Новости

10.04.2009 04:00
Рубрика: Культура

Во Врубелевском зале

В Третьяковской галерее открывается фестиваль "Посвящение"

Сегодня в стенах знаменитой галереи откроется музыкальный фестиваль "Посвящение", ставший за десять лет своего существования не только одним из центральных событий концертной жизни Москвы, но и весомой частью современного имиджа Третьяковки.

Инициатором и руководителем музыкального проекта, ежегодно собирающего во Врубелевском зале российских и европейских музыкантов, является выдающийся виолончелист и дирижер Александр Рудин с Московским камерным оркестром Musica Viva. В программе юбилейного "Посвящения" - оммажи Тургеневу, Мендельсону, мировая премьера "Латинских гимнов" Вячеслава Артемова, раритетный хоровой и барочный репертуар. Специально для "Российской газеты" о фестивале, который продлится с 10 по 19 апреля, рассказал Александр Рудин.

Российская газета: Этот год оказался "круглым" и для оркестра Musica Viva, отмечающего свое 30-летие, и для фестиваля в Третьяковке, которому исполняется 10 лет. Как развивается фестиваль и какими проблемами встречаете его десятилетие?

Александр Рудин: Строго говоря, только "Посвящению" в Третьяковской галерее исполняется 10 лет. С 1989 года мы проводили наш фестиваль во Владимире, в Суздале, потом - в московском Кускове, и последние 10 лет - в Третьяковской галерее. На десятом "Посвящении" будут впервые выступать молодые музыканты - пианист Вадим Холоденко, скрипачка Алена Баева, хор мальчиков и юношей Хорового училища им. Свешникова, немецкое сопрано Кристина Вольф, бельгийский барочный ансамбль CLEMATIS. Мне очень хотелось, чтобы в нашей программе сохранялся барочный штрих, но приглашать в этом году гостей из-за рубежа оказалось особенно сложно. Фестиваль по бюджету очень скромный, но без финансовой поддержки даже пять концертов программы неосуществимы. Нам помогают наши постоянные спонсоры, но на этот раз мы не смогли бы даже оплатить приезд CLEMATIS, если бы бельгийская сторона не взяла на себя часть расходов. Для меня это просто удивительно, что в других странах, невзирая на кризис, государство старается поддерживать культурные проекты, а у нас по культуре ударяют в первую очередь.

РГ: Тем не менее вам удалось составить впечатляющую афишу - от Монтеверди до мировой премьеры "Латинских гимнов" Артемова. Это сочинение пролежало несколько лет. В чем причина: в последнее время ведь стало модно исполнять премьеры партитур?

Рудин: Да, наступило время, когда современную музыку у нас в стране стали исполнять чаще, но в основном выбирают те сочинения, которые легче сыграть, или просто ориентируются на популярное имя: Родиона Щедрина, Гии Канчели. Вячеслав Артемов находится в стороне, не в обойме раскрученных имен. Его музыка сложная: механически по нотам ее не сыграешь, она требует детальной оркестровой работы. А кому из наших московских дирижеров это нужно? То ли дело играть бисовые пьесы! В "Латинских гимнах", например, есть хор, который повторяет все, что исполняет оркестр. Очень тонкая и сложная работа. Слава богу, что композитор пометил хор ad libitum, то есть по желанию. Потому что мы не смогли найти хор, который согласился бы все это выучить. Я уже исполнял одну часть "Гимнов" Ave, Maria, написанную в 1989 году, три другие части прозвучат впервые.

РГ: Впервые вы исполните и сюиту московского композитора Петра Климова к фильму "Отцы и дети". Musica Viva записала ведь саундтрек к этому фильму?

Рудин: Я давно знаком с творчеством Петра Климова: играл его Концертино для фортепиано, записал сюиту для виолончели соло. Это очень интересный композитор, который пишет музыку традиционного языка. Мне это близко, потому что музыка должна быть, в первую очередь, трогательной. Мы составили программу, посвященную Тургеневу, где сюита Климова прозвучит в сочетании с художественным словом Бориса Плотникова. Он прочитает фрагмент из "Отцов и детей", фрагмент "Песни торжествующей любви", три мелодекламации Аренского на стихи Тургенева.

РГ: Наверное, не случайно Тургенев - один из ваших любимых писателей. Ощущаете таинство своей фамилии Рудин, совпадающей с героем его романа?

Рудин: Кстати, "Рудин" - не самое мое любимое произведение Тургенева. Хотя однажды, когда я еще учился в школе и нас заставили заполнять анкеты по образцу Карла Маркса: ваше любимое блюдо, ваш любимый литературный герой, ваш любимый цвет и т.п. (причем в отличие от Карла Маркса - на полном серьезе), я с иронией написал, что мой любимый герой Рудин. Педагогу это не понравилось: Рудин не тянул на героя советского времени. В общем, мое увлечение Тургеневым никак не связано с этим странным совпадением. В России, кстати, его так и не оценили до конца, а вот во Франции восхищались все: Мериме, Мопассан, Флобер. На нашем фестивале прозвучит Поэма для скрипки и фортепиано Эрнеста Шоссона - довольно известное сочинение, но мало кто знает, что написано оно под впечатлением тургеневской "Песни торжествующей любви".

РГ: Вся юбилейная программа фестиваля построена как веер посвящений. Чем все-таки руководствовались, выбирая "героев" нынешнего фестиваля?

Рудин: Мы просто посвятили его любимым композиторам, музыкантам и всем нашим друзьям. В одной из программ будем играть музыку Мендельсона: тоже не до конца оцененного композитора - невероятного, абсолютно моцартовского дарования. Его не относят к первому ряду композиторов только потому, что в его музыке нет большого конфликта. Но ведь и в Гайдне нет такого конфликта, и в Бахе. Это личности очень цельные, поэтому музыка их светлая, грустная, искренняя. Она уравновешенна и красива. Это музыка для людей, которые умеют наслаждаться и которым внемузыкальное не нужно: не нужен раздрай, адреналин, скандал. Сейчас для такой музыки самое время.

Культура Музыка