? Укладываемся в 15 - 16 процентов. Тяжело, но терпимо.

РГ: С начала 2009 года в Челябинской области введена новая методика формирования тарифов. Что изменилось для разных групп потребителей?

Середкин: По сравнению с 2008 годом платежи выросли, но они ниже, чем в соседних областях - Свердловской, Курганской, Оренбургской, ниже они и чем в центральных областях России. Понятно, что таких, кто был бы доволен ростом тарифов, нет. Но парадокс в том, что пока никто всерьез не занимается энергосбережением. Мы пытаемся донести до потребителей мысль о том, что надо внедрять АСКУЭ - автоматические системы коммерческого учета электроэнергии. Это непросто, не у всех есть технологическая возможность. Но тратить в два-три раза больше энергии на единицу произведенной продукции, чем в цивилизованных странах,  недопустимо. Что бы ни происходило в экономике, дешевой энергии нет и уже не будет. Особенно в условиях спада производства, трудностей с получением кредитов. Промышленности потребуются огромные инвестиции в технологии, потому что пока они в основном послевоенного уровня. У современных производств объем электропотребления невысокий - как у среднего магазина.

РГ: А на чем может сэкономить малый и средний бизнес?

Середкин: Им обязательно надо установить приборы коммерческого учета и перейти на двухставочные тарифы. Можно, конечно, ходить и выключать лампочки, но это примитивное понимание энерго­сбережения. Надо составить график нагрузки, проанализировать, как его можно оптимизировать. Мы уже несколько лет об этом твердим. Но только теперь, когда потребителям приходится ежемесячно выкладывать немалые деньги, они вынуждены будут заняться энергосбережением.

РГ: В Челябинской области значительный объем перекрестного субсидирования. Он снижается?

Середкин: Несущественно. Бюджетные организации сохранили льготы в том же объеме, что и в прошлом году, - по нашим потребителям это около 800 миллионов рублей. Эта ноша так и осталась на плечах заводов. Теперь промышленность, у которой тариф выше, стала потреблять меньше планового уровня, а население, у которого тариф остался льготным, - больше. Так что "перекрестка" ударила и по сетевым и сбытовым структурам: придется приостановить реализацию инвестпрограммы в сетевых организациях, потому что средства на это взять неоткуда. Не будет денег и на развитие сбытов, отчасти пострадает и генерация.

РГ: Будут ли тарифы повышаться в течение года?

Середкин: Прогнозы такие были, но время вносит коррективы. Я думаю, тарифы расти не будут, но и снижаться тоже.

РГ: Сетевые компании намеревались перейти на прямые договоры с потребителями, минуя сбытовые. Им это удалось?

Середкин: Пока ни в одном регионе России не заключен ни один прямой договор, и это правильно, особенно в период кризиса. Хотя идеологи этого процесса работали достаточно активно. Мы изначально выступали против. Эту позицию поддержало правительство области, Единый тарифный орган, минэнерго. У нас, в отличие от сетевой компании, нет рубильника. Есть договор, по которому сетевики обязаны по нашей заявке отключить неплательщика. Генерация тоже не может остановить мощности. И если потребители перейдут на прямые договоры с сетевыми компаниями, то все решения об отключениях принимать будут они, а интересы других энергетиков при этом могут не учитываться. 
 
РГ: Может ли бартер помочь разрешить проблему неплатежей?

Середкин: Вернуться к бартеру - значит вернуться в "каменный век". Рухнет налаженная система ценообразования, возникнет масса структур, которые заработают огромные деньги, ничего при этом не делая, как было в начале 1990-х. Зачем сознательно шагать назад? Современный бизнес не должен жить на бартерных сделках.

Экономика Отрасли Энергетика Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Челябинская область